Меню
Каталог
Каталог
Главная Статьи "Ловля и содержание птиц"

"Ловля и содержание птиц"

Больше всего ловят птиц сейчас для кольцевания. Кольцуют птиц с целью изучения различных сторон их жизни: степени оседлости, путей пролета, времени начала миграций, скорости передвижений, дальности перелетов и многих других. С помощью кольцевания удается узнать различия в дальности миграций взрослых и молодых, самцов и самок, гнездящихся и пролетных особей. Кольцеванием птиц решаются вопросы о степени постоянства местного населения, выясняются закономерности формирования брачных пар, разные интимные стороны их жизни. Эти вопросы представляют не только теоретический интерес. Правильные ответы на них необходимы для рационального ведения охотничьего хозяйства, разработки природоохранных мероприятий, установления возможных путей распространения инфекционных болезней человека и домашних животных. Знание путей пролета, мест зимовок и дальности передвижений птиц из разных точек земного шара позволяет понять закономерности грандиозного процесса сезонного перераспределения живой биомассы на нашей планете.

Для решения этих и многих других вопросов ежегодно на земном шаре кольцуется около трех миллионов особей. Из них около 500 тысяч — в Советском Союзе. В нашей стране массовое кольцевание проводится в Казахской ССР на Тянь-Шане, где идет валовый пролет птиц по предгорьям Центрально-Азиатских горных систем, в Прибалтике (Эстонии, Литве, Латвии), Ленинградской и Калининградской областях. Широкое распространение получили здесь так называемые «рыбачинские большие ловушки», изобретенные в нашей стране и впервые установленные на орнитологической станции у поселка Рыбачий (отсюда их название). На этих пунктах ежегодно кольцуют по 20—50 тысяч особей. Большими рыбачинскими ловушками ловят главным образом лесных птиц, летящих невысоко над землей.

Обширные работы по кольцеванию проводят наши заповедники. Пожалуй, первенство здесь принадлежит Кандалакшскому, Астраханскому, Черноморскому и Окскому заповедникам. Сотрудники Кандалакшского заповедника преимущественно метят морских колониальных птиц на птичьих базарах, а также гаг, отлавливая их на гнездах. В Астраханском и Черноморском заповедниках ловят главным образом утиных, чаек, голенастых и веслоногих. Окский заповедник в массе отлавливает ласточек, щурок, скворцов, куликов и многих лесных птиц. Работы подобного рода ведутся и на Украине, в Якутии, на Енисее, на Дальнем Востоке, в Западной Сибири, на Командорских островах.

Кольцеванием птиц в Советском Союзе руководит Центр кольцевания и мечения животных АН СССР в Москве. Он снабжает метчиков кольцами, собирает от всех кольцующих организаций сведения об окольцованных особях, сообщает кольцевателям все данные о поимках помеченных ими птиц, ведет переписку и обмен информацией с другими центрами кольцевания, хранит и анализирует получаемую информацию. Это очень большой, хлопотливый и ответственный труд. По мере роста кольцевания объем этой работы все увеличивается, и сейчас уже стоит вопрос об использовании электронно-вычислительной техники. Помимо общесоюзного центра кольцевания в наших Прибалтийских республиках есть свои республиканские центры мечения, которые координируют работы в Литве, Латвии и Эстонии.

 Для кольцевания птиц в Советском Союзе изготовляют кольца десяти разных размеров. Наиболее крупные из них — кольца серии А. Они используются для мечения лебедей, аистов, журавлей, крупных хищников.

Мелкие воробьиные птицы кольцуются самыми маленькими кольцами — серий X, ХА, ХВ.

На каждом кольце выбиты серия, порядковый номер и условное название центра кольцевания, выдавшего кольцо. На кольцах московского центра кольцевания значится «Moskwa», на кольцах латвийского— «Riga», на эстонских — «Matsalu». Эти коды дают возможность в случае поимки окольцованной птицы узнать, какому центру принадлежат метки, но они отнюдь не указывают на место кольцевания, как нередко думают люди.

При поимке птицы с кольцом, независимо от того, каким центром оно выдано, сведения о ней, а именно о времени и месте поимки, обстоятельствах обнаружения, а также по возможности название птицы, следует посылать по адресу:109240, Москва, 1-й Котельнический переулок, 10, Центр кольцевания.

По этому же адресу надо отправлять и все сведения о находках птиц с кольцами иностранных центров кольцевания.

Информацию о кольцевании птиц в разных пунктах метчики предоставляют центру ежегодно, заполняя специальные ведомости мечения животных и указывая в них номер кольца, видовую, половую, возрастную принадлежность, место, время кольцевания каждой особи. Эти ведомости служат ключом для расшифровки данных о кольцевании.

Основным недостатком мечения стандартными кольцами является то, что для получения сведений птицу надо повторно отловить, так как прочесть номер кольца можно, только держа его в руках. Это связано с большой тратой времени и сил. Поэтому в последние годы кроме алюминиевого кольца с номером нередко надевают цветные кольца. Определенное сочетание цветных колец разной окраски позволяет, рассматривая птицу в бинокль, узнать данные о ее мечении. На практике оказывается вполне достаточным для мечения одного вида использовать одновременно четыре цветных кольца десяти хорошо различимых цветов (красный, оранжевый, желтый, коричневый, зеленый, голубой, синий, сиреневый, черный; белым считается цвет стандартного алюминиевого кольца).

Помимо цветных колец-в последнее время получают широкое распространение другие цветные метки: ошейники, крылометки, галстуки, носовые метки. Они, как правило, дают возможность различать птиц по группам, например окольцованных в той или иной стране или области. На ошейнике нередко наносится крупными цифрами трехзначный номер, который можно прочитать с большого расстояния в подзорную трубу. Но такие ошейники эффективны только на крупных длинношеих птицах — лебедях, гусях, журавлях.

Наконец, метят птиц и путем окраски оперения стойкими органическими красителями. Этот метод хорош тем, что окрашенная птица несет на себе следы красителя до очередной линьки, и, таким образом, позволяет применять на следующий год для сезонных наблюдений те же сочетания цветов, что и в предыдущий. Окраска оперения как метод мечения обычно используется для работы на какой-то определенной территории с местными птицами.

При отлове птиц для мечения орнитологи, как правило, стремятся получить возможно больше сведений об особи, попавшей в их руки.

Действительно, бывает очень важно понять, где родилась и сколько уже прожила данная птица. Размножалась ли она в этом сезоне и в какую пору?

Вылупилась та или иная особь из ранней или поздней кладки? Сколько времени ей осталось до начала миграции? На эти и многие другие вопросы удается ответить, тщательно обследуя у живой птицы разные признаки.

Наиболее показательны из них жировые запасы (которые хорошо видны прямо через кожу), наседное пятно, клоакальный выступ, линька. Возраст птиц удается определить по характеру окостенения черепа, который также достаточно хорошо просматривается через тонкую кожу. Существенную информацию несут в себе размеры разных частей тела и масса птицы.

Поэтому у пойманной особи обычно измеряют длину крыла, хвоста, ноги, клюва, затем птицу взвешивают. Но, пожалуй, наиболее важная информация заключена в оперении. На птице может остаться больше или меньше непе-релинявших перьев от предыдущего наряда в зависимости от условий роста или сроков линьки. По той или иной причине новые перья на многих участках могут вообще отсутствовать или присутствовать в малом числе. Поздно линяющие в сезоне особи, не успев полностью заменить наряд, могут приостановить линьку и продолжить обновление пера весной или зимой. Знание закономерностей, сроков и последовательности замены оперения позволяет орнитологам получать очень многие сведения о птицах, как, например, о месте и сроках рождения. Все это делает оперение своеобразным зеркалом жизни.

К настоящему времени разработаны специальные системы прижизненного обследования. Они позволяют получать не меньше, а нередко даже и больше информации от живой особи, чем раньше получали от убитой.

Поэтому детальное прижизненное обследование становится самостоятельной важной задачей отлова птиц.

Отлов дает возможность современным орнитологам во многих случаях отказаться от ружья как средства сбора материала, когда-то столь широко применявшегося в полевых исследованиях. Даже если специалисту для решения каких-либо задач необходимо умертвить птицу, чтобы изучить скелет, мускулатуру, внутренние органы, сделать чучело для музея, отлов всегда дает преимущества перед отстрелом, так как можно выбрать именно ту особь, которая удовлетворяет поставленным требованиям. Стреляя же, нередко добывают «ненужных» птиц; то есть отлов сохраняет жизнь многим особям.

Важную роль массовый отлов сыграл в фаунистических исследованиях.

Использование таких орудий лова, как большие рыбачинские ловушки и паутинные сети, привело к выявлению многих редких видов, ранее не регистрировавшихся в той или иной местности. Внешнее сходство с другими близкими видами, трудность определения в природе, скрытное поведение позволяют обнаружить их только при ловле. Поэтому не случайно сейчас «новые» виды регистрируются преимущественно в результате отловов. Так, например, за последние 10 лет с помощью больших ловушек и паутинных сетей список птиц Ленинградской области удалось увеличить на 11 видов.

Наконец, для решения ряда вопросов современной биологии приходится все чаще обращаться к экспериментальному изучению диких видов животных.

Так, например, закономерности возникновения и формирования миграционного состояния, проблемы ориентации, многие вопросы биоэнергетики и терморегуляции птиц не могут быть решены без проведения различного рода опытов. Поэтому специалисты-орнитологи, физиологи, экологи и этологи вынуждены бывают содержать в неволе большое число особей разных видов. При этом отнюдь не все равно, каких птиц, когда и где добыть. Отсюда возникает потребность разработки методов и способов целенаправленного лова птиц для экспериментальных исследований.

Можно было бы перечислять и другие задачи, решаемые специалистами с помощью лова, например отпугивание птиц от посевов, сокращение численности вредителей сельскохозяйственных культур, но все они носят частный характер, а потому методы, используемые в этих случаях, вряд ли стоит обсуждать в данной книге. Следует напомнить лишь о необходимости отлова птиц для экспозиций зоопарков и различного рода выставок. Отлов птиц в этих целях по своим способам сходен с тем, который используется орнитологами в исследовательской работе, а потому будет рассмотрен ниже.

Таким образом, круг вопросов, решаемых отловом, весьма разнообразен.

Важно отметить, что в современной науке отлов часто может заменить отстрел и тем самым сохранить жизнь тысячам особей. Поэтому знание приемов, тактики и орудий лова должно быть непременным условием полевой работы любого квалифицированного орнитолога.

ЗАЧЕМ ЛОВЯТ И СОДЕРЖАТ ПТИЦ ЛЮБИТЕЛИ

Любительская ловля певчих птиц издавна была распространена на Руси и во многих других странах. Вспомним прекрасные описания ловли птиц, данные Сергеем Аксаковым, Горьким или Богдановым. Модест Николаевич Богданов, крупнейший русский биолог, профессор Санкт-Петербургского университета, величайший мастер ловли птиц и замечательный популяризатор русской природы, так описывает тот момент, когда птицы начинают подлетать к установленным снастям: «...это самая лучшая минута в жизни птицелова. Тут решается важный для него вопрос; не подходите к нему близко: он бросится на вас как зверь, кто бы вы ни были. Это какой-то полоумный. Глаза его видят только птиц и точок; натянувшие бечевку руки дрожат, как в лихорадке. Он сам себя не помнит от волнения и страха. А ну как кто-нибудь испугает птиц?...»

Ловля птиц предоставляет великолепную возможность познания окружающей природы, развивает навыки общения с ней. Отсюда ясно, что ловля птиц — это прежде всего их изучение в естественной среде обитания.

Такое изучение окрашено спортивным азартом. Процесс лова требует большого запаса знаний о жизни того или иного вида, расчетливости, быстроты реакции, наблюдательности, выносливости, выдержки и без преувеличения может быть отнесен к числу увлекательнейших занятий.

Человек, овладевший навыками лова, уже ни за что не променял бы день птичьей ловли (пусть даже проведенный не очень удачно!) на день охоты с ружьем.

Ловля птиц помимо прочего дает возможность получить птицу для содержания дома. Чаще всего в руки людей попадают воробьиные птицы.

Певчие птицы обладают превосходной способностью в определенное время года издавать мелодичные песни.

Пение каждого вида своеобразно. Одни поют громко, другие тихо; у одних песня состоит из периодически повторяющихся одинаковых строф, у других песня — это непрерывная последовательность различных звуков; одни издают звуки высоких, другие — низких тонов. Такое многообразие песен, естественно, приводит к тому, что одни любители птиц предпочитают одних певцов, другие — иных.

Кроме только им присущих напевов многие птицы способны воспроизводить песни других видов, слова и фразы человеческой речи, подражать разным звукам, услышанным в неволе. При содержании птиц дома чаще всего приходится слышать, как скворцы поют чече-вицами, большие синицы воспроизводят песню и крик лазоревок, обыкновенные овсянки поют садовыми или наоборот и т. д. Это явление голосовой имитации распространено гораздо шире, чем принято считать. Даже простой чиж, ни у любителей, ни у орнитологов не причислявшийся к пересмешникам, почти всегда включает в свою песню звуки из песен и криков других птиц. В песне чижа часто присутствуют позывы клестов и чечеток, нередко в ней можно услышать звуки, заимствованные у трясогузок, зарянок, лесных завирушек. Ну, а если чиж оказался в тесной компании других птиц, через полгода-год он как бы ассимилирует все услышанное, немного переделает на свой манер и выдаст в своем, «чижином» варианте. Слушать песни, состоящие из таких звуков, очень интересно. Поэтому любители содержания певчих птиц нередко увлекаются «обучением» своих питомцев. Для этого «учеников» содержат вместе с хорошими певцами, в результате чего происходит обогащение песен красивыми коленами. Процесс целенаправленного формирования песни у комнатных птиц — увлекательное занятие, оно требует большого мастерства и навыков, хорошего знания песен, умения выбрать в природе и отловить нужную особь.

Многие любители комнатного содержания птиц держат у себя дома питомцев за красивую внешность, занимательные повадки, крепкую дружбу с хозяином. Хотя особенно широкое распространение в домашних условиях получили такие экзотические птицы, как попугаи, различные ткачики, астрильды, тропические виды вьюрковых, овсянки, кардиналы, а также мелкие виды голубей и перепелов, многие представители отечественной фауны не менее интересны для содержания в неволе. Так, например, врановые птицы, птенцов которых часто находят выпавшими из гнезд, легко выкармливаются человеком, быстро привыкают к полувольному образу жизни и становятся любимцами дачного времени года. Они замечательны своими повадками, большой сообразительностью и верностью хозяину.

Яркость окраски, грация,занятное поведение и простота ухода часто привлекают интерес к содержанию в неволе перепелов (обыкновенного и немого), горлиц (малой и кольчатой), а из воробьиных — соек, снегирей, урагусов и некоторых других птиц. Особенно удобны они для содержания в юннатских кружках и на станциях юных натуралистов. Эти птицы позволяют познакомиться с разнообразием способов токования, характера питания, а голубей и перепелов, кроме того, нетрудно заставить размножаться и наблюдать разные способы заботы о потомстве, различия в развитии и росте птенцов.

Нередко в руки человека попадают и раненые или больные особи, утратившие способность к полету, а также птенцы-слетки, которые не могут самостоятельно прокормиться. Пытаясь их вылечить и спасти от гибели, хозяева, особенно дети, настолько привыкают к ним, что потом держат их у себя дома не один год.

Ловля может стать источником большого количества научных знаний о птицах каждого региона. Прежде всего птицеловы могут оказать незаменимую помощь в обнаружении редких видов. В Ленинградской области, например, первые сведения о канареечном вьюрке, горной коноплянке, черногорлой завирушке, дубровнике были получены от знатока и любителя певчих птиц С. Н. Толстякова.

Проводя значительное время на природе, птицеловы нередко первыми замечают начало или конец пролета того или иного вида, зимнее появление или начало гнездования разных птиц, а стало быть, располагают сведениями, столь важными в фенологических исследованиях.

Наконец, любительская ловля может помогать вести кольцевание и выявлять окольцованных в других местах птиц. К сожалению, число квалифицированных птицеловов-любителей, способствующих решению' научных задач в процессе любимого занятия, в нашей стране крайне невелико. Причиной этого являются, с одной стороны, недостаточное внимание, уделяемое научно-исследовательскими коллективами пропаганде кольцевания и вовлечению любителей природы в ряды метчиков, а с другой—-боязнь природоохранных организаций выдавать разрешения на отлов значительному числу лиц. Позиции и тех и других, с нашей точки зрения, в принципе не верны. Они привели к тому, что в настоящее время ко всем ловцам птиц сформировалось отношение как к людям, эксплуатирующим природу с целью наживы, а познавательная, эмоциональная, научная и спортивная стороны ловли оказались как бы забытыми, то есть перестало учитываться главное, ради чего существовали прежде и должны существовать в будущем ловля птиц и другие близкие ей занятия. Забвение этих сторон любительского птицеловства не только не позволяет выработать правильный подход к содержанию диких певчих птиц дома, но и все больше отпугивает любителей природы и прежде всего молодежь, занимающуюся в юннатских кружках и готовую приобщиться к мечению животных, от процесса активного познания живой природы, столь необходимого сейчас для разумного отношения к ней.

А ведь во многих странах мира любители-орнитологи, получившие название «аммотеров», оказывают огромную помощь в изучении, учетах численности, мечении и охране птиц. В Польше, Болгарии, ГДР, Финляндии, Швеции, ФРГ, Великобритании количество птиц, кольцусмых аммотерами, превышает число, окольцованное профессиональными орнитологами. В США с помощью любителей налажены панамериканский учет птиц, а также регистрация помеченных цветными ошейниками и другими метками особей на всем континенте.

Положительный опыт по привлечению любителей птиц к сбору научной информации накоплен и у нас в стране. Вспомним, что работы по кольцеванию птиц в Советском Союзе были начаты на станции юных натуралистов в Москве в 1924 году. Поэтому все кольца, использовавшиеся для мечения птиц в 20—30-х годах, помимо надписи «Moskwa» имели надпись «БЮН», что означало «Бюро юных натуралистов». Очень хорошие результаты дала кампания по массовому мечению скворцов и других дуплогнездников, организованная Окским заповедником в центральных районах страны в 60-х годах. В наших Прибалтийских республиках любители сейчас активно включились в составление атласов распространения, а также в проведение работ по массовому кольцеванию колониальных видов, дуплогнездников, утиных. Их силами в основном осуществляется «Операция Parus», преследующая цель детального изучения миграций и территориального распределения разных видов синиц.

Конечно, кольцевание птиц, так же как и проведение любых других работ, связанных с отловом, требует целого ряда профессиональных навыков, а потому под силу не всем. Такие работы должны начинаться совместно с квалифицированными полевыми орнитологами или под их контролем. У них любители обучаются узнавать виды местной фауны, овладевая навыками работы с определителями, постигают способы отлова, накапливают опыт в установлении пола и возраста птиц, нередко осваивают и более сложные приемы прижизненного описания пойманных особей.

Лишь после этого можно доверить любителям самостоятельно вести кольцевание. В Эстонии, например, разрешение на отлов и мечение птиц выдается только после сдачи специального экзамена.

О КАКИХ ВИДАХ ПТИЦ ИДЕТ РЕЧЬ В КНИГЕ

Набор предлагаемых для содержания в неволе видов, о которых пойдет речь в этой книге, определяется в основном перечисленными выше задачами. Это представители отечественной фауны мелких и средних размеров, населяющие среднюю полосу нашей страны: певчие воробьиные, мелкие виды уток, цапель, куриных, пастушков, голубей, дятлов. Именно они чаще всего попадают в руки людей и в силу своих малых размеров удобны для содержания дома, в лабораториях и юннатских кружках.

Авторы сознательно не затрагивают вопросов содержания канареек, попугаев и тропических видов ткачиков, по которым в последние годы появились соответствующие руководства. Содержать их в неволе довольно просто и к ним вполне могут быть применены советы, относящиеся к диким видам нашей фауны.

Специального внимания заслуживает вопрос о жизни в неволе хищных птиц и сов. Добыча хищников запрещена на большей части Советского Союза, а потому их любительский отлов недопустим. Этих птиц могут отлавливать только ученые-орнитологи в целях кольцевания. Однако хищные птицы, особенно в городских условиях, очень часто попадают в руки человека. Нередко в погоне за голубями или воробьями они залетают на чердаки зданий или в жилые квартиры, при попытке же вылететь ударяются о стекла и калечатся. Потеряв способность летать, птицы не могут добывать себе пищу и скоро доходят до истощения. Поэтому хищники чаще других видов оказываются у горожан дома, передаются в зоопарки и в юннатские кружки. Аналогичные истории случаются и с совами. Более того, застигнутая днем в городском саду или на крыше дома сова сильно страдает от нападения ворон, которые могут нанести ей серьезные ранения. Таким образом совы тоже зачастую попадают в руки людей.

Это приводит к тому, что хищников и сов приходится держать в неволе из гуманных соображений, в целях их спасения, Если люди сумели оказать необходимую помощь, то подчас уже через два-три дня пострадавшие восстанавливают летные способности и могут быть выпущены на волю. Но многие из них, особенно получив серьезные увечья, обречены на пожизненное обитание в условиях неволи, и тогда приходится выполнять основные требования по уходу за этими птицами.

Хочется обратить специальное внимание на то, что существует ряд видов птиц, которых нецелесообразно и пытаться держать дома. К их числу относятся стрижи и козодои. Стрижи, натыкаясь на провода и повреждая крылья, часто оказываются в руках людей. Кроме того, стрижи и козодои во время ранних осенних похолоданий впадают в состояние оцепенения и их регулярно подбирают люди. Эти птицы не могут существовать не летая, так как кормятся только летающими насекомыми и не умеют подбирать пищу с поверхности почвы или склевывать ее с веток. Вот почему в неволе ни козодои, ни стрижи так и не начинают есть из кормушек. Чтобы их накормить, приходится несколько раз в день насильно заталкивать пищу в пищевод, держа птицу в руках. Набравшись немного сил, птицы делают частые попытки взлететь, обламывают маховые и рулевые, разбивают в кровь голову и крылья. Незаживающие раны нарывают и гноятся, и через один-два месяца птица, как правило, погибает.

Кукушки, вертишейки и жуланы плохи для содержания в неволе своим неуемным ночным миграционным беспокойством. В результате многочисленных попыток взлететь они так сильно травмируются, что в конце концов тоже гибнут или приобретают весьма плачевный вид, не доставляющий никакого удовольствия.

Еще надо предостеречь начинающего любителя от неоправданного желания «спасти выпавших из гнезда» птенчиков. Очень часто в летние месяцы отдыхающие за городом люди находят слетков — покинувших гнездо птенцов. Дело же просто в том, что у большинства видов певчих птиц они покидают свои гнезда, еще не научившись летать, и разбежавшийся выводок родители кормят, разыскивая птенцов по их призывным крикам.

Нашедшие таких слетков люди хотят их «спасти», приносят домой, пытаются накормить хлебными крошками, крупой или дождевыми червями. На этом рационе птенцы неминуемо гибнут, и «спасение» оказывается для них бедствием. Найденного вне гнезда слетка лучше всего оставить на месте. Разве что в очень людных парках, в деревнях и поселках его стоит подсадить выше, на ветку дерева, сберегая тем самым от собак и кошек.

В заключение следует еще раз остановиться на правовой стороне вопроса ловли и содержания птиц. Ловля птиц, за исключением хищных и видов, занесенных в Красную книгу, не запрещена законодательством Советского Союза и допускается по специальным разрешениям с 15 августа по 15 апреля. В некоторых республиках и областях отлов лтиц ограничен дополнительными постановлениями Советской власти. Разрешения на отлов птиц обычно выдаются органами Госохотинспекции, республиканскими комитетами по охране природы, центрами кольцевания или иными организациями, курирующими работы по мечен иго животных в каждом регионе.

Дальнейшее развитие правовой стороны вопроса о ловле и содержании птиц становится безотлагательной задачей сегодняшнего дня. Оно должно быть начато с разработки научно обоснованного дифференцированного запрета на ловлю и содержание определенного набора видов и составления перечня видов, которые могут быть рекомендованы как объекты любительской ловли и содержания в культурно-просветительных, воспитательных и эстетических целях. Далее должны быть составлены региональные списки видов неохотничьей фауны, допустимые к отлову и содержанию, определены нормы любительского лова (для каждого вида и региона в отдельности), установлены места, сроки, орудия и способы ловли, выработаны права и обязанности ловцов по отношению к добытой птице и к государству. В разработке правил и норм ловли птиц в первую очередь должны принять участие орнитологи научно-исследовательских институтов Академии наук СССР и университетов страны.

Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.