Меню
Каталог
Каталог
Главная Статьи Рабочий список птиц России.

Рабочий список птиц России.

Предисловие

Инвентаризация отечественной фауны – одна из первоочередных задач, стоящих перед зоологами любого государства. Степень полноты и детальности каталогов животных той или иной систематической группы, встречающихся на «подотчётной» территории – важный показатель уровня развития  фаунистики и других отраслей зоологической науки в стране. Естественно, в зависимости от таксономического объёма исследуемой группы, особенностей распространения и биологии её представителей, устойчивости и степени проработанности критериев  систематики и диагностики, трудоёмкость инвентаризации бывает различной. Объективные трудности, с которыми сталкиваются при составлении фаунистических списков териологи, орнитологи или герпетологи, несопоставимы с таковыми энтомологов, специалистов по разным группам других беспозвоночных, ихтиологов. Птицы традиционно считаются одними из наиболее изученных и «благодатных» для инвентаризации зоологических объектов. В большинстве, стран мира, включая развивающиеся государства, есть авифаунистические списки, как правило, гораздо более полные, чем по другим группам животных.

Для отечественной орнитологии этап инвентаризации фауны страны считался по существу пройденным ещё 20 лет назад. Сравнительно регулярно издавались каталоги и сводки, фиксирующие изменения в авифауне СССР за период, прошедший со времени публикации предыдущего издания. Ни одна новая фаунистическая находка не оставалась без внимания и, после соответствующего обсуждения специалистами, включалась в списки авифауны (или признавалась недостоверной по разным причинам). Этому положению дел способствовали развитые информационные связи в орнитологическом сообществе СССР,  достаточно жёсткие требования к достоверности публикуемых материалов,  аккумуляция орнитологических сборов в нескольких крупных научных центрах.

Ситуация изменилась в начале 90-х годов XX века. Советский Союз распался на 15 независимых государств Восточной Европы и Северной Азии. Авифауна именно этой общей территории была отражена в фаунистических сводках отечественных орнитологов XX века, начиная от М.А. Мензбира и С.А. Бутурлина до Л.С. Степаняна. Тем не менее, в большинстве республик Союза, ещё до его распада, были изданы региональные сводки – «Птицы Белоруссии», «Птицы Казахстана», «Птицы Армении» и т.д. Конечно, они различаются степенью полноты и подробности, но, дополненные сведениями последних лет, могут стать (или уже стали) «фундаментом» для современных списков авифауны новых независимых государств. В силу понятных причин (размеры страны, её ландшафтно-географическая неоднородность, наличие труднодоступных районов, число специалистов и любителей, особенности развития науки, экономики, общества), задачи инвентаризации фауны птиц в странах Балтии или Белоруссии на нынешнем этапе решаются проще, чем, скажем, в республиках Средней Азии.

Россия оказалась в особом положении. Сводки по птицам РСФСР никогда не существовало, не было и обобщающих монографий по крупным регионам республики – Европейской части, Уралу, Сибири, Дальнему Востоку. Сеть региональных фаунистических сводок, написанных в разное время и с разной степенью подробности, не покрывает всей территории России, по сей день имеются существенные «прорехи». Необходимо снова подсчитывать, сколько видов и подвидов птиц зафиксировано в пределах Российской Федерации, сколько из них – гнездящихся, сколько – предположительно гнездящихся, залётных, встречающихся на кочёвках. Таким образом, орнитологическое сообщество нашей страны в начале XXI века снова очутилось перед, казалось бы, пройденным этапом – инвентаризацией отечественной авифауны.

Для создания списков животных России логичным и наименее трудоёмким приёмом выглядит «метод вычитания», когда из состава фауны СССР изымаются виды, не встречающиеся в пределах современных границ России. По этому принципу были составлены и опубликованы первые каталоги наземных позвоночных Российской Федерации (Флинт, 1995, Ильяшенко, 2001). За основу своих списков фауны птиц оба автора взяли последнее и наиболее полное к тому времени издание, отражающее таксономический состав птиц Советского Союза, – «Конспект орнитолологической фауны СССР» Л.С. Степаняна (1990). В этой работе приводились сведения о 820 видах птиц, отмеченных в границах СССР к концу 1986 года. С добавлениями нескольких новых фаунистических находок, не вошедших в «Конспект…», список птиц России, составленный В.Е. Флинтом включает 732 вида, список, составленный В.Ю. Ильяшенко - 749 видов.

Однако, «метод вычитания», хорошо работающий в отношении териофауны, герпетофауны, а также гнездовой авифауны, не всегда оказывается оправданным в отношении залётных видов птиц. Нельзя забывать, что, описывая распространение видов, гнездящихся в пределах Советского Союза, Л.С. Степанян и другие авторы фаунистических каталогов не упоминают их случайных залётов, в том числе на территорию нынешней Российской Федерации.  Это касается, прежде всего, птиц, гнездовой ареал которых охватывает в южные регионы Палеарктики, включая Среднюю Азию и Закавказье. Поскольку информация о залётах таких видов в Россию не прорабатывалась авторами обоих упомянутых каталогов, эти виды были «автоматически» исключены из списка авифауны страны на основании  ареалогических соображений. На самом деле,  многие из этих «южан» сейчас активно расширяют свой гнездовой ареал и скоро могут оказаться (а некоторые уже оказались, как, например, малая горлица, белохвостая пигалица) в составе гнездовой фауны России. Таким образом, при подготовке полного российского списка, нельзя просто «выкинуть» несколько десятков видов исходя из обобщённых ареалогических данных, приведённых в последней сводке по СССР, а необходимо выискивать сведения о необычных встречах в огромном массиве орнитологической литературы.

Другая сторона проблемы состоит в том, что оценить степень достоверности многих фаунистических публикаций трудно. Появляющиеся в самых разных литературных источниках   последние 10-15 лет сведения о встречах видов птиц, новых для тех или иных регионов России, или для страны в целом, практически не подвергались отслеживанию и критическому рассмотрению, как это практиковалось ранее. Порой даже специалистам по отдельным систематическим группам бывает непросто «выудить» разбросанную в региональных изданиях информацию о новых регистрациях. Необходима единая система критериев, следуя которой можно было бы классифицировать все фаунистические находки (как новые, так и старые) по степени их достоверности. На этой основе и следует принимать решение о правомерности включения того, или иного таксона в состав авифауны России.

Ещё один момент, который следует учитывать при составлении списка птиц Российской Федерации – накопившиеся изменения в таксономии и научной номенклатуре птиц. Начиная с 80-х годов XX века, систематика животных получила мощный импульс развития. Разработанные к этому времени методики секвенирования и гибридизации ДНК позволили сравнивать родство организмов (а следовательно – и таксонов) на молекулярном уровне. Появились также и новые парадигмы иерархической классификации, например кладистический метод. В значительной степени подверглись пересмотру критерии, определяющие специфику биологического вида. В итоге за последнюю четверть века систематика превратилась в одну из наиболее динамично (и в то же время противоречиво) развивающихся биологических дисциплин (Коблик, 2001). Возникшая в значительной мере как прикладная дисциплина (для лучшей ориентации исследователей в разнообразии объектов), систематика всё больше стремится к объективному отражению родственных связей между биологическими формами. Она становится гораздо менее «удобной» в прикладном смысле – филогенетические ветви и «развилки» не укладываются в «прокрустово ложе» прежней таксономической иерархии, многие виды и подвиды оказываются почти неразличимыми морфологически. Не вдаваясь в обсуждение достоинств и недостатков альтернативных направлений орнитологической систематики, очевидно, следует принять ряд корректно обоснованных таксономических трактовок последнего времени, касающихся отечественной авифауны. Кстати изменение и пополнение видового состава птиц России путём принятия новых трактовок оказывается не менее значительным, чем путём включения новых фаунистических находок.

Принимая во внимание изложенные выше факты, инвентаризация авифауны и создание полного списка птиц Российской Федерации выглядит актуальной задачей отечественной орнитологии.

По нашему мнению список должен соответствовать нескольким условиям.

  1. В странах Европы и Северной Америки, аналогичные списки ведутся на постоянной основе – их электронные  версии находятся в свободном доступе на сайтах, в орнитологических журналах ежегодно публикуются комментарии, добавления и исправления, касающиеся как регистрации новых фаунистических находок, так и изменения таксономических трактовок. Раз в несколько лет списки переиздаются в печатном виде. В качестве примера можно привести седьмое издание списка видов птиц Северной Америки (AOU, 1998) и дополнения к нему (например, AOU, 2000.), периодически публикуемые в журнале “Auk” - печатном органе AOU (American OrnithologistsUnion); электронные и печатные версии отчётов и рекомендаций BOURC (British OrnithologistsUnion  Records Committee), публикуемые в журнале “Ibis” (BOURC, 2005); а также отчеты AERC TAC (Taxonomic Advisory Committee of the Association of European Records and Rarities Committees) (например, электронная версия 2003 года). Список птиц России также должен быть рабочим, т.е.  доступным для обсуждения и корректировок орнитологами, иметь электронную версию и возможности для дальнейшего ведения.
  2. Как правило, инвентаризация авифауны страны осуществляется в рамках деятельности соответствующего орнитологического общества. Список птиц, составленный одним автором или авторским коллективом, после обсуждений, добавлений и корректировок становится официальным списком орнитологического общества, и дальнейшая работа над списком ведётся от его имени. Подготовленный нами список мы рассматриваем как основу для официального списка птиц Мензбировского орнитологического общества. Пока же он носит в значительной степени предварительный характер, отражая фаунистическую осведомлённость и таксономические взгляды авторов.
  3. В составлении авифаунистических списков разных стран активно участвуют фаунистические комиссии и комиссии по зоологической номенклатуре. В Российской Федерации подобных комиссий пока нет. С публикацией полного списка авифауны России мы делаем первый шаг к созданию Фаунистической Комиссии при Мензбировском орнитологическом обществе и Российской комиссии по орнитологической номенклатуре и таксономии. Для обеих комиссий в этом списке найдётся широкое поле деятельности (Коблик и др., 2001).
  4. Список должен обладать определённым уровнем консерватизма и преемственностью по отношению к предыдущим каталогам отечественной авифауны. На данном этапе работы мы сознательно воздержались от внесения некоторых исправлений, касающихся, прежде всего, таксономических трактовок, латинской и русской номенклатуры. Эти исправления, на наш взгляд, не решаются кулуарно и требуют обсуждения со специалистами. Заметим, что и  предложенные нами изменения носят рекомендательный характер и приглашают к широкой дискуссии.
  5. Список должен опираться на документированные регистрации. Поэтому для всех залетных видов, а также видов, недавно изменивших свой статус (сравнительно с последними сводками «Птицы Советского Союза»; «Птицы СССР»; «Птицы России...»; «Фауна СССР») мы приводим литературные источники или подробности иных форм регистраций – например коллекционных сборов, на основании которых сделан тот или иной вывод. Таким образом, становятся понятными объем исследованного материала, а также возможные пробелы.

В ходе подготовки настоящего списка мы работали в нескольких направлениях. Во-первых, это отслеживание и анализ фаунистических находок сделанных на территории России, но по разным причинам не попавших в сводки по фауне СССР. Большинство из них – регистрации последнего времени, но есть и достаточно давние наблюдения, отвергнутые составителями каталогов. Во-вторых, это анализ литературы, коллекционных экземпляров и принятие решений относительно таксономического статуса «спорных» форм. В-третьих, это уточнения и изменения, касающиеся научной номенклатуры (латинских названий родов, видов, подвидов, а также авторов и годов первоописаний). Наконец, это коррективы, касающиеся русских названий видов птиц фауны России и сопредельных регионов. Более подробно мы характеризуем эти направления ниже.

 

Условные обозначения

В качестве наиболее полного на сегодняшний день «базового списка» нами была использована сводка Лео Суреновича Степаняна  - «Конспект орнитологической фауны России и сопредельных территорий (в границах СССР как исторической области)» (2003). Рабочая версия нашего списка выполнена в виде таблицы из трёх граф. В левой графе стоит порядковый номер вида. В средней графе приведены полная русская и научная номенклатура вида,  если вид политипический - научная номенклатура его подвидов, зарегистрированных на территории РФ (более мелким шрифтом). Для лучшей ориентации читателей все фаунистические регистрации, отсутствующие в сводке Л.С. Степаняна, а также таксономические и номенклатурные нововведения, предлагаемые нами по сравнению с этой сводкой, даны в средней графе красным шрифтом.

 В правой графе условными обозначениями указан статус пребывания вида (и отдельно – его подвидов) на рассматриваемой территории: B (Breeding) – гнездящийся; M (Migrant) – кочующий или пролётный; W (Wintering) – зимующий; V (Vagrant) – залётный; E (Extinct) – вымерший или исчезнувший с территории РФ. Для видов и подвидов, относительно статуса пребывания которых в России существуют сомнения, условные значки приведены со знаком вопроса. Возможно, в дальнейших изданиях стоит применять более дробную систему обозначений - особым значком отделять от нормальной гнездовой фауны страны формы с единичными эпизодическими случаями гнездования (например, пестроносого турпана), ввести свои градации для залётов. С фиксацией залётных форм существует трудноустранимая неувязка: если остальные значки демонстрируют современный статус представителей авифауны страны, к залётным отнесены и таксоны, регистрировавшиеся более века назад (по формальным признакам они должны считаться исчезнувшими).

Для большинства залётных, кочующих, спорадично гнездящихся видов и подвидов, форм с неясным статусом пребывания, а также форм, изменивших свой статус за последние годы, мелким шрифтом даются краткие комментарии о географии их регистраций (преимущественно – последнего времени) со ссылками на  соответствующие литературные источники. Для обычных гнездящихся видов России, а также редких видов, статус и распространение которых в масштабах страны не изменились, комментарии не приводятся. Так мы не фиксируем и не комментируем залёты, например, зяблика в Приморье или степного луня в Заполярье – эти фаунистические находки представляют интерес скорее для региональных авифаунистических списков.

Для наглядности приведём фрагмент таблицы, касающийся рода Numenius:

 

301.

 

Эскимосский кроншнеп Numenius borealis (J. R. Forster, 1772)

Анадырь, Чукотка (Nelson, 1883; Бутурлин, 1934; Портенко 1939, 1972; Гладков, 1951)

 

 

V, E?

302.

 

Кроншнеп-малютка Numenius minutus Gould, 1841

 

B

303.

 

Тонкоклювый кроншнеп Numenius tenuirostris Vieillot, 1817

 

B?

304.

 

Большой кроншнеп Numenius arquata (Linnaeus, 1758)

 

B

Numenius arquata arquata (Linnaeus, 1758)

B

Numenius arquata orientalis C.L. Brehm, 1831

B

305.

 

Дальневосточный кроншнеп Numenius madagascariensis (Linnaeus, 1758)

 

B

306.

 

Средний кроншнеп Numenius phaeopus (Linnaeus, 1758)

 

B

Numenius phaeopus phaeopus (Linnaeus, 1758)

B

Numenius phaeopus alboaxillaris Lowe, 1921

Башкирия, Челябинская обл. (Морозов, 1998)

B

Numenius phaeopus variegatus (Scopoli, 1786)

B

307.

 

Таитянский кроншнеп Numenius tahitiensis (J.F. Gmelin, 1789)

Чукотка (Конюхов, 1995)

 

V

 

Эскимосский и таитянский кроншнепы – узкоареальные виды, гнездящиеся на Аляске и зарегистрированные на Чукотке по единичным залётам. Для эскимосского кроншнепа приведена ссылка на первоисточник и несколько отечественных источников. Ныне этот вид большинством орнитологов считается вымершим, поэтому наряду с фиксацией его залёта в Россию (V), указан также его нынешний статус – (E?). Для таитянского кроншнепа дана ссылка на первоисточник, а название вида выделено красным шрифтом, так как он не был включён Л.С. Степаняном в последнее издание «Конспекта…». Поскольку мы не располагаем литературными источниками, изменяющими современный статус тонкоклювого кроншнепа (предположительно гнездящийся – B?) по сравнению со сводкой Л.С. Степаняна, этот вид приводится нами без ссылок и комментариев. К несомненно гнездящимся (B) отнесены кроншнеп-малютка, дальневосточный, большой (оба подвида) и средний (два подвида) кроншнепы, но форма среднего кроншнепаalboaxillaris”  изменила свой статус пребывания и таксономический ранг. Эта степная раса считалась вымершей и её самостоятельность признавалась не всеми систематиками (так Л.С. Степанян свёл её название в младшие синонимы номинативного подвида). Находка В.В. Морозовым в 1996-1997 гг. изолированной популяции степных средних кроншнепов, выявление морфологической и биологической специфики этих птиц (Морозов, 1998) позволяют считать эту форму реальным подвидом среднего кроншнепа, гнездящимся в России доныне, что и нашло отражение в настоящем списке.

В случаях замены русской или научной номенклатуры вида, мы дублируем названия в средней графе – внизу, черным шрифтом – по Л.С. Степаняну (2003), вверху, красным шрифтом – наша трактовка. Продублировано всё название, изменяемая часть номенклатуры подчёркнута. Это может быть всё русское название или его отдельные составляющие, видовое или родовое латинское название, автор и год описания. Иногда изменения касаются всего одной буквы или цифры, родового окончания на латыни (в этом случае подчёркнуто всё слово или дата с именем автора). Для подвидов мы не даём русских названий, однако, если повышаем таксономический ранг подвида до видового, то присваиваем ему русское название, порядковый номер, а также выделяем изменения красным шрифтом и подчёркиванием (ниже приводим таксономический ранг по Л.С. Степаняну). Красным шрифтом (без подчёркивания) выделены подвиды, принимаемые нами в отличие от «базового списка», а также предлагаемые нами элементы подвидовой номенклатуры (подробнее об этом – в разделе Подвидовая систематика).

Приведём несколько примеров подобных изменений.

Полная замена русского названия:

10.

 

Чомга Podiceps cristatus (Linnaeus, 1758)

Большая поганка Podiceps cristatus (Linnaeus, 1758)

 

B

 

Замена одной буквы в русском названии:

17.

Тайфунник Соландера Pterodroma solandri (Gould, 1844)

Тайфунник Соландра Pterodroma solandri (Gould, 1844)

Экономическая зона РФ у Курильских о-вов (Артюхин, 2003).

V

 

Замена родового латинского названия:

12.

Темноспинный альбатрос Phoebastria immutabilis (Rothschild, 1893)

Темноспинный альбатрос Diomedea immutabilis Rothschild, 1893

M

 

Замена видового латинского названия, автора и года описания:

59.

Степной орел Aquila nipalensis Hodgson, 1833

 

 

Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.