Меню
Каталог
Каталог
Главная Статьи Птицы городов России

Птицы городов России

Тексты издания адаптированы под графические возможности сайта birdcontrol.ru, некоторые таблицы  не включены.

Админ.

От редактора
Идея создания настоящей сводки возникла в самом начале этого столетия в процессе подготовки статьи к готовящейся в Европе монографии “Birds in European Cities” (John G. Kelcey & Goetz Rheinwald (eds.) 2005, Ginster-Verlag, St. Katharinen). На ХII Ставропольской орнитологической конференции по этому вопросу был проведен круглый стол и обсуждены возможности создания подобной книги в нашей стране. Процесс сбора текстов затянулся на 5 лет, и только к концу 2010 г. было собрано 20 текстов, представленных на суд научной общественности в предлагаемой монографии.
 

По материалам Федеральной службы государственной статистики всего в России на 1 января 2005 г. 1098 населённых пунктов имеют статус города, из них население более миллиона человек имеют 11-13 городов и 20-21 городских агломераций. На 1 января 2006 г. в России насчитывалось 167 городов с численностью населения более 100 тыс. жителей (и около 900 городов с населением менее 100 тыс.).
Изучение птиц, населяющих города в России имеет более чем 200-летнею историю. Уже в начале 18 столетия появляются первые источники с описанием животного мира, в том числе и орнитофауны населенных пунктов, в том числе Москвы, Казани, Санкт-Петербурга. Первоначально сведения по птицам городов носили, в основном, фрагментарный характер.
Города и, в особенности, современные мегаполисы, где проблема взаимоотношений птиц и человека особенно остра, появились в эволюционном масштабе времени совсем недавно. Таким образом, здесь мы можем говорить лишь об экологической (а не эволюционной) шкале преобразований, то есть, об изменении привычек и образа жизни, а не о коренной перестройке организации вида, которая обычно связана с генетическими преобразованиями. Иными словами, наши виды-урбанисты, такие как голуби, воробьи, вороны и др. лишь привычками отличаются от своих, обитавших отдельно от человека предков — у них просто не было времени для более глубоких, эволюционных изменений. Рассмотрим этот вопрос подробнее. Как же птицы осваивают для жизни новые места, как они приспосабливаются к ним и каковы перспективы таких приспособлений у разных птиц?

Птицы городов России
Птицы встречаются во всех поселениях человека, будь то это огромные мегаполисы или небольшие сельские поселения. Чтобы понять, что привлекает птиц в города, рассмотрим проблему этого соседства в более широком аспекте. Прежде всего, это постоянное обилие корма, наличие мест для устройства гнезда и отсутствие хищников. Кроме того, немаловажное значение имеет микроклимат и искусственная освещенность. Температура воздуха мегаполиса в период зимних холодов несколько выше, чем в окружающем ландшафте. Так, в центре города она может быть выше, чем в пригородах на 2-3 градуса. Это особенно привлекает зимующих врановых, которые устраивают большие ночевки в парках и кладбищах многих городов. Искусственное освещение увеличивает продолжительность дневной кормежки. Известно, что зимой в природе птиц часто лимитирует не ограниченность корма, а короткий световой день и, как следствие, недостаток времени для кормежки. В городе нередки случаи, когда птицы кормятся до глубокой ночи в искусственно освещенных метах. У воробьев, живущих в метро, околосуточная ритмика может быть полностью нарушена — они активными могут быть в любое время суток.
Главным, однако, является фактор кормовых ресурсов. При этом более существенно не столько обилие корма для пернатых в городе, сколько его стабильность. Последнее обстоятельство приводит ко вполне предсказуемым последствиям. Действительно, в результате многолетних исследований ворон на Воробьевых горах в Москве была обнаружена у них отчетливая тенденция к образованию коммунальных групп! Птенцы, которые обычно у ворон теряют связи с родителями в первую осень жизни, во время осенних кочевок, в городе могут сохранять связи с родительским участком и самими родителями вплоть до появления у них следующих птенцов. Зимой соседние пары со своими подросшими птенцами формируют оседлые в пределах своих гнездовых территорий группировки, которые охраняют свои источники пищи от стай мигрантов. Это, как правило, мусорные баки во дворах, возле мест общественного питания и т.д. При отлове птиц в Московском и Ленинградском зоопарках было найдено, что в Москву и Санкт-Петербург на зиму откочевывают вороны не только из северных областей, но из южных, таких как Калужская, Орловская, Тульская, Псковская, Новгородская. Эти птицы широко перемещаются в поисках корма и находят его, как правило, вне сферы жизнедеятельности оседлых группировок — на городских свалках, среди отходов мясокомбинатов и других предприятий пищевой промышленности и т.д., словом, в тех местах, где в силу ряда причин вороны не гнездятся, но корм обилен. Именно иммигранты составляют основой контингент зимних ночевок.
Города на Земле существуют приблизительно около 5-8 тысяч лет. Те, которые представлены в книге, — менее 1000 лет. Но для выработки соответствующих генетических изменений недостаточно даже 10 тысяч лет. Для становления нового вида птиц или млекопитающих нужно от ста тысяч до миллиона лет. В эволюционных масштабах прошло слишком мало времени с тех пор, как человек впервые расширил свои поселения до огромных, невиданных ранее урбани-зированных площадей с уникальной структурой. Но мы не видим в них группы «городских» птиц по аналогии с лесными, луговыми или горными. Некоторые птицы имеют в своей биологии, выработанной в естественных условиях, такие особенности, которые наилучшим способом применимы в городских местообитаниях. Например, городские ласточки гнездятся под скальными навесами. В городах эти условия воспроизводятся под балконами, крышами и карнизами. Однако эти птицы не зависят от города в сборе корма или гнездового материала.
Города представляются островами в море сельской местности. Существует ли обмен городских и сельских популяций или популяций разных городов? Насколько сейчас известно, у многих видов есть обмен особями с сельскими по¬пуляциями, но вот с другими городами это очень проблематично. Если есть эво¬люционные тенденции к «городским птицам», то каждый город приобретет свой собственный «вид». Генетический обмен городов с сельским окружением делает несостоятельной идею об «островном» характере городов и о том, что идет процесс становления «городских» птиц.
О синурбанизации птиц написано много работ. Виды птиц, описанные в них, приспособили некоторые черты поведения и свои требования к условиям город¬ской среды обитания. Например, стрижи живут в поселках и даже в лесу в ду¬плах, но большинство — в больших городах. Но есть ли у них эволюционно при¬обретенные адаптации? Видимо, новых генов не появилось по причине короткого периода времени.
Во всей совокупности генов некоторых видов могут найтись предпочти¬тельные для жизни в городских условиях. Особи носители таких генов получат преимущества и произведут больше потомства, чем остальные. В этом плане ге¬нетическая дифференцировка возможна. Но так как границ с внегородским окру¬жением не существует, эти различия снова исчезнут.
Известно много случаев, когда приобретенные приспособительные изменения поведения передаются следующему поколению. В некоторых местах большие си-ницы, голуби и домовые воробьи в городе почти ручные. Является ли это свой¬ство характерным в городе для нескольких видов птиц? Во многих британских городах большие синицы и лазоревки научились вскрывать молочные бутылки. В городах много пищи — белковой и углеводной пищи. На этих ресурсах насе¬ление птиц эффективно растет. Многие горожане подкармливают птиц, особенно зимой. Пища часто не такая, как в природе. Природные запасы пищи скудеют и это приводит к уменьшению населения птиц. Но подкормка образует дополнительный ресурс, на котором птицы не только выживают, но и увеличивают численность.
Однако, несмотря на то, что некоторые виды и популяции сумели воспользоваться пищевыми ресурсами города, они не стали «городскими» видами. Кроме, пожалуй, сизого голубя, все местные виды живут и в городах, и в сельской местности.
Диких скальных голубей начали приручать 3-4 тысячи лет назад путем на-правленной селекции, вырабатывая у них специфическое поведение и фенотип. Под влиянием селекции геном голубей менялся. ДНК диких и городских голубей различается. Голубей одомашнивали с разными целями: как мясных, почтовых, декоративных, спортивных и др. В результате появилось огромное генетическое разнообразие. Домашние голуби часто улетали из неволи, постепенно натурали-зовались, и во многих случаях имеют разное происхождение. Так как обмен птиц между городами не развит, их население не гомогенно. Сизые голуби живут только в городских районах, где успешно образуют большие группы. Они зависят от городских сооружений и людей как источника пищи. Вне человека они не выживут. С другой стороны, у них огромная гибкость приспособлений к городу, прежде всего разнообразие рациона, от хлеба до мяса.
Орнитофауна города зависит от его географического положения и окружаю¬щих ландшафтов. Описанная здесь фауна городов отражает и их окружение. Число и размещение видов внутри города тесно связано со сложностью и распределением местообитаний, что также отражено в очерках книги.

Н.И. Асоскова

АРХАНГЕЛЬСК
Введение
Архангельск — административный центр Архангельской области. Его гео-графические координаты 64°33'00" с.ш., 40°32'00" в.д., площадь — 294,42 км2, население 354,222 тыс. человек. Город возник в 1584 г. на месте Михайло-Ар- хангельского монастыря и первоначально назывался Новохолмогорами, а с 1613 г. — Архангельским городом. В XVIII в. Архангельск — военно-купеческий город, к концу XIX в. — центр деревообработки и судостроения. В ХХ в. Архан¬гельск — лесопромышленный и лесоэкспортный центр России. В современном городе развиты лесопильная, деревообрабатывающая, лесохимическая, рыбная и водорослевая промышленность. Жилые массивы города узкими «лентами» тянутся с севера на юг по обоим берегам Северной Двины и дельтовым островам на 35 километров. До 60-х гг. ХХ в. в городе существовало деревянное домострое¬ние. Здесь преобладали деревянные дома с приусадебными участками, сараями, поленницами дров, деревянными тротуарами и мостовыми. Позже город стал застраиваться многоэтажными каменными зданиями.
Рельеф города равнинный. Абсолютные отметки поверхности в черте города от 0,2 до 45,0 м. Около 75% территории города занимают болотные равнины с мощными торфяными отложениями (до 8 м) и высоким уровнем грунтовых вод.
Основная водная магистраль — р. Северная Двина, образующая здесь обширную дельту с множеством островов, на 13 из которых и расположен город. Площадь водоемов в Архангельске составляет примерно пятую часть от его территории (География..., 2001).
Архангельск расположен в лесной зоне, подзоне тайги. В его административных границах 18,5% территории занято лесами и 3,0% кустарниками. В растительности города почти не сохранилось естественных таежных биотопов. Большая часть зеленых насаждений состоит из интродуцированных пород. В пригородах отсутствуют лесопарки, а имеющиеся островки лесов удалены от городских стен на 10-15 км, сильно загрязнены техногенно или сильно заболочены (Феклистов, 2003).
Климат г. Архангельска суровый. Годовая суммарная солнечная радиация составляет всего 70 ккал/см2, среднегодовое количество осадков 600-650 мм,  среднегодовая влажность воздуха 80%. Общее количество дней со снежным покровом 170. Средняя температура января -12,5°. Максимальные отрицательные температуры опускаются до -35-45°. Зимой преобладают северные и северо-восточные ветры. В самые холодные дни декабря продолжительность светового дня менее 4-х часов. Лето короткое и прохладное. Безморозный период составляет 100 дней. Средняя температура июля +10°, максимальная +37°. В теплое время года преобладают ветры западных направлений, приносящих много осадков. С середины мая до конца августа наблюдаются белые ночи (Агроклиматические, 1971).
История изучения птиц
Первые сведения о 22 видах птиц окрестностей г. Архангельска собрал А. Михайлов (1868). В 1880 г. в устье Северной Двины и окрестности Архангельска совершил поездку А.М. Никольский (1885), отметивший здесь 100 видов птиц. В работе г. Вальнева «Наблюдения г. Вальнева над прилетом, отлетом и гнездованием птиц в Архангельском уезде за 1858-1872 гг.» приводятся сведения о 160 видах птиц. По сути дела, это самая первая полная сводка о птицах Архангельского Севера конца Х1Х в. В 1904 г. А. Черным был опубликован каталог «Коллекция птиц Архангельского Городского Публичного музея». Всего в музее хранилось 288 номеров птиц и яйца 98 видов. Позднее наблюдения за птицами вблизи Архангельска проводили Н.А Молчанов (1908), Н.И. Яблонский (1914) и А. Евдокимов (1927). В 30-х гг. ХХ столетия в районе г. Архангельска изучал птиц В.Я. Паровщиков. В 1941 г. он опубликовал «Список птиц города Архан¬гельска и его окрестностей». В ней содержались сведения о 141 виде птиц. С на¬чала 1980-х гг. ХХ в. подробнее стали изучаться видовой состав, структура фауны и населения птиц г. Архангельска и его окрестностей (Андреев, 2002б, 2002г, 2003а, 2003б, 2003в; Асоскова, 1983, 1984б, 1984в; Асоскова, Долинина, 1986; Плешак, 2002). В этот же период проводились исследования по изучению механизмов формирования фауны птиц урбанизированных ландшафтов (Андреев, 2002в; Асоскова, 1984а; Асоскова, 2006 и др.), роли антропогенного пресса на состав, структуру фауны и населения птиц (Андреев, 2002а; Асоскова, 2006), процессов синантропизации птиц на севере таежной зоны Архангельской области (Асоскова, Константинов, 1988; Константинов, Асоскова, Хохлов, 1994), состояния популяций синантропных видов птиц в урбанизированных ландшафтах (Асо¬скова, 1987). Целенаправленно исследовалась экология отдельных видов птиц, активно осваивающих урбанизированные ландшафты Севера, таких как серая ворона (Андреев, 2003; Асоскова, 1999; Асоскова, Константинов, 1993; Асоскова, Амосов, 2004 и др.), сороки (Асоскова, Константинов, Хохлов, 1995; Asoskova, Konstantinov, Khokhlov, 1997). Изучались и основные тенденции в изменении орнитофауны Архангельска и Архангельской области за последние десятилетия (Асоскова, 1991, 1992, 2001). Основные результаты многолетних исследований по птицам г. Архангельска были обобщены и опубликованы в монографии Н.И. Асосковой и В.М. Константинова «Птицы города Архангельска и его окрестностей» (2005), в которой отмечено 243 вида птиц. В 2007 г. В.А. Андреев опубликовал «Систематический каталог птиц г. Архангельска и его пригородных зон», куда было включено 247 видов птиц.
Общая характеристика орнитофауны
Общий список птиц, когда-либо отмеченных в районе города Архангельска, включает в себя 276 видов из 18 отрядов и 51 семейства (табл.). Наиболее богато в нем представлены отряды воробьинообразных (105 видов), ржанкообразных (58 видов) гусеобразных (37 видов), и соколообразных (21 вид) птиц. Менее разнообразны отряды совообразных (9 видов), курообразных (8 видов), дятлообразных (7 видов), голубеобразных (6 видов). Остальные отряды малочисленны и включают по 1-3 вида. Более 50% птиц (148 видов), отмеченных в Архангельске, обитают здесь более или менее постоянно, т.е. гнездятся, регулярно встречаются и, возможно, гнездятся, зимуют или летуют (встречаются в теплое время года, но не гнездятся) (табл.). Остальные виды птиц являются пролетными (54 вида) или за¬летными (74 вида).
Фауно-генетический состав постоянно обитающих в Архангельске птиц довольно разнообразен. Наибольшая доля — 43,2% (64 вида) приходится на птиц широколиственных и смешанных лесов европейского типа фауны. Эта группа птиц сформировалась в основном за счет перелетных видов из отрядов гусе-, голубе- и совообразных. Подчиненное второе место в общем списке видов — 27,7% (41 вид) занимают аборигены — птицы таежного фаунистического комплекса. Довольно многочисленны и виды, широко распространенные в Палеарктике (26 видов). Меньше всего в Архангельске птиц арктического типа фауны (8 видов). На остальные фаунистические группировки приходится всего 4,1%.**
Статус птиц г. Архангельска различен. Наиболее многочисленны в городе перелетно-гнездящиеся и возможно гнездящиеся птицы (100 видов). Постоянно в течение всего теплого периода года здесь встречаются, но не гнездятся серебри¬стая чайка и клуша (летующие). Вместе с оседлыми и оседло-кочующими птицами (по 19 видов) летом в Архангельске отмечено более 130 видов. Зимой к ним добавляется 8 видов птиц, прилетающих на зимовку из тундры и отдаленных глухих участков тайги.
Топически 60% видов принадлежит к дендрофильной группе, 17,9% — к водным и околоводным птицам. 13 видов лугополевых птиц обитает по окраинам города, 8 живут в городе рядом с человеком и ведут синантропный образ жизни. Остальные топические группы немногочисленны.
Население птиц в г. Архангельске довольно обильное. В летний период года оно составляет в среднем 1100 ос./км2. 75,0% летнего населения птиц приходится на воробьинообразных и 16,6% — на голубеобразных. Остальные отряды в го¬роде немногочисленны. Абсолютными доминантами в населении являются два синантропных вида: домовый воробей (450) и сизый голубь (190). Их доля участия в населении города суммарно составляет 55%. Обычны в Архангельске пеночка-весничка (51,0), белая трясогузка (45,4), серая ворона (46,0), городская ласточка (31,6), рябинник (29,0), полевой воробей (28,9), сизая чайка (28,7), большая синица (24,0), галка (15,6), а также зяблик, обыкновенный стриж, белобровик и другие. В населении, как и в фауне, доминируют виды европейского типа фауны (48,8%), в то время как на группу сибирских птиц приходится всего 22,5%.
Птицы городских парков
Для современного Архангельска характерна слабая озелененность террито¬рии и малая площадь массивов из хвойных пород деревьев. Городские зеленые насаждения имеют низкое видовое разнообразие деревьев и кустарников и в большинстве своем состоят из интродуцированных пород. В городе нет больших скверов и парков. Более или менее благоприятными для обитания птиц являются заброшенные городские кладбища в Соломбале, на ул. Вологодской и ул. Металлистов, дендрарий Архангельского лесотехнического университета, ивняки вблизи водоемов и на болотах, небольшие скверы около Поморского государственного университета и драмтеатра (в 2008 и 2009 гг. деревья и кусты в них сильно вырублены — идет «благоустройство»). Большая часть зеленых насаждений города — это линейные однорядные или многорядные посадки вдоль улиц, дорог и промышленных объектов. Общая площадь зеленых массивов в г. Архангельске составляет 86,7 га, что составляет 2,4 м2 на одного человека.
За все годы наблюдений (1970-2010 гг.) в городских скверах и парках Архан-гельска было отмечено 87 видов птиц из 8 отрядов и 28 семейств, 75,8% которых являются типичными обитателями закрытых биотопов. Из этого многообразия птиц почти половина (40 видов) являются выходцами из широколиственных и смешанных лесов. И только 25 видов являются типичными представителями таежного фаунистического комплекса. Нам не удалось обнаружить в городе гнезд клестов, чижа, свиристеля и других «таежников», хотя встречаются они тут регулярно, и гнездование некоторых из них отмечалось в пригородах (Плешак, 2002). Во многом такое явление связано со структурой древостоя, в большинстве своем состоящем из пород южного происхождения и крайне незначительными массивами хвойных пород. Довольно много (13 видов) в зеленых массивах птиц, широко распространенных в Европе и Азии (серая ворона, ворон, перепелятник, некоторые кулики). 4 вида имеют арктическое происхождение, остальные - представители иных типов фаун.
Постоянно в течение круглого года в зеленых массивах города обитает чуть более 10 видов. В зимний, наиболее продолжительный и суровый сезон года здесь встречается 27 видов птиц. Обилие птиц в городских парках зимой очень низкое и исчисляется еденицами или десятками особей на 1 км2. Из дендрофильных видов птиц наиболее обычны зимой большая синица и серая ворона. Изредка встречаются стайки чечеток, а в последние годы зимой стали обычными свиристель и снегирь. Наличие в городе больших посадок плодово-ягодных культур (рябины обыкновенной, яблони сибирской, боярышника сибирского, жимолости татарской и др.) определило длительную задержку, а иногда и зимовку одиночных особей рябинника, зяблика и др. (Андреев, 2003; Асоскова, Константинов, 2005).
Наиболее богата и разнообразна орнитофауна зеленых насаждений в летнее время, когда она пополняется многими перелетными видами. В гнездовой период здесь было отмечено 55 видов птиц, 30 из которых гнездятся и еще 15 регулярно встречаются и возможно гнездятся. Общая плотность населения птиц в парках летом невелика и составляет 250-300 особей на 1 км2, из котоых 130 приходится на гнездящиеся виды и 82,5 ос./км2 — на птиц-посетителей. При этом в населении доминируют синантропные птицы и транспалеаркты: домовый воробей (45,0), сизый голубь (40), серая ворона (30,0), полевой воробей (25), сизая чайка (8,5). Большинство из них — это птицы-посетители, прилетающие сюда из окрестных жилых кварталов на кормежку. Малая площадь зеленых массивов и особенно хвойных не позволяет гнездиться видам, чутко реагирующих на фактор беспокойства: совам, дневным хищникам, куриным, и многим другим «таежникам». В то же время здесь возросла численность серой вороны (с 14 до 30), свиристеля (0,9-10), большой синицы (9,0-20,0), зяблика (13,0-18,0), садовой славки (4,5-5,5), но реже стали встречаться дятлы, сорока, грач, пеночка-весничка, серая мухоловка, обыкновенная и тростниковая овсянки. Лишь в отдельные годы мы находили гнезда щегла, обыкновенного жулана, горихвостки, коноплянки. Молодые линейные посадки вдоль улиц регулярно подстригаются и исключительно редко заселяются птицами. Только обыкновенная чечетка в последние годы активно гнздится в подстригаемых насаждения акации, образуя довольно большие колонии.
Птицы центра города Архангельска
Центральная часть города охватывает наибольшую по площади, самую заселенную и преобразованную человеком территорию от Железнодорожного до Кузнечевского моста. В ней тесно сочетаются массивы многоэтажной застройки и обширные кварталы деревянных домов с огородами, сараями, поленницами дров и пустырей. Здесь располагаются несколько крупных зеленых массивов (кладбища, дендрарии, скверы). С юга, запада и севера центр города омывается Северной Двиной и р. Кузнечихой, берега, которых застроены или забетонированы. С востока город окружают болота — архангельские «мхи».
В разнообразных и мозаичных ландшафтах этой части города обитает 76 ви¬дов птиц (52,0% от всей городской орнитофауны), которые относятся к 9 отрядам (гусе-, соколо-, ржанко-, голубе-, сово-, стриже-, дятло-, воробьино- и кукушкообразные) и 26 семействам. Наиболее разнообразно представлены воробьинообразные птицы (47 видов), а среди них семейства вьюрковых, мухоловковых, врановых и славковых.
В весенне-летний период года к 8, оседло живущим здесь видам, добавляется 22 вида перелетно-гнездящихся, 8 возможно гнездящихся, 7 видов — посетителей, 8 пролетных и 5 залетных. Из 38 постоянно обитающих летом птиц — больше всего (71%) — перелетные виды европейского типа фауны и транспалеаркты, 7 — птицы таежного происхождения и 4 — остальных типов фаун. Большинство птиц биотопически приурочены к древесно-кустарниковой растительности (65,8%) и постройкам человека (21,0%). Непосредственно в постройках человека гнездятся сизый голубь, домовый и полевой воробьи, черный стриж, воронок, а в искусственных гнездовьях — скворец. Постройки и другие сооружения человека (уличные фонари, строительные краны, телеантенны и др.) используют большая синица, серая ворона, серая мухоловка, белая трясогузка, рябинник и др. В деревянных домах гнездятся деревенская ласточка, горихвостка, серая мухоловка и белая трясогузка. Из водоплавающих птиц в центре гнездится кряква.
У большинства птиц летом в питании преобладают насекомые (31,5%) и сме-шанная пища, 4 — всеядны. Изобилие в центре города пищевых отбросов при¬влекает летом стаи чаек и крачек.
В осенне-зимний период в центре города встречается 8 оседлых и 19 оседло-кочующих видов. В их числе отмечены белая и ястребиная совы, мохноногий сыч, бородатая и длиннохвостая неясыти, клесты, хохлатая и длиннохвостая синицы, обыкновенный поползень и обыкновенная пищуха, кедровка, трехпалый дятел, обыкновенная лазоревка, свиристель и дрозды.
Центральная часть г. Архангельска, непосредственно примыкающая к руслу Северной Двины, является постоянной трассой пролета многих водоплавающих птиц. Стаи гусей, лебедей и уток летят и над жилыми кварталами центра города. В конце зимы через город летят на север стайки пуночек. В числе залетных птиц в центре города отмечены черный коршун, короткохвостый поморник, обыкновенный соловей, белозобый дрозд, дубонос и др.
Плотность населения птиц в центре Архангельска высокая. В летний период года она составляет около 1400, зимой — 600-700 ос./км2. Во все сезоны года в населении доминируют два вида синантропных птиц: домовый воробей (650-680) и сизый голубь (350-370), совместный индекс доминирования которых равен примерно 70%. К числу обычных видов летом относятся серая ворона (46), городская ласточка (31), галка (28), белая трясогузка (30), большая синица (30), пеночка-весничка (28), рябинник (21), серая мухоловка (11), а из птиц-посетителей сизая (36) и озерная (12) чайки. К числу редких видов птиц следует отнести обыкновенную овсянку, малого и большого пестрых дятлов, обыкновенную каменку, щегла, пеночку-таловку, обыкновенного скворца, тростниковую овсянку. Единично встречаются снегирь, свиристель, варакушка, деревенская ласточка и др.
В зимний период года обилие птиц составляет 750-800 ос./км2. Доминируют те же два синантропных вида. У домового воробья, как и летом, обилие около 400, а у сизого голубя 250-270. К концу зимы численность их, особенно домового  воробья, сильно снижается. Зимой довольно обычны серая ворона (около 100) и галка. Немногочисленными в это время являются снегирь (8,0), свиристель (3,8), полевой воробей (3,0).
Таким образом, центральная часть г. Архангельска характеризуется довольно разнообразной фауной и обильным населением птиц во все сезоны года.
Птицы водоемов
Местоположение г. Архангельска вблизи русла Северной Двины и низменность ландшафта обеспечили большое разнообразие в нем различных водоемов: рек, ручьев, стариц, озер и многочисленных болотных угодий. За весь период наблюдений на водоемах г. Архангельска было отмечено пребывание 107 видов птиц, 22 из которых регулярно гнездятся, 6 постоянно встречаются и возможно гнездятся, 40 отмечены в период весенних и осенних миграций и 37 — в качестве залетных. Все вместе они составляют примерно 40% авифауны города (Андреев, 2007; Асоскова, Константинов, 2005).
Птицы, гнездящиеся на водоемах города, относятся в основном к гусеобразным и ржанкообразным, семействам утиных, ржанковых, бекасовых и чайковых. По биотопической приуроченности они в равной мере входят в группы водных и околоводных птиц. Среди водных гнездящихся птиц это водоплавающие гусео-бразные: кряква, чирки: свистунок и трескунок, свиязь, шилохвость, широконоска и пять видов чайковых: малая, озерная, сизая чайки, речная и полярная крачки. Околоводные птицы представлены разными куликами: малый зуек, чибис, черныш, фифи, травник, перевозчик, мородунка, турухтан, белохвостый песочник, бекас и большой кроншнеп. Среди часто встречающихся и возможно гнездящихся птиц водоемов можно назвать серую утку, красноголовую и хохлатую чернетей, большого улита, среднего кроншнепа и кулика-сороку.
Фауна птиц водоемов города Архангельска, как и всей Архангельской области, сформировалась как за счет аборигенных, так и за счет приведенных видов. На долю аборигенов (птиц арктического и сибирского типов фаун) приходится примерно 40%. Большая же часть фауны птиц представлена видами европейского фаунистического комплекса. Такое соотношение фаунистических групп — общая закономерность состава фауны г. Архангельска (Асоскова, 2001; Асоскова, Константинов, 2005). Известной причиной такой закономерности явилось продвижение многих и особенно водных видов птиц на север. В Архангельской области интенсивно расширяют границы на север кряква, чирок-трескунок, чибис, малая и озерная чайки и другие.
Довольно разнообразна группа водных и околоводных птиц встречается в г. Архангельске в период сезонных миграций. В общей сложности в период пролета отмечено пребывание примерно 40 видов птиц. Наиболее разнообразны здесь гусеобразные (19 видов), а самыми многочисленными среди них являются белолобый гусь, белощекая казарка и лебедь-кликун. В общих стаях гусей часто встречаются и редкие виды: пискулька и малый лебедь. Обычны в период пролета и нырковые утки: морянка, морская чернеть и обыкновенный гоголь; реже отмечаются гаги, синьга, обыкновенный турпан, большой и средний крохали, луток. Не менее разнообразны вблизи водоемов и ржанкообразные, среди которых 14 видов куликов (золотистая ржанка, галстучник, щеголь, камнешарка, круглоносый плавунчик, чернозобик и несколько видов песочников). Регулярно весной и летом в районе городской свалки (с вылетом в город) встречаются бургомистр и морская чайка. Неоднократно в период пролета отмечались в городе оляпка и серый журавль. Число пролетных видов птиц за последние 60 лет возросло с 22 до 40.
Водоемы города Архангельска служат местом регулярных залетов многих видов птиц из других регионов. В качестве залетных всего было зафиксировано 37 видов птиц: 5 видов поганок, 10 — гусеобразных, 6 — куликов, 7 — чайковых, 3 — аистообразных и др.
Сравнивая современный видовой состав птиц, обитающих на водоемах города Архангельска его окрестностей, с тем, что отмечался здесь несколько десятилетий назад (Паровщиков, 1941), можно отметить значительное его расширение. В конце 30-х гг. ХХ в. в черте городских стен было отмечено всего 22 вида водоплавающих птиц. Теперь же число гнездящихся, возможно гнездящихся и пролетных видов водоплавающих увеличилось до 34.
Общая численность водных и околоводных птиц, гнездящихся на водоемах г. Архангельска в целом невысока. Плотность их населения не превышает 60-70 ос/км2. Наиболее многочисленными гнездящимися видами являются сизая (25,0-28,0) и озерная (12,6) чайки, обычными — речная, полярная крачки, кряква, чибис, бекас, мородунка, турухтан и малый зуек. Другие утиные и кулики немногочисленны. За последние десятилетия численность этих птиц несколько выросла. Наиболее заметно наращивает численность кряква. В конце 70-х гг. отмечались лишь единичные случаи ее зимовки. Теперь она не только гнездится в жилых кварталах города, но и остается зимовать вблизи ТЭЦ и на других незамерзающих водоемах. Изменилась численность и многих пролетных видов. В последние десятилетия отмечается рост численности белолобого гуся, белощекой казарки и лебедя-кликуна. Сотенные, а иногда и тысячные стаи этих птиц оста¬навливаются в период пролета на водоемах вблизи города, что в немалой степени связано с появлением здесь сенокосных лугов и сельскохозяйственных полей (Асоскова, Нутрихина, 2007). В.Я. Паровщиков (1941) считал этих птиц в городе и ближайших пригородах редкими. Белощекая казарка ранее была занесена в Красную книгу Архангельской области (Андреев, 1995). Из последнего его издания (2007) этот вид исключен в связи с увеличением его численности. В то же время за последние 60-70 лет сократилась численность пискульки, считавшейся В.Я. Паровщиковым обычным видом. В числе обычных тогда считались гуменник, обыкновенный гоголь, обыкновенный турпан, синьга, луток и крохали. Теперь эти виды, особенно луток, встречаются редко.
Зимующие птицы
Зимой в Архангельске отмечено пребывание 55 видов птиц из 8 отрядов, что составляет более 80% птиц, зимующих в Архангельской области (Асоскова, 1992). Непосредственно в городских кварталах города встречается около 40 видов. Наиболее богато и разнообразно представлена зимняя орнитофауна птицами отряда воробьинообразных (более 30 видов). В предзимье и зимой здесь встречаются совы (7 видов) и дятлы (4 вида). Остальные отряды (соколо-, куро-, голубе-, гусе- и ржанкообразные) представленные 1-3 видами. За последние полвека видовой состав зимующих птиц стал богаче. Доминирующая группа городских зимующих птиц (более 60) сформирована аборигенами — представителями та¬ежного и арктического типов фаун. Только в это время года аборигенные виды доминируют над всеми остальными. Более разнообразна зимой группа птиц сибирского (таежного) происхождения. В нее входят бородатая и длиннохвостая неясыти, рябчик, мохноногий и воробьиный сычи, желна, трехпалый дятел, кукша, кедровка, свиристель, буроголовая и сероголовая гаички, чиж, обыкновенная чечётка, снегирь и другие. Из представителей арктического типа фауны здесь отмечены зимняк, белая сова, тундряная и белая куропатки, пепельная чечётка, пуночка, а в конце зимы — клуша. Зимуют на севере и некоторые выходцы из широколиственных и смешанных лесов Европы: большая синица, зеленушка, черноголовый щегол, изредка грач и скворец, а в последние годы и кряква. Их доля среди зимующих птиц в последнее время постоянно растает. Нередки зимой в Архангельске и широко распространенные в Европе и Азии большой и малый пестрые дятлы, серая ворона, ворон, сизая чайка и др. С селитебными биотопами зимой связаны некоторые представители средиземноморского, монгольского и других типов фаун (домовый и полевой воробьи, сизый голубь, галка и др.).
Характер пребывания зимующих птиц не одинаков. Многие виды (19) птиц живут здесь оседло. Столько же видов птиц постоянно кочует в пределах гнез¬дового ареала и в это время появляется в городе и его окрестностях. К числу оседло-кочующих птиц относятся ястребиная сова, длиннохвостая и бородатая неясыти, мохноногий и воробьиный сычи, большой и малый пестрые, черный и трехпалый дятлы, большая синица, буроголовая и сероголовая гаички, кукша, кедровка, сойка, свиристель, щегол, пищуха, чиж, поползень, чечетки, снегирь. Оседлые и оседло-кочующие виды птиц — основа орнитофауны города Архан¬гельска в зимний период года.
Особую группу зимующих птиц составляют виды, прилетающие под Архангельск на зиму из самых северных и глухих районов области. Это мохноногий канюк, белая и тундряная куропатки, белая сова, пепельная чечетка и некоторые другие.

В последние десятилетия часто задерживаются в городе и его окрестностях некоторые перелетные птицы: зяблик и дрозд-рябинник, свиристель и др. (Андреев, 2003; Асоскова, Константинов, 2005). Нахождение этих птиц здесь, возможно, связано не только с потеплением климата, но и с обилием плодов и семян в искусственных насаждениях города и на садово-огородных участках (Асоскова, Видякина, 2002). В конце марта — начале апреля в районе города появляются сизая, серебристая чайки и клуша. Их привлекает изобилие пищевых отбросов в городе, на свалках и вблизи судоходного русла Северной Двины. Теперь зимой в Архангельске и его ближайших окрестностях нередко встречаются водоплавающие птицы. Так, стайки крякв уже много лет живут зимой на незамерзающих водоемах вблизи ТЭЦ, на очистных сооружениях АЦБК, СЦБК. Не отмечены в городе и его пригородах лишь птицы открытых лугово-полевых и болотных биотопов. Эти пространства зимой практически пустынны, но среди полей, лугов и болот, по берегам водоемов с зарослями ивняков, ольхи, березы, живут в это время белая и тундряная куропатки, а по открытым местам с наличием возвышенных мест (даже в виде автогаражей и промышленных сооружений) часто встречается белая сова.

Основная часть видов (более 60%) в кормовом отношении зимой тесно связана с древесно-кустарниковой растительностью или питается смешанной пищей, включая корма антропогенного происхождения. Около 40% зимующих видов птиц в это время всеядны. Всеядность и потребление кормов антропогенного происхождения позволяют выживать зимой и некоторым рано прилетающим птицам: чайкам, грачам. В снежную весну 2000 г. на контейнерах с пищевыми отбросами кормились рано прилетевшие белые трясогузки, зяблики, дрозды, скворцы и др.

Население зимующих птиц в городе Архангельске и его окрестностях довольно велико. Его плотность составляет 680-700 ос./км2. Выше всего этот показатель в центральной части города — более тысячи особей, в то время как по окраинам города он не превышает 300-400. Абсолютными доминантами в населении птиц зимой являются типичные синантропные виды: домовой воробей (360) и сизый голубь (140). Их долевое участие в населении составляет 52,0 и 20,0% соответственно. Многочисленны в это время серая ворона (109,0), большая синица (22,7), ворон (11,4), обычны снегирь, обыкновенная чечетка, галка, полевой воробей, сорока, а в конце зимы — свиристель. Колебания общей численности птиц по годам зимой составляют 1,5 раза. Таким образом, урбанизированные ландшафты севера таежной зоны Европейского Севера являются стацией выживания не только синантропных, но и многих таежных, арктических и широко распространённых видов птиц.

Изменения в составе фауны птиц г. Архангельска за последние десятилетия

Интенсивные процессы урбанизации на фоне глобального потепления климата способствовали изменению видового состава и населения птиц г. Архангельска. За последние полвека видовой состав птиц, обитающих в городе, увеличился примерно в два раза. В конце 30-х гг. ХХ в. здесь был отмечен 141 вид птиц (Паровщиков, 1941); современный же состав насчитывает 276 видов. Наиболее разнообразной стала летняя орнитофауна. Теперь в городе летом встречается более 70 видов, 30 из которых гнездится, в то время как в конце 30-х гг. ХХ в. гнездился только 21 вид. Дополнительно стали гнездится городская ласточка, садовая славка, вьюрок, камышевка-барсучок, пеночка-таловка, перевозчик, озерная чайка, речная крачка и другие. Вместе с тем, в пределах городских стен почти перестали встречаться дубровник, обыкновенная кукушка, черныш, бекас, многие хищники. За последние полвека видовой состав зимующих птиц стал богаче.

В результате обновления видового состава изменилась фауно-генетическая структура орнитофауны г. Архангельска. Теперь птицы таежного фаунистического комплекса составляют довольно большую долю (до 40%) лишь в зимний пери¬од, в то время как летом — 15-16%. Изменилась орнитофауна и зимнего периода года. В конце 30-х гг. в Архангельске зимовало всего 9 видов птиц (Паровщиков, 1941). В настоящее время к серой вороне, сороке, сизому голубю, обыкновенной чечетке, тетереву, домовому и полевому воробьям добавились галка, буроголовая гаичка, большая синица, зеленушка, чиж, мохноногий сыч, грач, не ежегодно зимующие грач, рябинник, зяблик, скворец и др. Чаще стали встречаться и оседло-кочующие совы, кедровка и др. Организация в порту круглогодичной навигации способствовала пребыванию почти в течение всей зимы сизой и серебристой чаек, а наличие незамерзающих водоемов вблизи ТЭЦ — зимовке кряквы.

За последние десятилетия в Архангельске изменилась и численность многих видов птиц. Возросла плотность населения домового воробья и сизого голубя, считавшихся ранее редкими, хотя индекс доминирования их в последние 10¬15 лет снизился: у домового воробья с 47 до 38%, у сизого голубя с 25 до 16%. Вполне возможной причиной этого стало ухудшение кормовой базы и особенно на контейнерах с пищевыми отбросами, где корм стал менее доступным (мусор теперь выбрасывается в полиэтиленовых пакетах). В то же время увеличилась численность серой вороны, большой синицы, свиристеля, снегиря, рябинника, зяблика, обыкновенной чечетки, зеленушки, сизой, озерной и малой чаек. Вместе с тем, многие из постоянно встречавшихся ранее видов снизили численность. Снос деревянных домов, ликвидация приусадебных участков, сараев, поленниц дров привели к снижению численности деревенской ласточки, полевого воробья, скворца, обыкновенной овсянка, сороки и грача. В центре города осталась лишь одна небольшая грачиная колония (Вологодское кладбище), в то время как в 70-х гг. ХХ в. их было 6. Связанные ранее с деревянными домами, огородами, скотными дворами, эти птицы отступают на окраины, где сохраняются в небольшом числе. Снизилось в Архангельске и число хищных птиц (тетеревятника, обыкновенного канюка, чеглока), куриных (белая куропатка гнездилась в пригородах), куликов, сов, считавшихся обычными в 40-х гг. ХХ в. Осушение территории, застройка жилых кварталов каменными домами, асфальтирование улиц и площадей способствовали сокращению или полному исчезновению из города птиц луго-полевого и болотного комплексов.

Сравнение списка пролетных видов, отмеченные нами, с данными середины ХХ в. говорит об увеличении его почти в 2 раза. Изменения, на наш взгляд, связаны с тем, что многие из ранее пролетных видов стали гнездящимися. Это грач, скворец, деревенская ласточка и др. Вместе с тем, в период пролета под городом перестали встречаться лысуха, погоныш. Теперь они отмечаются в качестве залетных.

Таким образом, урбанизация городских ландшафтов на Европейском Севере способствует росту численности некоторых синантропных видов и сокращению обилия птиц естественных природных биотопов.

Заключение

1.           Приполярное положение, разнообразие физико-географических и исторических условий, усложняющихся в последнее столетие глобальным потеплением климата и хозяйственной деятельностью людей, способствовали формированию в г. Архангельске специфического орнитокомплекса, во многом отличающегося от регионального.

2.           Антропогенные преобразования таежных ландшафтов на Европейском Се¬вере способствовали утрате ими существенных свойств как мест обитания абори¬генных видов птиц. В конечном итоге это привело к обеднению антропогенных и особенно урбанизированных биотопов этими водами. В результате сформировался новый орнитокомплекс с преобладанием птиц более южного происхождения и транспалеарктов при незначительном присутствии представителей таежных фаунистических группировок. Учитывая наращивание масштабов лесохозяйственной деятельности вблизи Архангельска, в перспективе следует ожидать дальнейшего обеднения орнитофауны города исконно таежными видами птиц.

3.           Общий список видов птиц, обитающих или когда-либо отмечавшихся в Архангельске и его окрестностях, включает в себя более 270 видов, что составляет около 80% от авифауны Архангельской области. Наиболее многочисленными отрядами являются воробьино-, ржанко- и гусеобразные.

4.           Более половины общего списка видов птиц встречается в Архангельске более или менее постоянно. Примерно третья часть птиц этой группы в городе зимует. Только в этот период года в фауне птиц доминирует группа таежных и арктических видов. В это время город является стацией выживания как синантропных, так и птиц естественных природных ландшафтов. Сюда стягиваются на зимовку многие птицы из окрестных биотопов и кочевники из тундры и глухих участков тайги (совы, куриные, воробьиные и др.). Плотность населения птиц зимой в Архангельске довольно высокая и составляет в среднем 700 ос./км2. В это время здесь доминируют 2 вида синантропных птиц: домовый воробей и сизый голубь. В совокупности их доля участия в населении в среднем около 70%. Многочисленны в это время ставшие в последние десятилетия полусинантропными серая ворона, большая синица и ворон. Большинство птиц зимой кормится смешанной пищей, включая корма антропогенного происхождения, 40% из них всеядны.

5.           Орнитофауна в весенне-летний период более разнообразна и состоит в основном из перелетных видов европейского типа фауны и транспалеарктов. Обилие птиц в летний период в два раза выше, чем зимой. Основа птичьего населения, как и зимой приходится на домового воробья и сизого голубя. Их совместный индекс доминирования достигает 55%, а в массивах каменной застройки доходит до 70. Многочисленны летом и другие синантропы и полусинантропы — галка, городская ласточка серая ворона.

6.           Таким образом, при углублении процессов урбанизации происходит изменение состава и структуры фауны, смена доминирующих видов. В ряду от слабо измененных лесных ландшафтов приархангельской тайги до полностью урбанизированных территорий города Архангельска сокращается биоразнообразие (число отрядов), меняется фауно-генетический и биотопический состав, экология видов, плотность и структура населения птиц.

7.           Массовые скопления некоторых всеядных синантропных видов в городе, низкая численность таежных и луго-полевых птиц свидетельствуют о существенном нарушении баланса между человеком и птицами в городе Архангельске.

Литература

Агроклиматические ресурсы Архангельской области. 1971. Л.: Гидрометеоиздат. 136 с.

Андреев В.А. 1995. Белощекая казарка. Branta leucopsis. Красная книга Архангельской области. Редкие виды растений и животных. Архангельск: Правда Севера. С. 215-216.

Андреев В.А. 2002а. Мониторинг орнитофауны урбанизированной среды г. Архангельска // Экология северных территорий России. Проблемы, прогноз ситуации, пути развития, решения. Матер. Межд. конф. Т. 1. Архангельск: ИЭПС УрО РАН. С. 414-417.

Андреев В.А. 2002б. Позвоночные животные города Архангельска // Экологические проблемы Севера. Межвуз. сб. науч. тр. Архангельск: Изд-во АГТУ. С. 153-155.

Андреев В.А. 2002в. Птицы как биотический компонент урбанизированной среды г. Архангельска // Разнообразие и управление ресурсами животного мира в условиях хозяйственного освоения Европейского Севера. Тез. докл. Межд. конф. Сыктывкар.

Андреев В.А. 2002г. Зимняя орнитофауна Архангельска // Рус. орнитол. журн. Т. 11. Экспресс-выпуск 207. СПб. С. 1170-1172.

Андреев В.А. 2003а. К орнитофауне города Архангельска // Животные в городе. Матер. второй научно-практич. конф. М.: ИПЭЭ РАН. С. 48-50.

Андреев В.А. 2003б. Хищные птицы города Архангельска // Матер. IV конф. по хищным птицам. Пенза. С. 124-126.

Андреев В.А. 2003в. Задержки перелетных птиц в Архангельске // Рус. орнитол. журнал. Т. 12. Экспресс-выпуск 222. СПб. С. 535-537.

Андреев В.А. 2003г. К изучению серой вороны СОГУШ cornix в урбанизированном ландшафте // Русск. орнитол. журнал. Т. 12. Экспресс-выпуск 223. СПб. С. 568-571.

Андреев В.А. 2005. Врановые птицы г. Архангельска и пригородной зоны // Экология врановых птиц в условиях естественных и антропогенных ландшафтов России. Матер. VII Всерос. науч. конф. по изучению экологии врановых птиц России. Казань. С. 25-28.

Андреев В.А. 2007. Систематический каталог птиц г. Архангельска и его пригородной зоны. Архангельск: Солти. 35 с.

Асоскова Н.И. 1983. Фауна и население птиц города Архангельск // Влияние антропогенных факторов на структуру и функционирование биоценозов. М.: МГПИ им. В.И. Ленина. С. 37-43.

Асоскова Н.И. 1984а. Влияние урбанизации на фауну и население птиц города Архангельска // Роль Архангельска в освоении Севера. Мат. Всесоюз. конф. Географ. об-ва СССР. Архангельск. С. 17-18.

Асоскова Н.И. 19846. Особенности населения птиц города Архангельска // Птицы и урбанизированный ландшафт. Тез. крат. сообщ. Каунас. С. 17-18.

Асоскова Н.И. 1984в. Водоплавающие птицы в антропогенных ландшафтах Архангельска и его окрестностей // Современное состояние ресурсов водоплавающих птиц. Тез. Всесоюз. семинара по водоплавающим птицам. М. С. 294-295.

Асоскова Н.И. 1985. Изменения в фауне и населении птиц города Архангельска за 40 лет // Тез. докл. VIII Всес. зоогеограф. конф. Л. С. 6-7.

Асоскова Н.И. 1986. Особенности урбанизации птиц у северных границ ареала // Изучение птиц СССР, их охрана и рациональное использование. Тез. докл. I съезда Всес. орнитол. об-ва и IX Всес. орнитол. конф. Ч. 1. Л. С. 44-45.

Асоскова Н.И. 1987. Особенности поведения синантропных врановых птиц в урбанизированных ландшафтах лесной зоны Архангельской области // Влияние антропогенной трансформации ландшафта на население наземных позвоночных животных. Тез. Всес. совещ. Ч. 2. М. С. 146-148.

Асоскова Н.И. 1992. Птицы Архангельской области. Изученность, современное состояние и проблемы охраны // Зеленая книга Архангельской области. Архангельск: Поморский ун-т. С. 59-82.

Асоскова Н.И. 1999. Современное состояние врановых птиц на севере ареала // Экология и распространение врановых птиц России и сопредельных государств. Ставрополь: Изд-во СГУ. С. 38-39.

Асоскова Н.И. 2001. О некоторых изменениях орнитофауны Архангельской области в XX столетии // Вестн. Поморского ун-та. Сер. естеств. и точн. науки. 1. Архангельск: Изд- во ПГУ. С. 39-44.

Асоскова Н.И. 2006. Основные механизмы формирования орнитофауны города Архангельска // Орнитол. исследования в Северной Евразии. Тез. докл. XII Межд. орнитол. конф. Ставрополь. С. 48-49.

Асоскова Н.И., Амосов П.Н. 2004. Изменение поведения серой вороны Corvus cornix в урбанизированных ландшафтах севера таежной зоны Архангельской области // Рус. орнитол. журн. Т. XIII. Экспресс-выпуск 261. СПб. С. 465-466.

Асоскова Н.И. Видякина С.В. 2002. Результаты анализа состояния орнитофауны Европейского Севера России в условиях меняющегося климата // Экология северных территорий России. Проблемы, прогноз ситуации, пути развития решения. Матер. межд. конф. Архангельск: ИЭПС УрО РАН. С. 287-290.

Асоскова Н.И. Долинина С.В. 1986. Орнитофауна зеленых насаждений города Архангельска // М.В. Ломоносов и Север. Тез. докл. всесоюз. конф. Архангельск. С. 335-337.

Асоскова Н.И., Константинов В.М. 1988. Особенности синантропизации и урбанизации птиц северной тайги // Сезонные перемещения и структура популяций наземных позвоночных животных. Сб.науч. тр. МГПИ им. В.И. Ленина. М.: Прометей. С. 53-69.

Асоскова Н.И. Константинов В.М. 1993. Особенности размещения, численности и гнездования серой вороны в антропогенных ландшафтах Архангельской области // Врановые птицы в антропогенных ландшафтах. Воронеж: Изд-во ЛГПУ. С. 16-32.

Асоскова Н.И., Константинов В.М. 2005. Птицы города Архангельска и его окрестностей. Архангельск: Поморский университет. 286 с.

Асоскова Н.И., Константинов В.М., Хохлов А.Н. 1995. Синантропизация и урбанизация сороки // Матер. Межд. конф. по экологии сороки. Польша. Зеленая Гура: 5. Sinanthropisation and urbanisation of the magpie. Jnternational conference for magpie ecology. Zelena Cora. 19-22 november. 1995. Poland. С. 5.

Асоскова Н.И., Нутрихина В.Л. 2007.Наблюдения за пролетом гусеобразных в Приморском районе Архангельской области // Экология. Матер. межд. молодежн. конф. Архангельск: Институт экологических проблем Севера УрО РАН. С. 149-150.

Вальнев Ф. 1880. Наблюдения г. Вальнева над прилетом, отлетом и гнездованием птиц в Архангельском уезде за 1958-1972 гг. // Природа и охота. Т. 4. № 11. С. 1-19.

География Архангельской области. 2001 / Под ред. Н.М. Бызовой, Я.К. Премининой. М.: СпортАкадемПресс. С. 1-84.

Евдокимов А. 1927. Окрестности Архангельска. Лая // Природа и люди Севера. Вып. 1. Архангельск. С. 25-32.

Константинов В.М., Асоскова Н.И., Хохлов А.Н. 1994. Трансформация фауны и населения птиц при урбанизации и проблемы их охраны // Генезис кризисов природы и общества в России. Вып. 2. Матер. 2-й научн. конф. «Человек и природа — проблемы социоестественной истории». Феодосия: Московский лицей. С. 146-148.

Красная книга Архангельской области. 2008 / Отв. редактор А.П. Новоселов. Архангельск: Комитет по экологии Архангельской области. 351 с.

Михайлов А. 1868. Очерки природы и быта Беломорского края России. Охота в лесах Архангельской губернии. СПб. 275 с.

Молчанов Л. А. 1908. Орнитологические наблюдения летом 1907 г. в Архангельской губернии // Ежегодник Зоол. музея Акад. наук. Т. 13. С. 303-314.

Никольский А.М. 1885. Орнитологические наблюдения на Белом море и Мурманском берегу летом 1880 года // Труды СПб. об-ва естествоиспытателей. Т. 16. Вып. 1. СПб. С. 339-375.

Паровщиков П.Я. 1941. Систематический список птиц г. Архангельска и его окрестностей // Природа и социалистическое хозяйство. Сб. 8. Ч. 1. М.: Изд-во Всерос. об-ва охраны природы. С. 355-366.

Плешак Т.В. 2000. Некоторые адаптивные черты поведения птиц г. Архангельска и его окрестностей // Краеведение и краеведы. Матер. науч. конф., посвящен. 105-летию со дня рождения К.П. Гемп. Тр. XI съезда Рус. географ. об-ва. Т. 7. СПб. С. 66-68.

Плешак Т.В. 2002. К орнитофауне Архангельска // Рус. орнитол. журн. Т. 11. Эксперсс-выпуск 207. СПб. С. 1169-1170.

Степанян Л.С. 2003. Конспект орнитологической фауны России и сопредельных территорий (в границах СССР как исторической области). М.: ИКЦ Академия. 807 с.

Феклистов П.А. 2003. Экологические проблемы формирования зеленых насаждений г. Архангельска // Экологические проблемы Севера. Межвуз. сб. науч. тр. / Отв. ред. П.А.Феклистов. Вып. 6. Архангельск: АГТУ. С. 169-172.

Черный А.П. 1904. Коллекция птиц Архангельского городского публичного музея. Каталог. Архангельск. С. 63-81.

Штегман Б.К. 1938. Основы орнитогеографического деления Палеарктики // Фауна СССР. Птицы. Т. 1. Вып. 2. М. 156 с.

Яблонский Н.И. 1914. Орнитофенологические наблюдения в окрестностях Архангельска // Орнитол. вестн. Об-ва изуч. Северного края. № 1. С. 76-84.

Asoskova N.I., Konstantinov V.M., Khokhlov A.N. 1997. Synanthropisazion and synurbisazion of the magpie in Russia // Acta ornithological. Vol. 32. № 1.

Summary

The species composition of birds of the city of Arkhangelsk includes 276 species, 145 of which occur constantly during the breeding or wintering grounds. 75% of the avifauna are sparrow, goose, plover and Falconiformes. Urban ecosystems of the taiga zone of Northern European cause penetration of nemoral bird species in the taiga fauna and expand the taxonomic and ecological diversity of avifauna. Simultaneously, the anthropogenic transformation of natural taiga lead to the impoverishment of human and urban habitats indigenous species of birds, some of which have already disappeared, others — have drastically reduced numbers. In the new city of Arkhangelsk Urban ecosystems dominated birds more southern origin, while the taiga and arctic groups occupy a subordinate position. The basis of the bird population in all seasons are synanthropic and semisynantropic species, and in the summer more birds-visitors who depend on food garbage.

Ю.А. Дурнев, Н.В. Морошенко

БАЙКАЛЬСК

Город как среда обитания птиц

Байкальск — небольшой город полувекового возраста с 17-тысячным населением, — расположен на юго-восточном берегу Байкала в предгорьях хребта Хамар-Дабан. Своим рождением и развитием в качестве «моногорода» он обязан ставшему печально знаменитым Байкальскому целлюлозно-бумажному комбинату (БЦБК). Решение о строительстве завода и города было принято в 1958 г., а 17 апреля 1960 г. здесь высадился первый десант строителей: стройка была объявлена всесоюзной ударной.

Строительная площадка под комбинат и город располагалась на общем конусе выноса двух рек — Солзана и Харлахты и ограничивалась с северо-востока зоной геологических сбросов с суммарной видимой амплитудой до 1000 м, с югозапада — сбросом с амплитудой вертикального смещения до 500 м. Выбранная территория характеризуется сложной сейсмической обстановкой: южная часть озера в целом отнесена к девятибалльной зоне, но потенциальная сейсмическая активность с севера (со стороны озера) достигает 10 баллов, с юга (со стороны хребта Хамар-Дабан) — 11 баллов.

Жилые микрорайоны Байкальска и комбинат строились одновременно. Согласно генеральному плану 1970-х гг. предполагалось, что здесь будут жить до трехсот тысяч человек. Вначале возводились районы из двухэтажных деревянных домов (пос. Строителей, микрорайоны Южный, Сангород), отделенные от промзоны массивами измененных темнохвойных и смешанных лесов, характерных для побережья Южного Байкала и долин его притоков. В середине 1970-х гг. появился микрорайон им. Ю. Гагарина, застроенный панельными 3-этажными домами и деревянными 2-этажными коттеджами; были построены несколько экспериментальных сейсмостойких 5-этажных домов. В основном сформировавшийся к началу 1980-х гг. город своей планировкой вполне соответствовал понятию «диффузного» (Цыбулин, 1985), в котором жилые, административные и промышленные зоны отделяются значительными по площади лесными участками. Численность населения Байкальска к нашему времени стабилизировалась на уровне 17 тысяч жителей, причем тенденция к дальнейшему ее росту не просматривается.

БЦБК расположен на восточной окраине города, на правом берегу Солзана. Он создавался ради выпуска высокопрочной кордной целлюлозы для нужд авиационной промышленности, которая в конце ХХ в. была заменена более прочными химическими волокнами. Кроме основного продукта, БЦБК выпускал различные виды целлюлозы (сульфатную беленую и небеленую, сульфатную вискозную), бумагу оберточную, бумагу для гофрирования, скипидар-сырец, талловое масло. Производственная деятельность комбината была прекращена в конце 2008 г. В настоящее время дальнейшее существование Байкальска рассматривается в рамках развития туристско-рекреационной зоны на Южном Байкале.

Экологическая обстановка в Байкальске и его окрестностях в течение четырех с лишним десятилетий определялась деятельностью БЦБК: он не только сбрасывал значительные объемы сточных вод в Байкал, но и загрязнял воздушный бассейн аэропромвыбросами (в т.ч. одним из самых дурнопахнущих химических веществ — метилмеркаптаном), которые в виде смога «накрывали» не только город Байкальск, но и окружающую местность на десятки километров вокруг, включая Байкальский государственный биосферный заповедник (БГБЗ) и горнолыжный комплекс «Соболиная гора». Летом, осенью и в начале зимы при господствующих северо-западных и западных ветрах воздух в городе относительно чист, но загрязнения относятся в сторону БГБЗ; в конце зимы и весной преобладают восточные ветры, при которых сульфатные выбросы комбината чувствуются даже в нижней части Тункинской долины. В результате этого пихтовые леса среднегорья Хамар-Дабана в настоящее время на значительных площадях поражены аэропромвыбросами БЦБК и находятся на различных стадиях усыхания.

Фауна птиц Байкальска представлена 214 видами; ее высокое разнообразие, а также значительная численность птиц объясняются, прежде всего, особенностями городской планировки, следствием которых сохранение в черте города лесных участков.

Климатические условия Байкальска заметно отличаются от других городов Восточной Сибири: непосредственная близость огромной водной массы Байкала трансформирует экстремальные черты континентального климата в направлении «лимноклимата» (Дурнев и др., 2006). Осенью и зимой Байкал заметно согревает побережье, весной и летом — охлаждает. В результате сглаживаются как годовая (до 40°), так и суточная (до 4-8°) амплитуды температур. Зима на юго-восточном побережье Байкала длится от замерзания озера (вторая половина января) до разрушения метрового снежного покрова во второй половине апреля. Осень растягивается до 5 месяцев: она начинается в середине августа и продолжается до установления ледового покрова на Байкале. Глубокий снег, как правило, выпадает на талую землю, благодаря чему, здесь сохраняется целый комплекс флористических неморальных реликтов (Епова, 1956).

Растительность Байкальска и его окрестностей представлена различными вариантами кедровых лесов, среди которых преобладают кедрачи чернично-зеленомошные. Кедровый древостой в них зрелый, разреженный; в качестве примеси отмечаются пихта и ель; на поверхности почвы часто встречаются старые полусгнившие колодины. Подрост в лесах разновозрастный с преобладанием пихты; молодые кедры и ели встречаются в подросте реже. Подлесок из рябины, ольховника, жимолости, красной и черной смородины, свиды белой. Травяно-кустарничковый ярус развит хорошо; ведущая роль в нем принадлежит чернике, вейнику Лангсдорфа и различным папоротникам. Моховой покров развит достаточно хорошо и имеет мощность от 5 до 30 см. Вдоль байкальского побережья полосой тянутся багульниково-зеленомошные кедровники, сильно нарушенные пожарами и вырубками. Многие участки этих лесов находятся на разных стадиях возобновления; под пологом сукцессионных кедрово-березовых лесов успешно восстанавливается кедр, имеется подрост ели и пихты, реже встречается сосна и лиственница (Моложников, Моложникова, 1988).

В поймах рек Солзан и Харлахта доминируют тополевники из тополя душистого. Самый распространенный тип тополевых лесов — разнотравно-вейниковый на пойменных песчаных почвах. Древостои в них хорошо сомкнутые с подлеском из черемухи, ольховника, рябины, жимолости, красной смородины. Имеется подрост из темнохвойных пород деревьев. Травяной покров пышный с преобладанием вейника Лангсдорфа и лесного крупнотравья (Моложников, Моложникова, 1988).

В официальных границах Байкальска могут быть выделены следующие основные комплексы битопов:

•            деревянная 2-этажная застройка;

•            каменная 3-этажная застройка;

•            деревянная одноэтажная застройка дачного типа;

•            городские зеленые насаждения, кладбища и природные лесные массивы между микрорайонами;

•            городские водоемы (береговая линия рек Солзан и Харлахта, байкальское побережье в черте города и система сооружений по очистке сточных вод БЦБК);

•            техногенная зона БЦБК (включающая заводские сооружения, шламопровод, действующие и выведенные из эксплуатации «карты» — накопители жидких отходов целлюлозно-бумажного производства);

•            рудеральная зона.

Все отмеченные особенности природной и антропогенной среды Байкальска оказывают существенное влияние на фауну, население и экологию обитающих в нем птиц.

История изучения птиц

История изучения птиц Байкальска насчитывает около 30 лет и связана с созданием НИИ экологической токсикологии при БЦБК. Основные итоги мониторинга фауны и населения птиц изложены в работах Н.В. Морошенко (Морошенко, 1981, 1982, 1984 а, б; 1987 и др.), а также других авторов (Дурнев и др., 1988, 2006; Кузнецова, Саловаров, 2001).

Общая характеристика орнитофауны

В административных границах Байкальска зарегистрировано 214 видов птиц (табл.). относящихся к 14 отрядам: воробьинообразные — 114 видов (53,1%); ржанкообразные — 29 (13,6%); гусеобразные — 18 (8,4%); соколообразные — 16 (7,5%); совообразные — 9 (4,2%); дятлообразные — 7 (3,3%); голубеобразные — 5 (2,4%); журавлеобразные — 4 (1,9%); аистообразные — 3 (1,4%); стрижеобразные — 3 (1,4%); курообразные — 2 (0,9%); кукушкообразные — 2 (0,9%); поганкообразные — 1 (0,5%); удодообразные — 1 вид (0,5%).

Максимальным числом видов представлены в городской фауне 4 отряда: воробьинообразные, ржанкообразные, гусеобразные и соколообразные.

В экологическом плане орнитофауна Байкальска состоит из представителей 7 основных групп: дендрофильные виды — 114 (53,3%); приводные — 36 (16,8%); водоплавающие — 20 (9,4%); наземные — 19 (8,9%); петрофильные виды — 11 (5,1%); синантропные — 8 (3,7%); «воздухореи» — 6 (2,8%).

Доминирующей группой в городской фауне Байкальска являются дендрофильные птицы, что вполне закономерно. Большое количество представителей приводных, водоплавающих и наземных птиц связано с протяженной береговой линией в черте города и непосредственной близостью Байкала. Значительная доля в фауне петрофильных видов связана с близостью горного хребта Хамар-Дабан.

Трофические группы в авифауне Байкальска представлены следующим количеством видов:

Зоофаги (в составе хищных, рыбоядных и насекомоядных видов) — 139 видов (64,9%); полифаги (в т.ч. виды с сезонной сменой кормов с животных на растительные) — 39 (18,2%); фитофаги — видов 36 (16,8%).

Таким образом, около 2/3 видов городской фауны являются потребителями животных кормов. Полифаги и фитофаги представлены примерно одинаковым числом видов и в сумме составляют до 1/3 общего разнообразия пернатых.

Пролетные птицы

Более 40% орнитофауны (91 вид) встречается в городе только в период сезонных миграций. Среди мигрантов доминируют приводные и дендрофильные виды. Только на весеннем пролете в разные годы отмечены огарь, погоныш-крошка, коростель, даурская галка, грач и полярная овсянка. Исключительно на осеннем пролете в Байкальске встречаются гуменник, горбоносый турпан, зимняк, сибирский пепельный улит, песочник-красношейка, белохвостый песочник, песчанка, дальневосточный кроншнеп, чеграва, пуночка.

Как весной, так и осенью в границах города Байкальска отмечаются ещё 75 видов: большая поганка, большая выпь, черный аист, лебедь-кликун, кряква, серая утка, свиязь, шилохвость, чирок-трескунок, широконоска, красноголовая чернеть, хохлатая чернеть, каменушка, луток, скопа, хохлатый осоед, черный коршун, полевой лунь, болотный лунь, тетеревятник, малый перепелятник, обыкновенный канюк, беркут, орлан-белохвост, сапсан, серый журавль, лысуха, хрустан, чибис, камнешарка, фифи, большой улит, поручейник, турухтан, кулик-воробей, мородунка, кулик-воробей, краснозобик, чернозобик, азиатский бекас, большой кроншнеп, озерная чайка, хохотунья, сизая чайка, речная крачка, клинтух, болотная сова, сплюшка, удод, вертишейка, береговая ласточка, полевой жаворонок, степной, лесной, американский и горный коньки, желтая трясогузка, серый и обыкновенный скворцы, малая пестрогрудка, певчий сверчок, пеночки — теньковка, черноголовый чекан, каменки — плешанка и плясунья, красноспинная и краснобрюхая горихвостки, дрозды — краснозобый, Науманна, бурый, белобровик и пестрый, овсянки — ремез и крошка, подорожник.

Близкую группу составляют кочующие виды, гнездящиеся в разных точках Байкала и окружающих его горных хребтов, а зиму проводящие в поисках оптимальных пищевых и микроклиматических условий. К ним относятся обыкновенный гоголь, длинноносый и большой крохали, бородатая куропатка, ястребиная сова, длиннохвостая и бородатая неясыти, рогатый жаворонок (желтогорлый подвид E. a. flava), серый сорокопут, кедровка, альпийская завирушка, чиж, черноголовый щегол, пепельная чечетка, сибирский горный вьюрок, сибирская, большая и длиннохвостая чечевицы, щур, белокрылый клест и серый снегирь.

Направление сезонных миграций и кочевок определяется, в основном, линией байкальского побережья и орографией хребта Хамар-Дабан (в частности, расположением горных перевалов).

Гнездящиеся птицы

Диффузный характер города, выражающийся в наличии в городской черте лесных участков и других природных биотопов, определяет оптимальные условия для гнездования в Байкальске многих таежных птиц. Распределение видов по основным комплексам гнездовых комплексов биотопов выглядит следующим образом.

Деревянная 2-этажная застройка первых микрорайонов Байкальска представляет собой сочетание многочисленных старых деревянных и редких каменных зданий ограниченной этажности (административных и торговых). Среди строений имеется значительное количество небольших по площади зеленых насаждений. В данном биотопе размножаются, по крайней мере, 19 видов птиц.

На деревянных зданиях с минимумом украшений в виде карнизов, арок и т.п., а также с легко доступными для птиц чердачными помещениями, гнездятся сизый и скалистый голуби, черный стриж, белая трясогузка, сибирская горихвостка, большая синица, домовый и полевой воробьи. Белопоясный стриж и воронок размножается на каменных зданиях, однако, как и везде, их гнездовые колонии распространены локально, а численность птиц в них подвержена резким колебаниям.

В прилегающих к жилым зданиям надворных постройках и зеленых насаждениях со старыми дуплистыми тополями гнездятся, кроме уже упомянутых выше домовых и полевых воробьев, белых трясогузок, больших синиц и сибирских горихвосток, отдельные пары деревенских ласточек, черных ворон, обыкновенных горихвосток, малых мухоловок, черноголовых и буроголовых гаичек, московок, поползней, малых дятлов.

Каменная 3-этажная застройка более новых микрорайонов является оптимальным гнездовым биотопом таких петрофильных видов как обыкновенная пустельга, сизый и скалистый голуби, белопоясный стриж, горная трясогузка, обыкновенная каменка. Здесь также охотно размножаются пары белых трясогузок, домовых и полевых воробьев. Площадь зеленых насаждений внутри этих микрорайонов невелика. В посадках высоких тополей вдоль улиц селятся отдельные пары черных ворон. В целом, в новых микрорайонах размножается не менее 10 видов птиц.

Деревянная 1-этажная застройка дачного типа имеет по периферии Байкальска значительную площадь и граничит с природными сообществами речных пойм и предгорьями Хамар-Дабана. Доля зеленых насаждений здесь заметно возрастает за счет приусадебных участков с садами, огородами и обширными плантациями виктории; разросшихся палисадников; покрытых высокотравьем и кустарниками пустырей и неудобий различного типа.

В густых зарослях кустарников на приусадебных участках гнездятся сибирский жулан, голубая сорока, толстоклювая камышевка, славка-завирушка, бурая и толстоклювая пеночки, обыкновенная чечевица, седоголовая овсянка. Здесь же, но уже в почвенных нишах, устраивают свои гнезда зеленая пеночка и соловей- красношейка. В зарослях высокотравья изредка размножается таежный сверчок. Гнездовые постройки всех этих видов регулярно разоряются кошками. В тополях устраивают свои дупла дятлы — седой, пестрый и малый; в последующие годы эти дупла используются черным стрижом, малой мухоловкой, обыкновенной горихвосткой, буроголовой и черноголовой гаичками, московкой, большой синицей, обыкновенным поползнем и полевым воробьем. В кронах высоких тополей строят свои гнезда черная ворона. В кронах черемух и яблонь Палласа изредка размножаются пары обыкновенных дубоносов. В деревянных постройках (как жилых, так и нежилых) гнездятся деревенская ласточка, белая трясогузка, сибирская горихвостка, домовый и полевой воробьи. В целом, в дачных районах Байкальска размножается более 30 видов птиц.

Городские зеленые насаждения (парки, скверы, кладбища) и природные лесные массивы между микрорайонами представляют собой единый комплекс биотопов, оптимальный для многих птиц. Эти массивы древесно-кустарниковой растительности регулярно посещаются жителями города, однако суммарный фактор беспокойства здесь невелик: передвижение людей происходит лишь по устоявшейся сети пешеходных дорожек и лесных троп. В данных местообитаниях размножаются следующие открытогнездящиеся дендрофильные виды: перепелятник (очень редко), чеглок (в старых гнездах врановых, очень редко), черныш (в прошлогодних гнездах дроздов, очень редко), большая горлица, ушастая сова (в старых гнездах врановых, очень редко), сойка, кукша, голубая сорока, обыкновенная сорока (редко), черная ворона, ворон (редко), сибирская завирушка, толстоклювая камышевка, славка-завирушка, пеночки — корольковая, бурая и толстоклювая, желтоголовый королек, мухоловки — таежная, сибирская, ширококлювая, соловей-свистун, оливковый, певчий и сибирский дрозды, длиннохвостая синица, вьюрок, обыкновенная чечевица, обыкновенный клест, обыкновенный снегирь, обыкновенный дубонос, желтобровая и седоголовая овсянки. В гнездах некоторых из этих видов происходит развитие птенцов обыкновенной и глухой кукушек.

Из дуплогнездников в этом комплексе биотопов размножаются не менее 17 видов. В старых дуплах желны изредка селятся пары мохноногих сычей и иглохвостых стрижей (последние предпочитают стволы перестойных душистых тополей с выгнившей сердцевиной). В старых дуплах дятлов гнездятся черный стриж, малая мухоловка, обыкновенная горихвостка, московка, большая синица, обыкновенный поползень, полевой воробей. В дуплах собственной постройки гнездятся буроголовая и черноголовая гаички, а также дятлы — желна, седой, пестрый, белоспинный, малый и трехпалый. На стволах деревьев под отставшей корой устраивает гнезда обыкновенная пищуха.

В этой своеобразной лесопарковой зоне успешно размножаются и наземногнездящиеся виды: рябчик, лесной дупель, вальдшнеп, пятнистый конек, пеночки — таловка и зеленая, соловьи — красношейка и синий, синехвостка, овсянки — рыжая и (в недавнем прошлом) дубровник. Встречаются здесь летом и виды, размножение которых пока точно не установлено. К ним относятся сибирская пестрогрудка, рябинник, зяблик, обыкновенная чечетка, обыкновенная, бело-шапочная и красноухая овсянки. В целом, гнездовая орнитофауна зеленых насаждений Байкальска включает в себя не менее 68 видов.

С водоемами в Байкальске в период гнездования связано небольшое количество видов. В прибрежной полосе рек Солзан и Харлахта гнездятся малый зуек, перевозчик, а чуть выше городских кварталов — оляпка. На влажных, частично заболоченных лугах за береговым песчано-галечным валом Байкала изредка размножаются чирок-свистунок, обыкновенный бекас, желтоголовая трясогузка и пятнистый сверчок. В специфических приводных биотопах очистных сооружений БЦБК гнездятся отдельные пары перевозчика, горной и белой трясогузок. В приводных сообществах летом встречается также серая цапля, размножение которой на Южном Байкале пока не подтверждено конкретными находками гнезд.

Техногенная зона БЦБК в период гнездования также привлекает к себе ограниченное число видов. На заводских сооружениях периодически гнездится одна пара обыкновенной пустельги; обычными гнездящимися видами являются здесь скалистый голубь, белопоясный стриж, горная и белая трясогузки; гораздо реже гнездятся большая синица, домовый и полевой воробьи. Под обшивкой и в конструкциях опор шламопровода, проходящего вдоль береговой линии Байкала, обнаружены только гнезда белой трясогузки и полевого воробья. По берегам действующих и уже выведенных из эксплуатации «карт» (накопителей жидких отходов целлюлозно-бумажного производства) находят места для гнездования отдельные пары малого зуйка, перевозчика, горной и белой трясогузок, обыкновенной каменки.

Рудеральная зона, включающая в себя как официальную городскую свалку мусора, так и точечные незаконные свалки по всему периметру города, имеет важное трофическое значение в жизни птиц, особенно в неблагоприятные сезоны года. В гнездовании с этим биотопом связаны только 2 вида — белая трясогузка и обыкновенная каменка, иногда поселяющиеся в кучах металлолома и строительного мусора.

Таким образом, в Байкальске в настоящее время гнездятся представители как минимум 84 видов (около 40% всей городской орнитофауны).

Зимующие птицы

Относительно мягкие зимы в Байкальске определяют регулярную зимовку здесь 67 видов птиц (31,5% общего состава). Важнейшим экологическим фактором, лимитирующим состав зимней орнитофауны на Южном Байкале, является многоснежье: к концу зимы толщина снегового покрова достигает 1 метра. Наличие открытого водного зеркала на Байкале до середины января, а на очистных сооружениях БЦБК — всю зиму, привлекает 4 вида водоплавающих птиц — крякву, чирка-свистунка, красноголовую чернеть и обыкновенного гоголя. Крупные стаи последнего из многих сотен особей можно ежедневно наблюдать во время кормления и перелетов над «парящей» байкальской водой. Из дневных пернатых хищников в Байкальске на зимовке отмечается только кречет. Зимовки сов, напротив, не представляют редкости: в разные годы в черте города отмечали филина, ястребиную сову и бородатую неясыть; ежегодно — мохноногого и воробьиного сычей, длиннохвостую неясыть. Из отряда куриных в городской черте Байкальска зимуют рябчик (в лесных биотопах) и бородатая куропатка (на насыпи Транссибирской железнодорожной магистрали); при этом численность последней в последнее 10-летие постоянно возрастает. Из птиц приводного комплекса на очистных сооружениях БЦБК стабильно зимует пока только сизая чайка; тенденция к развитию частичной оседлости у этого вида отмечается с 1980-х гг. (Дурнев и др., 2006). На незамерзающих участках рек изредка встречаются зимующие горные дупеля. Единичная зимняя встреча лысухи связана, по-видимому, с состоянием птицы. Полудикая форма сизого голубя и скалистый голубь, а также многочисленные помеси между ними зимуют в Байкальске в значительном количестве, размножаясь даже в зимних условиях. Питание голубей в это время связано с человеком (в основном, с бытовыми пищевыми отходами).

«Включенность» Байкальска в лесной ландшафт объясняет присутствие в числе зимующих птиц города всех видов дятлов, обитающих в регионе. Так, повсеместно в городской черте встречаются седой дятел, желна, белоспинный, малый и трехпалый дятлы, которые питаются зимой преимущественно личинками ксилофагов. Лишь пестрые дятлы концентрируются на участках с примесью сосны, поскольку основой зимнего рациона этого вида являются семена этой лесной породы.

Наиболее разнообразно представлены в Байкальске зимующие птицы из отряда воробьинообразных: их отмечено 43 вида. Вдоль транспортных магистралей держатся стайки рогатых жаворонков (Eremophila аlpestris flava), овсянок — обыкновенной, белошапочной (неежегодно) и красноухих, а также пуночек. Серый сорокопут регулярно зимует в Байкальске и встречается здесь с октября до конца апреля. В рационе зимующих сорокопутов доминируют чечетки и большие синицы.

В городских границах Байкальска зимуют все отмеченные здесь виды врановых, за исключением даурской галки, грача и серой вороны. Обращает на себя внимание неуклонный рост численности голубой сороки, появившейся на Южном Байкале в 1980-е гг. (Морошенко, 1984). В 1990-2000-е гг. отмечается и рост численности обыкновенной сороки, ранее практически не встречавшейся на побе-режье Южного Байкала от устья реки Большая Голоустная до дельты реки Селенги. Непосредственно в городе кедровки зимуют нерегулярно и лишь в полностью неурожайные на кедровый орех сезоны (1984-1985, 1989-1990, 1995-1996, 1998¬1999, 2002-2003, 2008-2009 гг.). Все врановые на зимовке связаны с рудеральной зоной, сформировавшейся вокруг города, и отдельными мусорными контейнерами, расположенными в жилых кварталах.

Одним из самых многочисленных «плодоядных» зимующих видов Байкальска является обыкновенный свиристель: его мелкие и крупные (до нескольких сотен особей) стаи регистрируются здесь с середины сентября до середины мая. Из этой трофической группы в городской черте регулярно зимуют также смешанные стаи дроздов — краснозобого, чернозобого, бурого, дрозда Науманна, а также их помесей, возникающих в различных вариантах между упомянутыми видами. В этих стаях обычны также дрозды-рябинники. В период зимовок дрозды питаются не только плодами рябины, яблони Палласа, облепихи и других плодово-ягодных растений, но и личинками водных насекомых: вместе с оляпками и альпийскими завирушками они держатся на незамерзающих участках рек, где выхватывают из воды личинок ручейников, веснянок и поденок.

В зимний период в Байкальске многочисленны синицы — длиннохвостая и большая, а также черноголовая, буроголовая и сероголовая гаички. Их концентрация на оптимальных в пищевом отношении участках может достигать многих десятков особей. Московка в зимние месяцы в Байкальске практически не встречается, откочевывая к югу, однако уже в начале марта появляется вновь. Поползни постоянно встречаются в синичьих стаях и активно создают запасы корма, пряча его в трещины коры деревьев. Обыкновенная пищуха в районе Байкальска на зимовке немногочисленна.

Весьма обычными зерноядными птицами в зимний период являются домовый и полевой воробьи. Самый многочисленный вид из этой группы — обыкновенная чечетка, — появляется в городе в сентябре; к началу зимы обычны скопления чечеток из многих сотен птиц. Наибольшие концентрации чечеток в Байкальске отмечаются конце зимы: тысячные стаи птиц кормятся семенами берез и сорного разнотравья в различных частях города. Пепельные чечетки по 3-5 особей держатся в составе более крупных стай обыкновенных чечеток. К стабильно зимующим в городских условиях зерноядным видам относятся также обыкновенные и серые снегири: обычно они встречается небольшими стайками по 4-8 птиц, не образуя более крупных концентраций. Численность зимующих в Байкальске обыкновенных дубоносов, щуров, сибирских чечевиц, чижей, обыкновенных и белокрылых клестов нестабильна: в урожайные на кедровый орех, семена пихты и ели годы они концентрируется в темнохвойных лесах среднегорий; в неурожайные периоды их стаи кочуют по всему Прибайкалью, в заметном количестве задерживаясь в городских насаждениях. В зимний период обычным видом Байкальска является длиннохвостая чечевица: стайки урагусов предпочитают пустыри, обочины транспортных магистралей и т.п. местообитания, где они находят достаточное количество своего основного корма — семян сорного разнотравья. Черноголовый щегол в Байкальске периодически встречается на пустырях, заросших репейником. Высокогорные виды — сибирский горный вьюрок и большая чечевица залетают в город нерегулярно и в количестве немногих особей.

Изменения в составе фауны птиц за последние 30 лет

За 30-летний период регулярных наблюдений авторов в авифауне Байкальска произошли некоторые изменения. Они связаны с регистрациями видов, ареалы которых «пульсируют» или активно расширяются (в основном с запада на восток и в обратном направлении). К таким видам можно отнести серую цаплю, вяхиря, клинтуха, сплюшку, черноголовую иволгу, голубую сороку, серую ворону, зяблика и желтобровую овсянку.

Редкие гнездящиеся виды птиц и проблемы их охраны

Большинство птиц, обитающих в Байкальске, имеют тот или иной охранный статус: 172 вида (80,8%) из 214 (см. табл.). Основаниями для придания видам статуса охраняемых по В.В. Попову и А.Н. Матвееву (2006) являются:

•            Конвенции между Правительствами СССР и США, КНДР, Индии, Японии об охране перелетных птиц и среды их обитания, заключенные в 1960-1990-е гг.;

•            Красная книга Иркутской области и приложения к ней (список видов утвержден постановлением Главы Администрации Иркутской области № 272-п от 29 мая 2003 г.);

•            Приложения I и II к Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (Конвенции СИТЕС) от 1 июля 1975 г.;

•            Красная книга РФ (список видов и категории статуса редкости утверждены Приказом Госкомитета РФ по охране окружающей среды № 569 от 19 декабря 1997 г.);

•            Красная книга МСОП и «IUCN Red List of Threatened Animals» (1988, 1990, 1994, 1996, 1998, 2004).

В соответствии с основными документами, определяющими охранный статус птиц (Красные книги Международного Союза охраны природы, Российской Федерации и Иркутской области), особой охраны заслуживают 37 видов, встречающихся в городской черте Байкальска. К гнездящимся на городской территории птицам относятся лишь три вида, занесенных в Красные книги разного уровня и приложения к ним:

•            Дубровник — категория редкости NT (вид, находящийся в состоянии, близком к угрожаемому) по классификации Красной книги МСОП. Еще в недавнем прошлом — одна из самых многочисленных птиц Байкальского региона. В связи с резким снижением численности в границах глобального ареала в 2004 г. дубровник внесен в категорию NT; в Байкальске численность снизилась в десятки раз; летом 2008 г. пара дубровников гнездилась близ устья Солзана. Меры специальной охраны не разработаны;

•            Скалистый голубь — включен в перечень объектов животного и растительного мира Иркутской области, нуждающихся в особом внимании (Приложение к региональной Красной книге). Вселившись в населенные пункты Байкальского региона позднее сизого голубя и имея более низкую численность, скалистый голубь довольно быстро ассимилируется первым видом; к началу XXI в. в крупных населенных пунктах юга Прибайкалья (в т.ч. в Байкальске) чистокровные скалистые голуби составляли не более 10% численности видовой популяции; меры специальной охраны скалистого голубя в населенных пунктах трудноприменимы;

•            Мохноногий сыч — включен в перечень объектов животного и растительного мира Иркутской области, нуждающихся в особом внимании (Приложение к региональной Красной книге). Имея в целом низкую численность во всем регионе, вид отдельными парами гнездится в городской черте Байкальска в старых дуплах желны. В качестве косвенных мер охраны следует рекомендовать сохранение перестойных дуплистых деревьев при санитарных рубках.

Как и в целом в Байкальском регионе, оптимизация охраны редких птиц в Байкальске, связана со следующими мероприятиями:

•            Совершенствованием системы орнитологического мониторинга. Отслеживание деталей распространения птиц в городе, динамики их фауны и учет численности возможно лишь на пути координации усилий специалистов-орнитологов и любителей птиц, преподавателей биологии и экологии, юных натуралистов и экологов;

•            Сохранением лесных участков в границах города. Известно, что условием существования биологических видов является сохранение их местообитаний, поэтому мероприятия по поддержанию городских микропопуляций птиц связаны с решением вопроса о сохранении современной структуры Байкальска как «диффузного» города;

•            Организацией массовой зимней подкормки птиц и развески искусственных гнездовий. К сожалению, в населенных пунктах Прибайкалья практически отсутствуют традиции помощи диким птицам. В связи с этим актуальной является пропаганда элементарных орнитологических знаний и практических навыков работы.

Литература

Дурнев Ю.А., Липин С.И., Сонин В.Д., Морошенко Н.В., Сирохин И.Н. 1988. Птицы рудеральных зон Прибайкалья как объект экологического мониторинга // Проблемы экологии Прибайкалья. Тез. докл. 3-й Всесоюз. науч. конф. Ч. 4. Иркутск. С. 111.

Дурнев Ю.А., Липин С.И., Сонин В.Д., Сонина М.В., Морошенко Н.В. 2006. Ранневесенние и позднеосенние аспекты экологии погодных мигрантов в условиях Байкальской рифтовой зоны // Сибирская орнитология. Вып. 4. Вестник Бурятского гос. ун-та. Специальная сер. Улан-Удэ: Изд-во Бурятского гос. ун-та. С. 94-134.

Епова Н.А. 1956. Реликты широколиственных лесов в пихтовой тайге Хамар-Дабана // Изв. БГНИИ при ИГУ. Т. 16. Вып. 1-4. Л.: Изд-во ЛГУ. С. 25-61.

Кузнецова Д.В., Саловаров В.О. 2001. Орнитонаселение территории некоторых отстойников Байкальского ЦБК // Современные проблемы байкаловедения. Сб. тр. мол. ученых. Иркутск: Изд-во ИГУ. С. 40-49.

Моложников В.Н., Моложникова В.В. 1988. Очерк растительности окрестностей г. Байкальска // Растительность хребта Хамар-Дабан. Новисибирск: Наука. С. 5-31.

Морошенко Н.В. 1981. Использование птицами очистных сооружений Байкальского целлюлозно-бумажного комбината // Экология и охрана птиц. Тез. докл. 8-й Всесоюзн. орнитол. конф. Кишинев: Штиинца. С. 157.

Морошенко Н.В. 1982. Обзор орнитофауны в зоне действия Байкальского целлюлозно-бумажного комбината // Проблемы эклоги Прибайкалья. Тез. докл. Всесоюзн. науч. конф. Иркутск, 19-22 окт. 1982 г. IV. Экол. контроль наземных экосистем. Иркутск: Изд-во ИГУ. С. 94-95.

Морошенко Н.В. 1984а. Гнездование голубой сороки на юго-восточном побережье озера Байкал // Фауна и экология птиц Восточной Сибири. Иркутск: Изд-во ИГУ. С. 86-89.

Морошенко Н.В. 1984б. Орнитофауна малых городов Южного Прибайкалья // Птицы и урбанизированный ландшафт. Сб. кратких сообщений. Каунас. С. 99-100.

Морошенко Н.В. 1987. О встрече китайской иволги на южном Байкале // Орнитология. Вып. 22. М. С. 190.

Цыбулин С.М. 1985. Птицы диффузного города: На примере новосибирского Академгородка. Новосибирск: Наука. 166 с.

Summary

Baikalsk — small city with the population of 17 thousand person, — is located on southeast Baikal and has age of 50 years. The city is obliged by the birth and development to the Baikal Pulp-and-paper combine. Residential areas of Baikalsk and combine were under construction simultaneously. Now the population of city it was stabilized at a level of 17 thousand inhabitants.

The full list of birds of city on the end of 2008 included 214 species. More than 40% of avifauna (91 species) meets in city only during seasonal migrations. Among migrants dominate water, marsh and dendrofil species. Diffusion character of city expressed available in city feature of forest plots and other natural biotops, defines optimum conditions for nesting in Baikalsk many taiga birds. Representatives of 84 species nest as a whole in Baikalsk (about 40% all avifauna). Warm winters in Baikalsk define regular wintering here 67 species of birds (31,5% general structures). The major limiting ecological factor for birds is the deep snow up to 1 meter.

For the 30-years period in avifauna of Baikalsk there were some changes. They are connected with registration of species, which areas pulse or actively extend. It is possible to carry to such species Ardea cinerea, Columba palumbus, C. oenas, Otus scops, Oriolus chinensis, Cyanopica cyana, Corvus cornix, Fringilla coelebs and Emberiza chrysophris. On materials of Red books of a different level of protection deserve 37 species meeting in the city of Baikalsk. Nest in city territory of 3 protected species: Emberiza aureola, Columba rupestris, Aegolius funereus.

А.Г. Меньшиков, А.А. Дерюгин

Ижевск

Характеристика города

Ижевск, крупный индустриальный центр в Западном Предуралье с населением 645,0 тыс. человек и площадью 333,2 км2, располагается в междуречье рек Камы и Вятки. Его географические координаты — 56°50' с.ш. и 53°10' в.д. Основанный по указу Сената в 1760 г. владельцем Горобладгодатских заводов графом П.И. Шуваловым как железоделательный завод, город застраивался вокруг пруда, сооруженного на р. Иж для нужд строящегося завода. В результате чего, впоследствии, значительная часть промышленных предприятий металлургического и машиностроительного комплекса оказалась в центре городских застроек. Окружавший промзону жилой (селитебный) район, был представлен частным сектором и двух-, пятиэтажными зданиями жилой и социальной инфраструктур. Ижевск продолжал развиваться как промышленный центр (сейчас около сорока промышленных предприятий, занимающих территорию 1,5 тыс. га), однако строительство велось уже с учетом дальнейшего развития города и экологических требований. Таким образом, в настоящее время город представляет собой конгломерат, в котором в разных частях встречаются промышленные и лесопарковые зоны, частный сектор и районы с многоэтажной жилой застройкой, садово-огородные массивы и гаражные кооперативы. В последнее время активизируется строительство коттеджей в районах частного сектора и окраинах города.

Климат города во многом определяется неоднородностью рельефа, наличием большого водохранилища, зеленых зон, плотностью городской застройки, в том числе промышленной. Средняя температура января -14,1 °С, июля +18,7 °С, продолжительность безморозного периода — 128 дней, снежный покров держится в среднем 163 дня, среднее годовое количество осадков — 508 мм.

Гидрологическая сеть хорошо развита и представлена различными водотоками и искусственными водоемами, наиболее значительный из которых Ижевский пруд, сооруженный на р. Иж в 1760 г. Площадь его зеркала составляет 24 км2, водохранилище вытянуто по долине р. Иж на 11,4 км, максимальная ширина — 2,5 км, минимальная — 0,5 км, средняя глубина 3,5 м, при максимальной в пред-плотинном участке 12 м. Кроме р. Иж по территории города протекают малые реки Позимь, Пироговка (устьевые участки) и небольшие речки Карлутка, Подборенка, Игерманка, Пазелинка, Старковка (на всем протяжении) с впадающими ручьями и искусственными водоемами. Практически все водоемы находятся в лесных биотопах.

По физико-географическому районированию город располагается на стыке таежной и подтаежной ландшафтных зон, на подзональной границе южной тайги и хвойно-широколиственных лесов. В целом уровень лесистости территории в пределах городской черты составляет 26%, что соответствует экологическим требованиям по соотношению естественных экосистем и преобразованных участков для зоны южно-таежных лесов. Западная, северо-западная и северная границы города проходят по зеленой зоне, представляющей из себя крупные массивы различного типа лесов, которые в виде лесопарковой зоны продолжаются в городской черте. Это способствует проникновению животных, в первую очередь, птиц в различные участки города. На востоке и юге граница города проходит по небольшим залесенным участкам среди сельскохозяйственных земель. Практически все лесные участки имеют смешанный породный состав: хвойные породы — сосна обыкновенная, ель обыкновенная, пихта белая; лиственные — липа мелколистная, ясень обыкновенный, береза пушистая и поникшая, осина, дуб черешчатый. В прибрежной зоне правого берега Ижевского пруда на песчаных почвах размещаются сосновые леса борового типа. Искусственные сосновые посадки отдельными фрагментами встречаются в различных частях города. Около четверти лесопарковых участков расположены в условиях избыточного увлажнения (в поймах рр. Иж и Позимь, в прибрежной левобережной зоне Ижевского пруда, фрагментами в понижениях рельефа) и представлены заболоченными ольхово-березово-осиновыми насаждениями, ивовыми зарослями. Общая площадь зеленой зоны г. Ижевска составляет 70,4 тыс. га, в их составе лесопарковая городская зона занимает около 8 тыс. га (http://www.uprav18.ru/about/list/73/2483/).

История изучения птиц

Первые упоминания о птицах г. Ижевска (Шабердин, 1930) носят отрывочный характер и касаются лишь отдельных видов. Более детальное изучение орнитофауны было начато позже, в конце 50-х гг. преподавателями, сотрудниками и студентами Ижевского педагогического института, а позже, Удмуртского госуниверситета. Отсутствие единой методики и попутный характер проведения фаунистических исследований не в полной мере, на наш взгляд, отражают видовой состав орнитофауны того периода. Кроме того, специфика расположения города не позволяет выяснить площадь, охваченную исследователями. По всей видимости, в понятии «город» авторами рассматривалась территория, ограниченная чертой города, а не административными границами, в которые входит значительная часть зеленой зоны. Поэтому список городской орнитофауны, составленным Ю.К. Поповым (1968), содержит лишь 43 вида птиц. Им же отмечена тенденция к снижению видового разнообразия городской авифауны (Попов, 1970, 1974).

Примерно такой же состав (42 вида) отмечен Т.Г. Рысьевой в 80-х гг. на маршрутных учетах при проведении экологических исследований городской орнитофауны (Рысьева, 1984, 1984а, 1985; Рысьева, Никонова, 1985). Более полная характеристика фауны птиц города того периода приведена М.И. Брауде (1984): в его списке содержится 75 видов птиц, из которых 23 вида гнездится в городе, 4 вида гнездятся нерегулярно, для семи видов гнездование предполагается. В категорию пролетных им включено 6 видов, 29 видов птиц автор отнес к залетным.

В состав орнитофауны города конца прошлого столетия включено 130 видов птиц (Природа Ижевска и его окрестностей, 1998). Из их числа авторы 89 видов включили в категорию гнездящихся, 20 видов — пролетных, 21 птица ими отнесена к залетным видам или видам, встречающимся в период зимних кочевок.

Итогом работ по исследованиям орнитофауны города стала глава «Птицы г. Ижевска» в монографии «Птицы городов Среднего Поволжья и Предуралья» (2001). В ней авторы проводят анализ птичьего населения всех комплексов городских местообитаний. Всего ими выявлено пребывание 167 видов птиц в административных границах города. К числу гнездящихся отнесены 102 вида птиц, к категории пролетных — 47 видов, остальные виды встречены в городе в период зимних кочевок.

Представленная работа является продолжением фаунистических исследований городской орнитофауны с целью отражения изменений в составе, распределении и статусе видов птиц за прошедший период.

Общая характеристика орнитофауны

В настоящее время на территории города отмечено пребывание 195 видов птиц (табл. 1), что составляет 71,7% орнитофауны Удмуртской Республики. В таблицу включены все виды, когда-либо отмеченные на городской территории, в том числе и те, которые были встречены 1-2 раза — беркут, большой подорлик, щеголь, краснозобик, грязовик, ходулочник, большой кроншнеп, ястребиная сова, бородатая неясыть, рогатый жаворонок, чернозобый дрозд, горихвостка-чернушка, подорожник. В большинстве своем это достаточно редкие для республики виды, оказавшиеся случайно в городских биотопах.

Гнездование установлено для 118 видов, еще для трех видов гнездование предполагается. Из числа гнездящихся птиц 91 вид на гнездовании является либо обычным (многочисленным), либо гнездится ежегодно.

К залетным видам (29 видов) мы отнесли птиц, встречающихся в городе в период зимних кочевок (некоторые совы и синицы, свиристель, пуночка и т.д.) или случайных залетов в другое время года (красноносый нырок, орлан белохвост, серый журавль, кулик-сорока и т.д.).

Остальные виды птиц встречены в городских биотопах в период осенне-весенних миграций: 7 видов на пролете обычны или многочисленны, 41 вид достаточно редок на пролете или птицы встречаются не ежегодно.

В зимний период в городе зарегистрировано 44 вида птиц, из них 23 вида — оседлые, остальные залетают в город во время зимних кочевок.

Возникшие изменения в количестве видов и статусе пребывания птиц городских местообитаний за относительно небольшой период со времени выхода последней сводки (Птицы городов Среднего Поволжья и Предуралья, 2001) объясняются как продолжением наблюдений за городской орнитофауной и выявлением новых видов, так и, отчасти, адаптацией птиц к условиям существования в урбанизированных ландшафтах.

Среди выделенных городских местообитаний наибольшее видовое разнообразие наблюдается в водных биотопах — акватории и береговой линии Ижевского пруда, заросшим руслам рек и, в первую очередь, в заболоченной пойме р. Позимь, расположенной на южной окраине города. Первая и последняя территории входят в состав КОТР регионального — «Воложка», и международного значения — «Нижняя Позимь».

В биотопах этого типа местообитаний встречается 127 видов птиц, из которых 72 вида гнездятся, остальные встречаются на пролете или используют территорию в качестве кормовой. Столь значительное видовое разнообразие объясняется расположением основной части территории (поймы рр. Иж и Позимь) на миграционных путях, незначительной рекреационной нагрузкой в связи с трудной доступностью отдельных участков (заболоченностью) и большим разнообразием представленных биотопов. Более 60% авифауны этой территории составляют птицы водно-болотного комплекса. Подавляющее большинство гнездящихся птиц — наземники. Здесь отмечена наибольшая общая плотность гнездования — 9,4 пары/га.

Довольно высокое видовое разнообразие птичьего населения и в парковой зоне, что объясняется большим количеством и разнообразием этих биотопов. Большое значение имеет и то, что часть этих территорий является продолжением зеленой зоны города. Здесь отмечены 94 вида птиц, из которых 76 видов являются гнездящимися, 18 видов используют территорию для поиска корма или встречаются на пролете и случайных залетах.

В систематическом отношении преобладающей группой является отряд воробьинообразные (64 вида), полно представлены также отряды совообразные и дятлообразные (по 7 видов), соколообразные (6 видов). Одним двумя видами представлены отряды аистообразных, гусеобразных, курообразных, ржанкообразных, голубеобразных, кукушкообразных, козодоеобразных, стрижеобразных. Присутствующие ресурсы привлекают птиц как для кратковременного пребывания во время кочевок и миграций, так и для гнездования.

В экологическом отношении преобладают птицы, гнездящиеся в кронах деревьев, несколько уступают им птицы кустарникового яруса, реже встречаются наземники и дуплогнёздники. В последние годы (2002-2007) в Ижевске в связи с прошедшими ураганами и санитарными рубками, произошла элиминация старых и дуплистых деревьев. Это привело к сокращению доли дуплогнёздников от общего числа гнездящихся птиц. Гнездящиеся на земле виды страдают от выгула собак, кошек, а также от хозяйственной деятельности: кошения, уборки мусора и листового опада. Доля наземно гнездящихся видов находится в прямой зависимости от степени захламлённости биотопов и в обратной — от степени их обустроенности.

Значительно меньше видов птиц встречается в центральной части города. Эти местообитания представлены двух-, пятиэтажными кирпичными зданиями жилого и социального комплекса с дворами, имеющими старые клены (ясенелистный, платанолистный, татарский), ясени, вязы, яблони и домами деревянной застройки (частный сектор). Всего здесь встречен 41 вид, из которых большая часть птиц бывает на этой территории в поисках корма или во время миграций — 22 вида, и лишь 19 видов используют ее в качестве гнездовой.

Биотопы центральной части города хотя и отличаются высокой степенью мозаичности, некоторым разнообразием и большим количеством пищевых ресурсов, имеют незначительный гнездостроительный ресурс. Этим и объясняется преобладание транзитных птиц над гнездящимися видами. Элиминирующим фактором для обитания птиц является распространяющаяся практика строительства в относительно больших дворах старой застройки новых домов.

В отношении биоразнообразия доминирует отряд воробьинообразных — 78% птичьего населения этого типа местообитаний. По численности же преобладают сизый голубь, стриж и воробьи, а в зимнее время — галки и серые вороны. Учётные данные по стрижам позволяют оценить среднюю плотность популяций в старых дворах около 50 пар/га.

Наиболее беден состав птичьего населения на территории, занятой многоэтажными жилыми постройками (район новостроек). Из двадцати трех видов птиц, отмеченных на этой территории, 9 видов птиц здесь гнездятся, 14 используют этот биотоп в качестве кормовых стаций или встречаются на пролете и случайных залетах. В связи со скудностью древесной растительности и наличием пустырей, здесь преобладают птицы открытых местообитаний и «космополиты» городских территорий — галка, серая ворона, грач, воробьи, большая синица.

Зимующие птицы

В зимнее время в городе отмечено 44 вида птиц. Чуть более половины зимней орнитофауны (23 вида) составляют оседлые птицы. Остальное птичье население представлено кочующими видами, появляющимися у нас только в зимний период, перелетными видами, остающимися на зимовку и случайно залетающими зимой в город птицами. Не богатый видовой состав компенсируется высокой численностью врановых, большой синицы концентрирующихся зимой в городе, свиристелей и рябинников. Разовые учеты, проведенные в 2002-2005 гг., показывают лишь видовой состав зимней орнитофауны и дают общую картину распределения птиц в различных биотопах.

В зимний период для большей части птиц не прослеживается связи с определенным типом биотопов, характерных для вида в гнездовое время. Доминирующим типом активности в этот период у птиц является кормодобывающая, что и определяет их пространственное распределение. Характерны концентрации возле мусорных контейнеров в спальных районах, в посадках плодово-ягодных культур вдоль улиц и скверов, на протаявших теплотрассах.

Среди кормовых ресурсов городской среды в зимний период необходимо выделить древесные и кустарниковые породы. Естественные участки и зелёные насаждения привлекают разнообразные виды птиц. Наиболее заметными и популярными среди птичьего населения являются плоды рябины и мелкоплодной яблони (поедаются, начиная с поздней осени, галками, снегирями, свиристелями, дроздами, вьюрками, щурами, дубоносами). Позже поедаются плоды ирги (снегири, полевой воробей), калины (снегири, реже — дрозды). Весьма охотно поедаются летучки ясеней, кленов (платанолистного, татарского, реже — ясенелистного) снегирями, свиристелями. Они же поедают почки некоторых лиственных деревьев. Сухие костянки вишен поедают дубоносы. Семена хвойных, главным образом — елей (в том числе и колючей) и лиственниц, излюбленный корм клестов, дятлов, реже — свиристелей, а после раскрывания шишек, со снега семена собираются практически всеми видами птиц. Семена березы, ольхи — корм для чечеток, чижей. Плоды боярышника, снежеягодника, жимолости, кизильника поедаются по остаточному принципу, после того, как заканчиваются остальные ресурсы.

Заросшие дворы старой застройки центральной части города и скверы используются врановыми для ночевок. Здесь собираются стаи галок и ворон до 800 особей. Общая численность врановых в зимний период по экспертным оценкам составляет от 5 до 7 тысяч. Среди них 60-70% составляют галки, 25-30% — серая ворона, около 5% — ворон. Сорока, встречаясь в городе повсеместно, предпочитает лесопарковые массивы, районы индивидуальной застройки и околоводные биотопы. В лесопарковых зонах в течение всего года встречается сойка. На зимовках и осенних кочёвках в стаях с врановыми отмечены одиночные грачи. В это же время единично и стайками до 7 особей встречаются кедровки, залетающие в скверы даже центральной части города.

В начале и конце зимнего периода в городе ежегодно появляются тысячные стаи свиристелей и рябинников, подъедающих сначала ягоды рябины, позже — плоды диких яблонь. Небольшие стаи этих птиц встречаются в городе в течение всей зимы. Постоянные обитатели городских ландшафтов — обыкновенные чечетки. В стайках рябинников изредка можно встретить одиночных белобровиков и певчих дроздов. Не каждый год во время зимних кочевок в городе появляются щуры.

В основном рябиной кормятся и вьюрки, с 2004 г. ставшие постоянным элементом зимней орнитофауны, чаще встречаясь небольшими стайками в несколько птиц, реже — до 30-40 особей. Также ежегодно в зимнее время встречаются стайки чижей и, единично, дубоносы.

По всей видимости, привлекаемые обилием сизых голубей, врановых и других воробьинообразных, возрастает плотность хищных птиц — тетеревятника и перепелятника. Практически все встречи в городской черте сапсана также приурочены к зимнему периоду. То же можно сказать и о Совообразных: в зимний период 2002/03 г. в городе было встречено только длиннохвостых неясытей 10 особей (Меньшиков, 2005).

На участках р. Иж и Ижевского пруда, незамерзающих из-за слива теплых вод металлургического комбината и ТЭЦ, уже более десятка лет остаются на зимовку от 120 до 250 крякв. В зиму 2005/06 г. здесь же зимовали чирок-свистунок, хохлатая чернеть, красноносый нырок.

Отмечены единичные случаи зимовок зарянки, зяблика, коноплянки, обыкновенной овсянки. Зимовки последней в сельской местности стали обычным явле¬нием. В текущем году на одном из садово-огородных участков регулярно отмечался вяхирь.

Редкие гнездящиеся птицы

Из ста семнадцати видов гнездящихся в городе птиц 18 являются редкими на территории всей республики. Из них 5 видов — черношейная поганка, большая и малая выпи, кобчик и большой веретенник, — внесены в Красную книгу УР (Постановление Правительства УР..., 2007), а малый погоныш, соловьиный сверчок, дроздовидная камышевка, обыкновенный ремез — новые для республики виды. Для 12 видов птиц (черношейная поганка, большая выпь, хохлатая чернеть, малый погоныш, камышница, лысуха, дупель, соловьиный и обыкновенный сверчки, обыкновенные ремез, лазоревка и дубонос), гнездование в городских ландшафтах отмечается ежегодно, 5 видов (малая выпь, поручейник, мородунка, большой веретенник, обыкновенная лазоревка) гнездятся не регулярно, перестал гнездиться в одном из лесопарков кобчик.

Регулярные встречи в гнездовое время обыкновенного зимородка и седого дятла в характерных для их обитания биотопах позволяют предположить их гнездование. В пользу возможности гнездования сапсана на территории одной из промзон города говорит сообщение одного из голубятников о наблюдаемом им обучении охотничьим навыкам взрослым соколом молодых птиц.

Изменения в составе фауны птиц за последние 30 лет

На наш взгляд представляется затруднительным проследить все изменения городской орнитофауны за истекший период в связи с различным толкованием предыдущих исследователей границ города. Кроме того, появление в списке некоторых «новых» для города видов птиц вполне объяснимо их невысокой естественной плотностью, либо редкостью появления в городе в связи с плохой адаптацией к урбанизированной среде.

К числу видов, которые стали отмечаться в городских биотопах в последнее десятилетие, можно отнести малого погоныша, сплюшку, городскую ласточку, соловьиного сверчка, дроздовидную камышевку, обыкновенного ремеза, черноголового чекана. В большинстве своем, это новые в республике виды, появившиеся в результате естественного расширения своего ареала. Что касается городской ласточки, то этот синантропный вид по неизвестным причинам некогда полностью исчез из состава городской орнитофауны. В конце 90-х гг. на одной из старых кирпичных пятиэтажек появилось первое поселение воронков. В настоящее время существует четыре колонии по 20-50 гнезд, расположенные в различных частях города.

Аналогичная ситуация наблюдалась с поселениями грачей, большие многолетние колонии которых размещались на старых деревьях в центральной части города. Впоследствии грачи перестали в них гнездиться, появляясь в городе лишь во время миграций. Интересно, что в это же время в сельской местности колонии продолжали существовать. В конце прошлого столетия грачевники стали формироваться вновь, ежегодно разрастаясь.

Подобная депрессия численности наблюдалась с сизым голубем, популяция которого сильно сократилась в конце 80-х гг. и достигла прежнего уровня к настоящему времени.

Из изменений на популяционном уровне в городской орнитофауне следует отметить значительное увеличение колонии озерной чайки в заболоченной пойме р. Иж на окраине города: состоящая ранее из нескольких десятков пар, колония в настоящее время насчитывает более 150 гнезд. Это поселение чаек является самой крупной колонией в республике и стало основой сформировавшегося орнитокомплекса — здесь стали ежегодно гнездиться 15-20 пар речных крачек, 1-2 пары черношейных поганок, 3-5 пар красноголовых и 2-3 пары хохлатых чернетей, выводит потомство кряква, чирок-трескунок, камышница, лысуха, большая выпь, болотный лунь и другие водно-болотные птицы, ранее не гнездившиеся на этой территории.

В середине 90-х гг. в лесопарковой береговой зоне Ижевского пруда на высокоствольных соснах начали гнездиться серые цапли. В настоящее время в колонии ежегодно гнездится 50-60 пар цапель. Следует отметить, что формирование колонии совпало со временем увеличения численности этих птиц в целом по Удмуртии и появлением их в северных районах, где их ранее не встречали.

В последние десятилетия прослеживаются изменения и в зимней орнитофауне. Постоянным явлением стали зимовки кряквы, рябинника, вьюрка и не регулярные — для некоторых других перелетных птиц (см. «Зимующие птицы»). Одна из вероятных причин этого явления — общее потепление климата. С этим же, вероятно, связано практически круглогодичное гнездование сизого голубя в условиях города и более раннее начало гнездового цикла для некоторых птиц. Известен случай выкармливания слетка серой вороны на территории одного из заводов в средине декабря в 2001 г.

Следует отметить и другие адаптивные явления к условиям обитания в городской среде, появившиеся у птиц. Известны случаи использования в строительстве гнезд нетрадиционных материалов — проволоки, бумаги, ветоши и даже обуви (серая ворона, черный коршун), ваты, ниток (зяблик, весничка, садовая славка). В городских условиях значительно сократилась дистанция вспугивания для многих птиц. Происходит смещение суточных ритмов у воробьинообразных (воробьи, большая синица), обитающих в центральных районах, оснащенных круглосуточным освещением. Максимум активности многих видов приходится на ранние утренние часы (в период минимальной активности человека), а у синантропных видов центральных участков (воробьи и голуби) — напротив, привязан к активности продуктовых палаток и пешеходов. У некоторых птиц появились новые способы кормодобывания, а с появлением кормов антропогенного происхождения, новые объекты питания. Так, большая синица в поисках корма часто обследует щели в кирпичных кладках зданий. Мусорные контейнеры стали «кормушками» не только врановых птиц, но и воробьев, больших синиц, сизого голубя, поползня, озерной чайки. Наивысшего уровня использования пищевых объектов в контейнерах достигли серые вороны, демонстрируя свои экстраполяционные возможности: они вытаскивают и разрывают молочные пакеты, размачивают сухари, действуя сообща, отбирают пищу у собак и кошек. Интересен случай клептопаразитизма, отмеченный зимой 2007/08 г. у серых ворон, обитающих на пункте приема зерна. Привлеченные массой голубей, здесь регулярно охотятся несколько тетеревятников. После их успешной охоты, вороны, налетая стаей, вынуждают хищника бросить добычу, которую совместно расклевывают.

Заключение

Орнитофауна Ижевска — города с достаточно высокой техногенной нагрузкой, многообразна как по количеству встречающихся видов, так и по широте экологической специализации птиц. Столь высокое разнообразие обусловлено географическим расположением города на стыке двух ландшафтных зон, прохождением через город миграционных путей, богатством представленных биотопов, в том числе, естественных, граничащих с зеленой зоной города и со спецификой городской застройки — чередование частного сектора и лесопарковых и садово-огородных участков с малопригодными для обитания птиц современными постройками. Развитие города, по всей видимости, не сильно отражалось на численность и структуру птичьего населения. Между тем, определенную тревогу и опасения вызывают использование практики застройки новыми зданиями центральной части города, имеющего не высокую плотность построек. Возрастает и рекреационная нагрузка как на зеленую пригородную зону, так и на лесопарковые участки. В то же время, при столь высоком темпе строительства жилых зданий и различных сооружений социальной инфраструктуры, со времени исторически сложившегося плана города, здесь не был заложен ни один новый парк

Не соответствует нормам плотность озеленения новостроек, в городе вырубаются старые деревья.

Для решения обозначенных проблем, видится необходимым в местах скопления птиц создание охранных территорий (ООПТ) с временным ограничением посещения в гнездовой период, планирование зеленых зон в районах новостроек с использованием различных пород древесных насаждений, организацию оборудованных мест отдыха для горожан.

 Литература

Брауде М.И. 1984. К характеристике орнитофауны г. Ижевска и анализ причин гибели

птиц в условиях города // Птицы и урбанизированный ландшафт. Каунас. С. 30-32.

Меньшиков А.Г. 2005. Совы Удмуртской Республики // Совы Северной Евразии / Ред.

С.В. Волков, В.В. Морозов, А.В. Шариков. М. С. 210-213.

О состоянии окружающей природной среды Удмуртской Республики в 2005 году: государственный доклад. 2006. Ижевск: Изд-во ИжГТУ. 200 с.

Попов Ю.К. 1965. Птицы города Ижевска // Край Удмуртский. Вып. 3. Ижевск: Удмуртия. С. 34-36.

Попов Ю.К. 1970. Изменения в орнитофауне г. Ижевска и его окрестностей // Матер. 4-й науч. конф. зоологов пединститутов. Изд-во Мин. просв. РСФСР и Горьковского пединститута. С. 379-380.

Попов Ю.К. 1974. К орнитофауне г. Ижевска и его окрестностей // Матер. VI Всесоюз. орнитологической конф. Ч. 2. М.: Изд-во МГУ. С. 353-354.

Постановление Правительства УР «О Красной книге Удмуртской Республики» от 05.03.07 г. № 31.

Природа Ижевска и его окрестностей. 1998. Сборник статей / Сост. В.М. Подсизерцев. Ижевск: Удмуртия. 248 с.

Птицы городов Среднего Поволжья и Предуралья. 2001. Казань: Мастер Лайн. 272 с. Рысьева Т.Г. 1984. К составу орнитофауны г. Ижевска // Отражение достижений орнитологической науки в учебном процессе средних школ и вузов и народном хозяйстве. Тез. 4-го совещ. орнитологов Волжско-Уральского региона. Пермь. С. 99-100.

Рысьева Т.Г. 1984. О составе и плотности населения птиц г. Ижевска // Гнездовая жизнь птиц. Межвузовский сб. науч. тр. Пермь: Изд-во ПГПИ. С. 47-52.

Рысьева Т.Г. 1985. Материалы к изучению птиц г. Устинова // Человек и окружающая среда. Тез. докл. науч.-практич. конф. Устинов. С. 54-55.

Рысьева Т.Г., Никонова Т.С. 1985. Состав орнитофауны различных по степени антропогенного воздействия районов г. Ижевска // Региональные проблемы экологии. Тез. докл. конф. Ч. 1 Казань. С. 68.

Удмуртская Республика: Энциклопедия. 2000. Ижевск: Удмуртия. 800 с.

Шабердин Д.В. 1930. Млекопитающие и птицы Среднего Прикамья. // Труды научного общества по изучению Вотского края. Вып. 6. Ижевск. 53 с. http://www.uprav18.ru/about/list/73/2483/

Summary

The bird’s fauna of Izhevsk city, located on West Preduralje between Kama and Vjatka rivers, includes 181 species, what is 72% of bird’s fauna of Udmurt Republic. Nesting was proved for 117 species, 91 from which nesting annually and are common and numerous. As temporary visitors was marked 23 species. The rest of species occur in urban biotopes during migrations. During winter period was recorded 43 species, 23 from them are settled. Highest species variety was fixed for wetland. Here was observed 127 species of birds, 72 from which are nesting and rest of them are migratory or use this area as feeding. In the park zone was recorded 90 species, 73 from them are nesting and rest of them use this area for feeding or migratory and temporary visitors. In the central part of city was recorded 41 species, most of them (27 species) occur here as migrants or for feeding, and only 14 species use that area for nesting. The poorness of species list is typical for new parts of city: 8 species from 22 are nesting, rest of them are migrants, feeding or temporary visitors.

 

Ю.А. Дурнев, С.И. Липин,

В.Д. Сонин, М.В. Сонина

ИРКУТСК

Город как среда обитания птиц

Иркутск — город с населением свыше 0,5 млн. человек, расположен на западной границе Байкальского рифта в области контакта важнейших природных зон Северной Азии — бореальных лесов и лесостепи, отличающейся повышенным биологическим и ландшафтным разнообразием в силу известного экотонного эффекта (Дурнев и др., 1996). Судя по наличию в границах города археологических памятников неолита, бронзового и железного веков, территория современного Иркутска осваивается людьми на протяжении уже нескольких тысяч лет. Таким образом, на природный экотон, накладывается исторически длительный период антропогенной трансформации ландшафтов Верхнего Приангарья.

Птицы в Иркутске, как и в других городах России, являются наиболее многочисленной, динамичной и значимой группой позвоночных животных, имеющей многоаспектное влияние на жизнь человека. Весьма разнообразная орнитофауна Иркутска, включающая 264 вида, а также высокая численность птиц в границах города свидетельствуют о том, что многие пернатые чувствуют себя рядом с человеком весьма комфортно.

Иркутск, занимая первое место среди городов мира по площади деревянной застройки, входит в группу 100 исторических городов России. Исследования флоры и фауны таких городов чрезвычайно важны не только в чисто биологическом, но и в историографическом отношении: ведь городские растения и животные являются таким же достоянием, как, например, его исторические и архитектурные памятники.

Рельеф окрестностей Иркутска определяется его расположением на южной окраине Среднесибирского плоскогорья. В связи с этим для города и его ближайших окрестностей характерен плосковершинный рельеф с отметками абсолютных высот в пределах 500-750 м н.ур.м. Общий наклон поверхности с юга на север определяет северное направление течения Ангары и всех ее притоков.

Гидросеть Иркутска является весьма плотной и включает в себя основной водоток — реку Ангару в ее верхнем течении, Иркутское водохранилище с заливамисложной конфигурации и ангарские притоки с соответствующими приустьвыми биотопами: Иркут, Ушаковку, Каю, Олху, Кузьмиху, Сарафановку, более мелкие речки, постоянные и временные ручьи. Наибольшее значение в жизни птиц имеет обширный озерно-болотный комплекс (ОБК) низовий Иркута, напротив устья которого и был построен в 1661 г. Иркутский острог.

Климатические условия окрестностей Иркутска заметно отличаются от других регионов страны, расположенных на той же широте. Местоположение почти в центре Азиатского материка определяет резко-континентальный характер климата с продолжительной и весьма холодной малоснежной зимой и коротким, но теплым и достаточно влажным летом. Среднегодовая температура воздуха в Иркутске отрицательная, но составляет всего -1 °С; средняя температура января — около -21 °С, средняя температура июля — около +19 °С. Перепады температур в течение года достигают 80 °С, а на протяжении одних суток могут составить до 50 °С. Продолжительность вегетационного периода в Иркутске колеблется в интервале от 120 до 130 дней. Максимальное количество осадков в Иркутске и его окрестностях отмечается в июле-августе, минимальное — в феврале-марте. Распределение осадков на протяжении года выглядит следующим образом: на весну приходится около 13% осадков, на лето — 56%, на осень — 21% и на зиму — около 10% осадков. Суммарное количество осадков достигает 400 мм в год.

Несмотря на общую высокую континентальность климата Иркутска, на нем все же сказывается близость огромной водной массы Байкала, который сглаживает наиболее экстремальные климатические характеристики, приближая его к «лимноклимату» (Дурнев и др., 2006). Особое значение для птиц, зимующих в Иркутске, имеет микроклимат поймы реки Ангары, которая не замерзает в районе истока, а также на всем протяжении города.

Важным обстоятельством является и то, что своими размерами, характером и плотностью застройки, размещением промышленных объектов, зеленых насаждений и рудеральных зон Иркутск создает свой собственный микроклимат. Центр города в среднем на 3-4 °С теплее пригородной зоны, количество осадков в городской черте возрастает на 18-20%, продолжительность солнечного сияния из- за образования смога сокращается на 50%.

Почвенный покров характеризуется широким распространением подзолистых почв на песчаных и супесчаных грунтах. Под пологом сосновых и смешанных лесов развиваются дерново-подзолистые почвы. На лесостепных участках с богатым травянистым покровом распространены серые лесные почвы.

Растительность ближайших окрестностей Иркутска представлена в основном сосновыми и смешанными (сосново-лиственнично-березовыми) лесами. Флора Иркутска весьма разнообразна: ботаниками на городской территории площадью 450 км2 выявлено около 1120 видов сосудистых растений, что составляет более половины флористического состава Иркутской области, площадь которой превышает 770 тысяч кв.км (Зарубин, Барицкая, Янчук, 2008).

Разнообразные зеленые насаждения в Иркутске занимают до У5 его территории и включают в себя парки, скверы, старые кладбища, вошедшие в городскую черту, многочисленные приусадебные участки деревянных жилых строений в историческом центре города и «дачные» участки по всему современному городскому периметру, а также линии старых тополей и других деревьев вдоль улиц. В городе имеется множество перестойных, сильно измененных деятельностью человека лесных участков, вошедших в городскую застройку (их общая площадь составляет почти 6 тысяч га). В структуре «городских» лесов выделены следующие функциональные зоны: зона активного отдыха горожан — лесные массивы Академгородка, Батарейной, Кайской рощи, Ново-Мельниково, рощи «Звездочка», Синюшиной горы, микрорайона Юбилейный; прогулочная зона — лесные массивы Вересовки и Плишкино; зона специального целевого назначения — Ботанический сад университета, водоохранный лес городского водозабора в районе Ершовского залива, лесной массив курорта «Ангара». Особое значение для птиц имеют городские кладбища, хорошо озелененный бульвар на набережной реки Ангара; включенные в зону отдыха горожан речные острова; озерно-болотный комплекс (ОБК) низовий Иркута и другие многочисленные заболоченные участки в устьях ангарских притоков; обширные пустыри со своеобразной флорой и фауной.

Все отмеченные особенности природной среды Иркутска оказывают существенное влияние на фауну, население и экологию обитающих в нем птиц.

История изучения птиц

Иркутск имеет вековую историю изучения городской орнитофауны: фенологией миграций птиц в городе и его ближайших окрестностях уже в начале ХХ в. активно занимался краевед Т. Юринский (1908, 1909, 1910). Небольшую заметку о пернатых окрестностей Иркутска (впоследствии вошедших в городскую черту) опубликовал И.М. Залесский (1917). Только через 37 лет появилась в печати следующая информация о городских птицах: Т.Н. Гагина сообщила результаты первых наблюдений за голубыми сороками в Иркутске и Прибайкалье (Гагина, 1954).

Систематическое изучение птиц города началось в 1950-е гг. иркутскими орнитологами С.И. Липиным и В.Д. Сониным. Их исследования касались фауны, экологии и проблем охраны птиц в городских условиях (Липин, 1984; Липин, Сонин, 1977; Липин и др., 1978, 1979, 1983, 1984, 1988; Сонин и др., 1984). Результатом этой многолетней работы явилась сложившаяся система орнитологического мониторинга города Иркутска, продолжающегося и в первое десятилетие XXI в. С начала 1980-х гг. к активной работе по изучению птиц города приступили Ю.А. Дурнев (Дурнев, Фефелов, 1984; Дурнев и др., 1988; 1996, 2006), Ю.И. Мельников (Мельников, 2004; Мельников и др., 1988, 1997, 2000, 2003), В.В. Попов (Попов, 1998; Попов, Иванов, 1988), В.В. Рябцев (Рябцев, 1993; Рябцев, Фефелов, 1997), В.О. Саловаров и Д.В. Кузнецова (2000а, 2000б, 2004), И.Н. Сирохин (1991), И.В. Фефелов (1997, 1998). Сбор материалов по экологии некоторых видов (Войновская, 1997; Потапова, 1999, 2001) и отдельным проблемам городской орнитологии (Кузнецова, 1998; Кузнецова, Паршин, 1999) продолжался и в 1990-2000-е гг. (Войновская, 1997; Потапова, 1999, 2001). Полувековой массив данных о птицах города Иркутска позволил в последние годы перейти к публикациям обобщающего характера (Дурнев и др., 2009; Сонина, 2009).

Общая характеристика орнитофауны

В официальных границах города на конец 2008 г. зарегистрировано 264 вида, относящихся к 18 отрядам (табл.). Таксономический состав орнитофауны Иркутска выглядит следующим образом: воробьинообразные — 127 видов (47,7%); ржанкообразные — 42 (16,0%); гусеобразные — 27 (10,3%); соколообразные — 22 (8,4%); совообразные — 7 (2,7%); дятлообразные — 7 (2,7%); журавлеобраз¬ные — 6 (2,3%); Поганкообразные — 5 (1,9%); курообразные — 4 (1,5%); голубеобразные — 4 (1,5%); аистообразные — 3 (1,1%); стрижеобразные — 3 (1,1%); кушкообразные — 2 (0,8%); гагарообразные — 1 (0,4%); пелеканообразные — 1 (0,4%); козодоеобразные — 1 (0,4%); ракшеобразные — 1 (0,4%); удодообразные — 1 вид (0,4%).

Наиболее полно в городской фауне представлены 4 отряда: воробьинообразные, ржанкообразные, гусеобразные и соколообразные.

Все многообразие птиц Иркутска (при условии определенной формализации подхода) может быть объединено в следующие экологические группы: дендрофильные — 131 вид (49,5%); наземные — 19 (7,2%); приводные — 59 (22,4%); водоплавающие — 34 (12,9%); синантропные — 5 (1,9%); петрофильные — 9 (3,4%); «воздухореи» — 7 видов (2,7%).

Таким образом, абсолютно доминируют в городской фауне дендрофильные птицы. Большое количество представителей приводного комплекса и собственно водоплавающих птиц объясняется существованием в черте города уникального озерно-болотного комплекса низовий Иркута.

По своим трофическим предпочтениям птицы города Иркутска подразделяются на группы:

Зоофагов (в составе хищных, рыбоядных и насекомоядных видов) — 184 (69,7%); полифагов (в т.ч. виды с сезонной сменой кормов с животных на растительные) — 53 вида (20,1%); фитофагов — 27 видов (10,2%). Примечательно, что полифагия, в целом, характерная для синантропных животных, проявляется лишь у 1/5 пернатых обитателей Иркутска.

Пролетные птицы

Значительная часть птиц (92 вида, около 35% фауны) встречается в Иркутске только на пролете. Наибольшее количество мигрантов относится к водоплавающим, приводным и дендрофильным видам. Из их числа только на весеннем пролете в разные годы наблюдались чернозобая гагара, серощёкая поганка, скопа, грязовик, желтая трясогузка, обыкновенная иволга, сибирская пестрогрудка, таежный сверчок, серая мухоловка, деряба, полярная овсянка.

Только в период осенних миграций в Иркутске встречаются гуменник (как тундровый, так и таежный), лебедь-кликун, морская чернеть, горбоносый турпан, зимняк, могильник, орлан-белохвост, тулес, травник, щеголь, сибирский пепельный улит, песочник-красношейка, белохвостый песочник, песчанка, азиатский бекас, большой веретенник, сибирский конек, садовая славка, желтобровая овсянка.

Регулярно мигрируют через город как весной, так и осенью ещё 55 видов: черный аист, огарь, каменушка, луток, длинноносый и большой крохали, хохлатый осоед, тетеревятник, перепелятник, обыкновенный канюк, большой подорлик, беркут, сапсан, чеглок, серый журавль, бурокрылая ржанка, камнешарка, мородунка, кулик-воробей, длиннопалый песочник, краснозобик, чернозобик, кроншнепы — малютка и большой, клинтух, обыкновенная и глухая кукушки, обыкновенный козодой, иглохвостый стриж, луговой, гольцовый и горный коньки, серый сорокопут, сибирская завирушка, малая пестрогрудка, серая славка, пеночки — весничка, таловка, зарничка, корольковая и толстоклювая, мухоловки — таежная, сибирская и ширококлювая, каменка-плешанка, соловьи — синий и свистун, синехвостка, дрозды — оливковый, сибирский и пестрый, овсянки — ремез и крошка, подорожник.

В особую группу пролетных видов мы выделяем птиц, находящихся в Байкальском регионе на границе своего распространения и крайне нерегулярно регистрирующихся в Иркутске в период сезонных миграций. К ним можно отнести серощёкую поганку, мохноногого курганника, грязовика, клинтуха, лугового конька, обыкновенную иволгу, серую славку, краснобрюхую горихвостку и желтобровую овсянку.

Основным каналом массового пролета птиц в районе Иркутска является широкая долина Иркута (левого притока реки Ангары), ориентированная с юго-запада на северо-восток и окаймленная высокими горными хребтами.

Гнездящиеся птицы

Несмотря на высокую степень мозаичности ландшафтов Верхнего Приангарья и, как следствие, оптимальные условия для гнездования птиц в окружающих Иркутск природных сообществах, разнообразие гнездовой городской орнитофауны также достаточно велико. В Иркутске насчитывается, по крайней мере, семь основных гнездовых комплексов биотопов птиц, формирующих одновременно и городскую среду: застройка исторического центра; каменная многоэтажная застройка новых микрорайонов; деревянная одноэтажная застройка окраин старого Иркутска; городские зеленые насаждения; городские водоемы; рудеральная зона; техногенная зона.

Застройка исторического центра Иркутска представляет собой сочетание старых каменных и деревянных зданий как жилых, так и административных, торговых; среди зданий вкраплено значительное количество небольших по площади зеленых насаждений. Этот биотоп заселен, по крайней мере, 15 гнездящимися видами птиц.

На каменных зданиях исторического центра, отличающихся от современных многоэтажных сооружений большим количеством «архитектурных излишеств» в виде лепных карнизов, арок, эркеров и обширными, легко доступными для птиц чердачными помещениями, стабильно и в большом количестве гнездятся голуби — сизый и скалистый, белопоясный стриж, белая трясогузка и домовый воробей. Воронок в некоторые годы также размножается на каменных строениях центральной части города в заметном количестве, однако распределение его гнездовых колоний имеет локальный характер и для этого вида характерны резкие колебания численности. В небольшом числе в чердачных помещениях каменных зданий гнездятся черные стрижи.

В распределении некоторых видов по центру города отмечаются существенные различия: например, гнездовые пары скалистого голубя отчетливо тяготеют к набережной правого берега реки Ангары, где исторический центр является наиболее «просторным» и имеются оптимальные кормовые биотопы природного характера — урез речной воды и каменистые береговые отмели, покрытые низкорослыми злаками и дикими гречишными, семена которых охотно поедаются особями этого вида в летне-осенний период. Сизый голубь предпочитает гнездиться в ближайших окрестностях торговых площадей (в частности, Центрального городского рынка), где имеется изобилие кормов антропогенного происхождения.

Деревянные жилые строения центра Иркутска, прилегающие к ним надворные постройки и небольшие по площади участки зеленых насаждений, часто со старыми дуплистыми тополями, охотно и в большом числе населяют домовые и полевые воробьи, белые трясогузки, большие синицы; реже отмечается гнездование отдельных пар обыкновенных горихвосток, малых мухоловок, обыкновенных скворцов, черных ворон, малых и пестрых дятлов.

Каменная многоэтажная застройка новых микрорайонов, расположенных по периметру «старой» части города (в основном сформировавшейся до начала массового крупнопанельного строительства в 1960-х гг.) — оптимальный гнездовой биотоп петрофильных видов — сизого и скалистого голубей, белопоясного стрижа, обыкновенной пустельги, а также белой трясогузки, домового и полевого воробьев. Новостройки привлекают к себе отдельные гнездящиеся пары обыкновенных каменок и горных трясогузок. Площадь зеленых насаждений в новых микрорайонах невелика (за исключением Академгородка с его лесопарковой зоной, где расположены здания НИИ СО РАН). В посадках вдоль улиц, представленных, преимущественно, высокоствольными тополями гнездятся черные вороны и обыкновенные сороки. В целом, в новых микрорайонах размножается не менее 11 видов птиц.

Значительные по площади деревянные одноэтажные районы старого Иркутска (т.н. «предместья»), часть из которых в настоящее время «зажата» между районами исторического центра и новыми микрорайонами, а часть граничит с природными сообществами речных пойм, являются характерным гнездовым биотопом достаточно многочисленного и сложного комплекса видов. Доля зеленых насаждений здесь заметно возрастает за счет приусадебных участков, старых разросшихся палисадников, пустырей и неудобий, что определяет размножение здесь видов, в целом, нехарактерных для города.

Например, в обширных зарослях сорного высокотравья нередко гнездятся черноголовые чеканы, а с 1999 г., в связи с общим ростом численности вида в регионе, — и отдельные пары бородатых куропаток. В старых тополях устраивают свои дупла пестрые и малые дятлы; затем эти дупла используются вертишейкой, обыкновенным скворцом, малой мухоловкой, обыкновенной горихвосткой, черноголовой гаичкой, большой синицей и полевым воробьем. В густых кустарниковых посадках размножаются сибирский жулан, славка-завирушка, пеночка- теньковка (подвид Ph. collybitus tristis), рябинник (одиночные пары), коноплянка (предположительно). Нам известны случаи неудачных попыток размножения в кустарниках соловья-красношейки, варакушки и обыкновенной чечевицы, гнезда которых разоряются кошками. В кронах высоких тополей, образующих верхний ярус зеленых насаждений, строят свои гнезда обыкновенная сорока и черная ворона. В кронах древесно-кустарниковых пород (кленов, черемухи, яблони Палласа), формирующих второй ярус, изредка размножаются пары обыкновенного дубоноса. На низкотравных пустырях отмечается гнездование редких пар степного конька и красноухой овсянки. Свалки строительного мусора на тех же пустырях охотно заселяет обыкновенная каменка. В жилых и нежилых деревянных постройках гнездятся деревенская ласточка, белая трясогузка, сибирская горихвостка, домовый и полевой воробьи. В целом, в районах «старого», деревянного Иркутска размножается более 25 видов птиц.

Городские зеленые насаждения — парки, скверы, старые и действующие кладбища, Ботанический сад университета, лесопарковая зона Академгородка, а также участки когда-то пригородных лесов и перелесков, ныне вошедшие в городскую черту, — представляют собой оптимальный гнездовой биотоп для дендрофильных птиц. При этом важное значение имеет «неухоженность» этих территорий — захламленность нижних ярусов древесным опадом, большое количество подроста и т.п. характерные черты запущенных зеленых насаждений. Различные их типы заметно отличаются друг от друга по видовому составу гнездящихся птиц.

Так, только на старых кладбищах и в подобных им, приближенных к природным, местообитаниях успешно размножаются большая горлица, ушастая сова, лесной и пятнистый коньки, сойка, садовая и толстоклювая камышевки, московка, соловей-красношейка, варакушка, коноплянка, обыкновенная чечевица, седоголовая овсянка. Только в лесопарковой зоне Академгородка отмечены единичные случаи гнездования вальдшнепа, певчего дрозда, длиннохвостой синицы, буроголовой гаички, обыкновенного поползня, зеленой пеночки, зяблика, вьюрка, обыкновенного снегиря, обыкновенной, белошапочной и рыжей овсянок. Только в Ботаническом саду формируются (правда, не каждый год) крупные гнездовые колонии рябинников. Только на хвойном подросте в районе городских очистных сооружений в предместье Марата устраивает гнезда обыкновенная зеленушка. И, наконец, только в сквере на набережной реки Ангары (бульвар Гагарина) отмечена попытка устройства гнезда парой обыкновенных чечеток (Липин, 1979). Напротив, такой пластичный и относительно новый для Иркутска вид, как голубая сорока, успешно гнездится и в парках, и на кладбищах, и в лесопарке Академгородка. В целом, гнездовая фауна птиц зеленых насаждений Иркутска включает в себя не менее 45 видов.

Городские водоемы Иркутска весьма разнообразны. Они представлены крупными проточными водоемами (Ангара и приустьевая часть Иркута); мелкими проточными (приустьевые части Ушаковки, Каи, Олхи, Кузьмихи, Куды); мелкими стоячими (озера различных степеней эвтрофикации и зарастания озерно-болотного комплекса низовий Иркута и других рек; олиготрофные озера в районе нижнего бьефа Иркутской ГЭС) водоемами; крупным медленнотекущим водоемом — Иркутское вдхр. у верхнего бьефа ГЭС. Здесь гнездится до 56% (62 вида) городской орнитофауны.

Наибольшим разнообразием птиц отличаются низовья Иркута, где отмечено регулярное размножение следующих представителей водного экологического комплекса: черношейной, красношейной и большой поганок, крякв — обыкновенной и черной, чирков — свистунка и трескунка, серой утки, широконоски, красноголовой и хохлатой чернетей. Еще богаче представлен здесь приводный комплекс гнездящихся птиц: большая выпь, погоныш-крошка, большой погоныш, коростель, лысуха, малый зуек, чибис, черныш, фифи, большой улит, поручейник, перевозчик, турухтан, бекас, лесной дупель, азиатский бекасовидный веретенник, малая, озерная и сизая чайки, морской голубок, черная, белокрылая, речная крачки, береговая ласточка, желтоголовая трясогузка, певчий и пятнистый сверчки, дроздовидная камышевка, тростниковая овсянка. К заболоченным лугам, приречным зарослям ивняков, окружающим водоемы, тяготеют в период размножения в городских условиях степной конек, камышевка-барсучок, бурая пеночка, черноголовый чекан, варакушка, белая лазоревка и дубровник. Из пернатых дневных и ночных хищников в городских приводных биотопах гнездятся пегий лунь, болотный лунь и болотная сова. В водно-болотных сообществах встречаются летом также серая цапля, касатка, пастушок и усатая синица, размножение которых в черте города пока не подтверждено конкретными находками гнезд.

Рудеральная зона, включающая в себя официальные полигоны и точечные незаконные свалки по всему городскому периметру, имеет очень важное трофическое значение в жизни птиц города. В гнездовании с этим биотопом тесно связаны всего лишь 2 вида — белая трясогузка и обыкновенная каменка, охотно заселяющие кучи строительного мусора, металлолома и т.п.

Техногенная зона (аэродромы; железная дорога и примагистральная полоса; заводские корпуса и т.п. сооружения) в гнездовое время привлекает птиц по двум основным причинам. Такие виды, как степной лунь, болотная сова, бородатая куропатка и каменка-плясунья гнездятся на охраняемых территориях аэродромов в первую очередь из-за низкого уровня фактора беспокойства. Обыкновенная пустельга, сизый и скалистый голуби, белопоясный стриж, удод, горная и белая трясогузки, обыкновенная каменка находят в технических конструкциях обилие гнездовых экологических ниш, по своей структуре близких к природным.

Таким образом, в официальных границах города достоверно установлено размножение 110 видов (42% всей орнитофауны). Некоторые встречающиеся в публикациях данные, касающиеся гнездования в черте города залетных видов, в частности, морского голубка, нуждаются, на наш взгляд, в более основательном подтверждении.

Зимующие птицы

Несмотря на холодные зимы, в Иркутске регулярно остается на зимовку не менее 73 видов птиц. Наличие многокилометрового открытого водного зеркала на реке Ангаре, начинающегося от нижнего бьефа плотины Иркутской ГЭС, привлекает водоплавающих птиц, традиционно зимующих в истоке этой реки. Наиболее обычной нырковой уткой, встречающейся зимой в Иркутске уже более полувека (со времени сооружения Иркутской ГЭС в 1956 г.), является обыкновенный гоголь, стаи которого из 10-120 экз. постоянно можно наблюдать во время кормления и перелетов над парящей в сильные морозы ангарской водой. Вместе с гоголями регулярно, но в гораздо меньшем числе, отмечается длинноносый крохаль. Всего несколько раз (в зимы 1977/78, 1986/87, 2000/2001 гг.) в стаях гоголей приходилось отмечать одиночных хохлатых чернетей. За последние 15 лет в Иркутске сложилась крупная зимовка крякв, часть из которой в количестве 750-1200 особей можно наблюдать на участке реки между старым и новым ангарскими мостами. Уникальной является зимняя встреча на Ангаре лебедя-кликуна, которого несколько дней наблюдали близ устья речки Кузьмихи жители Иркутского Академгородка в январе 1996 г. Необходимо отметить, что иркутская зимовка уток несравнима с их концентрацией в истоке Ангары как по суммарной численности птиц, так и по видовому разнообразию (Мельников, 2000).

Привлекает зимний Иркутск и пернатых хищников. В некоторые зимы (1985, 1991, 1997, 2006 гг.) здесь отмечаются очень светлые, почти белые особи тетеревятников (относящиеся к северным подвидам A. g. albidus и A. g. buteoides). Авторам известны и чрезвычайно поздние встречи самок перепелятников, отмеченные на границе осени и зимы (19.11.2004, 26.11.2000, 04.12.2006), что позволяет предполагать их зимовку в городских условиях. Практически ежегодно в Иркутске и его ближайших окрестностях отмечаются зимовки кречетов, суммарная численность которых не превышает 4-6 особей (по числу мест концентрации голубей на объектах зернового хозяйства). С декабря по февраль (11.12.2004, 13.12.1981, 06.01.1982, 12-14.01.1976, 04.02.1985) в разных районах города отмечаются зимующие дербники (исключительно взрослые самцы), охотящиеся на домовых воробьев и больших синиц. Иркутская городская микропопуляция обыкновенной пустельги оседла: взрослые сокола этого вида встречаются на протяжении всех зимних месяцев; неоднократно наблюдались их успешные атаки на стаи воробьев.

Зимовки сов в Иркутске также не представляют редкости, хотя самые крупные виды этого отряда встречаются в городе нерегулярно. Так белые совы отмечались за последние 32 года лишь 8 раз (в зимы 1977/78, 1981/82, 1984/85, 1988/89, 1996/97, 1999/2000, 2002/2003, 2006/2007), причем территориально их встречи привязаны к району городских очистных сооружений, где на зарастающих бурьяном полях орошения отмечается высокая численность мышевидных грызунов, особенно серой крысы. Зимние регистрации филина в тот же период происходили чаще (13 раз) и были связаны с «внутригородскими» сосновыми борами в районах Глазковской и Сенюшиной «гор», а также в предместьях Рабочее и Марата. Воробьиный сыч зимой изредка встречается в значительных по площади зеленых насаждениях Иркутска (ботаническом сад университета, центральный парк, старые кладбища); известно несколько случаев отлова этих сычей обычными западнями на манную птицу. Ястребиная сова регулярно зимует в лесных участках ближайших окрестностей Иркутска, откуда залетает в зеленые насаждения Академгородка и других микрорайонов. Встречи длиннохвостых неясытей в Иркутске чаще происходят в первой половине зимы. Одиночные совы этого вида отмечаются на дневках в парках и даже в зеленых насаждениях вдоль центральных улиц; обычно их быстро изгоняют стаи ворон и сорок. Ушастая сова, с учетом первой успешной зимовки на Южном Байкале в сезоне 2004¬2005 гг. (Дурнев и др., 2006) вполне может войти в число зимующих птиц Иркутска уже в ближайшие годы.

Из куриных в черте города Иркутска регулярно зимует бородатая куропатка, численность которой в последние годы неуклонно возрастает. Если в середине 1970-х гг. табунки этого вида встречались нерегулярно и количество птиц в них редко превышало 6-8 экз., то зимой 2001/2004 г. только в районе аэродрома корпорации «Иркут» скопление бородатых куропаток составляло не менее 220-250 птиц. Зимой 2006/2007 г. сложилась новая зимовка вида на пустырях между Иркутским Академгородком и микрорайоном Университетский: табунок из 24-26 особей держался в заснеженных зарослях бурьяна до середины апреля. Примечательно, что в январе 2008 г. на этом участке уже зимовало до 80-85 куропаток.

Зимовки обоих видов перепелов — обыкновенного и японского (немого) отмечались в Иркутске и его окрестностях еще в конце 1980-х - начале 1990-х гг. (Дурнев и др., 1996). В морозные зимы этих лет ослабленных перепелов неоднократно отлавливали в центральных районах города и передавали орнитологам. В настоящее время у обеих форм отмечается дальнейшее развитие тенденции к расширению ареалов и оседлости части популяций в условиях антропогенной трансформации природных сообществ и климата Байкальского региона.

Среди птиц приводного комплекса в Иркутске зимует пока только сизая чайка, которая до начала 1980-х гг. покидала регион к началу ноября. С 1982 г. наметилась тенденция к развитию частичной оседлости у синантропной части популяции: зимовки сизых чаек стали отмечаться на очистных сооружениях городов Иркутска, Ангарска, Байкальска. С 1982 по 2005 г. произошел существенный (5-кратный) рост численности зимующих сизых чаек на очистных сооружениях Иркутска. В последние 3 года отмечается стабилизация численности вида на уровне 200-220 особей. Основной корм сизых чаек на объектах по очистке бытовых стоков — фекальные массы. Утилизируя данный вид органики, чайки подтверждают свои уникальные возможности природных санитаров.

Оба вида голубей — полудикий сизый и скалистый, а также широко распространенные помеси между ними зимуют в Иркутске в большом числе, представляя собой устойчивую кормовую базу для пернатых хищников (кречетов, тетеревятников). Даже в условиях морозной зимы голуби в Иркутске успешно размножаются: самые ранние выводки отмечаются в начале марта, наиболее поздние — в середине декабря. Зимнее питание, в основном, связано с человеком (пищевые отходы, специальная подкормка); в зимний период оба вида регулярно кормятся мелкими плодами яблони Палласа непосредственно на деревьях.

Близость к Иркутску разнообразных лесных массивов определяет присутствие в числе зимующих птиц города всех видов дятлов, обитающих в регионе. Так, седой дятел регулярно отмечается в зеленых насаждениях в начале и в конце зимы в период сезонных перекочевок. Не представляют редкости и зимние встречи желны, которая тяготеет к массивам старых лесных массивов, парков и кладбищ. Пестрые дятлы концентрируются на городских участках спелых сосняков, поскольку именно семенная продукция сосны является основой их зимнего рациона. Белоспинный дятел, как и в природе, явно предпочитает мелколиственные насаждения; в период зимних кочевок эти дятлы питаются исключительно личинками ксилофагов, поэтому чаще всего отмечаются кормящимися на старых тополях. Самым обычным в городских условиях является малый дятел, который по 1-2 особи зимует даже в небольших по площади скверах. Зимой эти дятлы чаще всего кормятся личинками ксилофагов, раздалбливая кору и трухлявую древесину деревьев и кустарников.

Среди зимующих птиц Иркутска наиболее разнообразны представители отряда воробьиных: их отмечено 46 видов. Полярный (желтогорлый) подвид рогатого жаворонка (E. а. flava) на зимовках встречается стайками по 10-20 экз. на обочинах дорог при выезде из города — там, где имеется фураж и другой зерновой корм, утерянный при перевозках. Здесь же держатся и полевые жаворонки, которые в некоторые годы зимуют в аграрном ландшафте Байкальского региона в значительных количествах. Так, массовая зимовка этого вида отмечена зимой 2004/2005 г.: после затяжной и бесснежной осени стаи жаворонков по 5-15 особей регулярно встречались по средней и южной частям Байкальской котловины.

Серый сорокопут в черте города Иркутска встречается только на зимовке, придерживаясь значительных по площади зеленых насаждений (парков, кладбищ, ботанического сада университета). Крайними датами его пребывания в городе являются 29 сентября 1997 г. и 14 апреля 1975 г. Рацион зимующих в Иркутске серых сорокопутов на 84% представлен большими синицами.

Сойки наблюдаются в зеленых насаждениях Иркутска и в перелесках по его границам с октября по середину апреля как одиночками, так и в группах по 3-6 особей. В городских условиях сойки малозаметны, осторожны и кормятся преимущественно бытовыми отбросами. История заселения Иркутска голубой сорокой достаточно подробно изложена в специальных работах (Сонин, Липин, Дурнев, 1984). С конца 1970-х гг. крупные шумные стаи этого вида особенно хорошо заметны в зимнее время. Основу питания голубой сороки в этот период составляют плоды яблони Палласа, рябины, черемух (азиатской и виргинской), бархата амурского, а также бытовые пищевые отходы. Обыкновенная сорока в зимний период распространена практически по всей городской территории, предпочитая районы деревянной застройки и жилые массивы, граничащие с пригородными лесами. Зимующие кедровки встречаются в Иркутске изредка и лишь в неурожайные на кедровый орех годы (1984, 1989, 1995, 1998, 2002). Даурская галка отмечалась на зимовках близ д. Боково с начала 1930-х гг. (личное сообщение Н.В. Некипелова); в настоящее время она зимует здесь же — в микрорайоне Иркутск-2. С 1970-х гг. даурская галка явно проявляет тенденцию к оседлости: массовые зимовки этого вида отмечаются по всему Южному Прибайкалью (Дурнев и др., 2006). До середины 1970-х гг. грач в Прибайкалье являлся мигрирующим видом. С 1978 г. его массовые зимовки отмечаются по южному побережью Байкала, Верхнему Приангарью и Тункинской долине. По характеру зимних местообитаний в районе Иркутска выделяются две микропопуляции грача: зимующая в рудеральной зоне вокруг города и зимующая в природных биотопах (последняя в питании связана с основными транспортными магистралями региона) (Дурнев, Фефелов, 1984). В черте города небольшие стаи грачей в течение зимы периодически отмечаются на мусорных контейнерах среди жилых домов. Черная ворона в Иркутске — обычный зимующий вид. В городских условиях пары черных ворон проявляют элементы брачного поведения (пение, токовые движения крыльев и хвоста, другие характерные позы, конфликты с другими парами) уже с конца января. Серая ворона является в Иркутске редким зимующим залетным видом: отдельные птицы не каждый год отмечаются в крупных скоплениях черных ворон и грачей в рудеральной зоне города. Ворон в Иркутске отмечается нерегулярно, обычно во время суточных миграций врановых, характерных для зимнего периода.

Обыкновенный свиристель — многочисленный зимующий вид Иркутска. Его первые осенние встречи регистрируются в середине сентября: сначала птицы отмечаются небольшими стайками по 15-20 особей; с выпадением снега появляются стаи из многих сотен свиристелей, которые интенсивно поедают и сбивают в снег плоды рябины и яблони Палласа. В середине зимы, по мере исчерпания продукции плодово-ягодных кустарников, количество свиристелей несколько снижается за счет дальнейшей откочевки стай в более южные районы Прибайкалья и Забайкалья. Новый пик численности свиристелей отмечается при обратном пролете к северу во второй половине марта — начале апреля: в это время птицы питаются в основном ранее сбитыми плодами, вытаивающими из снега. С середины апреля количество птиц неуклонно снижается и к 20-м числам мая вид практически исчезает из Иркутска.

Стаи темнозобого дрозда, представляющего собой, по мнению Л.А. Портенко (1981), сложный таксономический комплекс из краснозобого, чернозобого, бурого дроздов и дрозда Науманна, а также их помесей, возникающих во всех возможных вариантах между упомянутыми видами, за 34-летний период наблюдений (с 1975 г.) зимовали в Иркутске в сезоны 1977/1978, 1986/1987, 1994/1995, 2000/2001 и 2004/2005 гг. Во время массовых зимовок птицы питаются в основном плодами рябины, яблони Палласа, облепихи и других плодово-ягодных растений. Много времени проводят дрозды на берегах незамерзающих участков Ангары, где кормятся вместе с оляпками, выхватывая из воды личинок веснянок, поденок и ручейников. До начала 1970-х гг. дрозд-рябинник отмечался на зимовках в Иркутске не ежегодно; в настоящее время массовые зимовки этого вида отмечаются по всему Южному Прибайкалью (Дурнев и др., 2006). Рацион рябинника в Иркутске включает в себя все виды плодово-ягодных растений, произрастающих в зеленых насаждениях города, включая такие «экзотические» интродуценты как амурский бархат, калина Сарджента и др. Особенности питания этого крупного и прожорливого дрозда определяют его важное значение в процессе орнитохории (Саловаров, 1998).

Зимующие усатые синицы небольшими стайками встречаются в тростниковых зарослях ОБК низовий Иркута, где, вероятно, и размножаются. В период осенне-зимних кочевок длиннохвостая синица отмечается в Иркутске повсеместно, задерживаясь на продолжительный срок в более-менее крупных участках насаждений. Так же ведут себя и зимующие стайки черноголовых гаичек, которые составляют не менее трети смешанных синичьих стай в начале зимы и до 50% — к ее концу. Буроголовые гаички в зимний период концентрируются на участках хвойников (в том числе, еловых посадок), питаясь их семенной продукцией. Характер зимнего пребывания московки в Иркутске отличается от других преставителей рода Parus: в декабре-январе московки здесь практически не встречаются, откочевывая к югу, однако уже в феврале появляются вновь. Чаще всего зимующие стайки московок встречаются в насаждениях Академгородка и в перелесках выше микрорайона; песни самцов слышны здесь с середины февраля. Основу зимнего рациона московок в зеленых насаждениях Иркутска составляют семена различных елей — сибирской, колючей, Энгельманна. Белая лазоревка зимой проникает в город по речным долинам, регулярно встречаясь в лишь тростниковых зарослях ОБК нижнего течения Иркута. Самая многочисленная зимующая синица Иркутска — большая синица, концентрации которой в местах подкормки и расположения мусорных контейнеров достигают многих десятков и сотен особей.

Зимующие в Иркутске поползни обычны в микрорайонах, граничащих с естественными древесными биотопами. Например, в условиях Иркутского Академгородка они постоянно встречаются в синичьих стаях и охотно питаются семенами елей, извлекая их прямо из шишек и предпочитая этот вид корма всем остальным. На местах зимней подкормки птиц поползни неутомимо создают запасы подсолнечных семечек, пряча их в трещины коры деревьев. Обыкновенная пищуха еще больше связана с лесами, окружающими город, и зимой лишь изредка встречается в ботаническом саду университета, лесопарковой зоне Академгородка и Кайской роще.

Многочисленными зимующими птицами города являются воробьи — домовый и полевой. Численность первого из них при наступлении зимы практически не изменяется; численность же полевых воробьев в зимние месяцы увеличивается в 2-3 раза, по-видимому, за счет их подкочевки из пригородных природных биотопов. С наступлением холодов воробьи концентрируются в местах зимней подкормки птиц в рудеральных зонах; охотно питаются не только пищевыми отходами, но и семенами сорного разнотравья и культурных злаков.

Среди представителей семейства Вьюрковых самым обычным и многочисленным зимующим видом Иркутска является обыкновенная чечетка. Первые стайки чечеток в зависимости от условий года наблюдаются в городе в сентябре-октябре, а в зимние месяцы ежегодно регистрируются скопления этого вида в десятки и сотни птиц. Наибольшие концентрации чечеток (более 300 экз. в одной стае) отмечаются в начале и в конце зимы в перелесках лесопарковой зоны Академгородка, где птицы кормятся семенами берез, елей и сорного разнотравья. Стайки в несколько десятков особей встречаются во всех городских зеленых насаждениях с примесью березы. Пепельные чечетки в Иркутске зимуют значительно реже: одиночные особи и группы по 3-5 особей иногда держатся в составе более крупных стай обыкновенных чечеток. Обыкновенный снегирь также относится к стабильно зимующим в городских условиях видам. Концентрация их в городских насаждениях отмечается в течение ноября по мере увеличения толщины снежного покрова в природных биотопах. В Иркутске зимой снегири питаются семенами рябины, облепихи, яблони Палласа, жимолости татарской; часто и охотно снегири кормятся семенами сирени (как обыкновенной, так и «персидской»), клена приречного. Реже отмечаются в городе зимующие стаи серых снегирей: этот вид обычно встречается небольшими стайками по 4-8 птиц, не образуя более крупных концентраций; рацион этого вида в городских условиях существенно не отличается от рациона обыкновенного снегиря. Численность зимующих в Иркутске обыкновенных дубоносов нестабильна: в урожайные на кедровый орех годы он явно концентрируется в кедровых лесах среднегорий; в неурожайные периоды дубоносы широко кочуют по всему региону, в заметном количестве «оседая» в городских насаждениях. Одиночки, пары и стайки по 5-8 экз. регулярно отмечаются на кормежке семенами черемухи и яблони Палласа, «выплевывая» мякоть плодов на снег. К инвазионным видам, зависящим от урожая орехов кедра и кедрового стланика, относится и щур. В зимы 1984/85, 1989/90, 1995/96, 1998/99, 2003/04 и 2008/09 гг., следовавшие за неурожайными сезонами, скопления щуров от 15-20 до 100-150 экз. отмечались в Иркутске с ноября по март-апрель. Во время городских зимовок щуры обычно кормятся плодами рябины, яблони Палласа, жимолости татарской, почками лиственницы сибирской, семенами сиреней. В зимний период обычным, но немногочисленным обитателем Иркутска является длиннохвостая чечевица (урагус). Стайки этих птиц в городе предпочитают пустыри, кустарниковые заросли и прочие «неудобья», где они находят достаточное количество своего основного корма — семян сорного разнотравья; в конце зимы урагусы часто поедают крылатки елей, лиственниц и сосен, которые по насту сгоняются ветром в неровности рельефа и там накапливаются в значительном числе. К числу нерегулярно зимующих в Иркутске видов относится сибирская чечевица. Периодичность инвазий и характер пребывания зимующих стай сибирских чечевиц зависит от количества доступных кормов вида, которые составляют семена пихты, сибирского кедра, ели, лиственницы, а также рябины, облепихи и сорного разнотравья. Так, в значительном числе эти птицы появлялись в Иркутске в зимы, следовавшие после неурожайных на семена хвойных пород сезоны 1984/85, 1989/90, 1995/96, 1998/99, 2003/04 гг. В условиях города стайки в 5-15 экз. кормятся плодами рябины, яблони Палласа, облепихи, семенами сорного разнотравья. Зимующие стаи обыкновенных и белокрылых клестов также появляются в Иркутске в неурожайные на основной корм годы. В городских условиях клесты имеют статус кочующих видов: их стайки по 15-20 экз. периодически отмечаются на елях в городских насаждениях; в районе Иркутского Академгородка стаи иногда стабильно держатся в течение одной-двух недель. Черноголовый щегол в зимние периоды последних 10-летий — обычный обитатель многочисленных иркутских пустырей и заброшенных строительных площадок, заросших репейником. На карте города имеется несколько очагов постоянных зимовок щеглов; это территория Иркутского Академгородка, микрорайон Новоиркутский, окрестности Иркутска-2 и др. В отличие от черноголового, седоголовый щегол регистрируется на территории Иркутска очень редко. По нашим данным, традиционным местом непериодических зимних встреч этого вида являются заросли высокотравья в районе очистных сооружений городской канализации в предместье Марата. В зимние месяцы в городских зеленых насаждениях появляются и чижи. Их стаи изредка наблюдаются в еловых посадках лесопарковой зоны Академгородка, где чижи кормятся в кронах елей семенами, доставая их из шишек, а также на снегу — собирая выпавшие еловые крылатки и семена сорного разнотравья. Обыкновенная зеленушка является новым видом орнитофауны Прибайкалья и отмечается в Иркутске не более 25 лет; иркутские птицеловы зимой изредка встречают и отлавливают зеленушек в зарослях сорного высокотравья в районе очистных сооружений городской канализации (предместье Марата).

В Приангарье в начале ХХ в. обыкновенная овсянка находилась на восточной границе ареала, но уже проявляла тенденцию к оседлости (Юринский, 1908, 1909). В наши дни большая часть популяции постоянно обитает в регионе, концентрируясь на зимовках в черте населенных пунктов, в том числе и в Иркутске. Изредка в зимующих стайках обыкновенных овсянок встречаются одиночные белошапочные овсянки. Обычно это происходит в малоснежные зимы, подобные зиме 2004/2005 г., когда после затяжной и теплой осени стаи белошапочных овсянок по 10-25 особей регулярно встречались по всему Прибайкалью и Тункинской долине. Овсянка Годлевского в городской черте Иркутска встречается редко и только в начале зимы, когда у этого оседлого в Прибайкалье вида заканчивается период осенних перекочевок. Напротив, красноухая овсянка, ежегодно зимует на городских окраинах, кормясь, в основном семенами сорного разнотравья. Зимующие пуночки, как и желтогорлый рогатый жаворонок, держатся стайками по 10¬40 экз. на обочинах основных автомагистралей, выходящих из города, и питаются зерном, утерянным при перевозках.

Таким образом, фауна зимующих в Иркутске птиц весьма разнообразна: этот экстремальный период проводят здесь, по крайней мере, 73 вида, что составляет около 24% от общего разнообразия городской орнитофауны.

Редкие гнездящиеся виды птиц и проблемы их охраны

Из 263 видов птиц, обитающих в городе Иркутске 218 видов (83%) имеют тот или иной охранный статус (см. табл.), основания для которого весьма многообразны (Попов, Матвеев, 2006). Для птиц иркутской городской фауны такими основаниями являются:

•            Конвенция между Правительствами СССР и США об охране перелетных птиц и среды их обитания от 19 ноября 1976 г.;

•            Конвенция между Правительствами СССР и КНДР об охране перелетных птиц от 2 сентября 1967 г. и Соглашение между Правительствами РФ, и Республики Корея от 2 июля 1994 г.;

•            Конвенция между Правительствами СССР и Республики Индия об охране перелетных птиц и мест их обитания от 27 декабря 2000 г.;

•            Конвенция между Правительствами СССР и Японии об охране перелетных птиц, находящихся под угрозой исчезновения, и среды их обитания от 10 октября 1975 г.;

•            Красная книга Иркутской области (список видов утвержден постановлением Главы Администрации Иркутской области № 272-п от 29 мая 2003 г.);

•            Приложения I и II к Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (Конвенции СИТЕС) от 1 июля 1975 г.;

•            Красная книга РФ (список видов и категории статуса редкости утверждены Приказом Госкомитета РФ по охране окружающей среды № 569 от 19 декабря 1997 г.);

•            Красная книга МСОП и «IUCN Red List of Threatened Animals» (1988, 1990, 1994, 1996, 1998, 2004).

Принимая в качестве основных документов, определяющих охранный статус птиц, Красную книгу Международного Союза охраны природы и Красную книгу Российской Федерации (2001), особой охраны заслуживают 13 видов, встречающихся (или встречавшихся в прошлом) в городской черте Иркутска. Из них 11 видов здесь не гнездятся: пискулька (редкий пролетный вид Байкальского региона; в Иркутске не встречается уже более 40 лет); клоктун (редкий гнездящийся вид северо-востока Байкальского региона; за последние 35-40 лет из числа многочисленных мигрантов региона перешел в разряд практически исчезнувших видов; в Иркутске не встречается уже более 40 лет); скопа (редкий гнездящийся вид водоемов равнинной тайги Байкальского региона; в Иркутске не ежегодно встречается в период весеннего пролета); степной лунь (залетный вид Байкальского региона; встреча в Иркутске не подтверждена); могильник (редкий гнездящийся вид лесостепи Байкальского региона; в Иркутске не ежегодно встречается в период осеннего пролета); беркут (редкий гнездящийся вид равнинной и горной тайги Байкальского региона; в Иркутске не ежегодно встречается в период сезонных миграций); орлан-белохвост (редкий гнездящийся вид водоемов равнинной тайги Байкальского региона; в Иркутске не ежегодно встречается в период осеннего пролета); кречет (редкий зимующий вид Байкальского региона; в Иркутске ежегодно проводят зиму несколько особей); сапсан (редкий гнездящийся вид гор, тайги и лесостепи Байкальского региона; в Иркутске не ежегодно встречается в период сезонных миграций); тонкоклювый кроншнеп (категория редкости залетный вид Байкальского региона; встреча в Иркутске не подтверждена); филин (редкий гнездящийся вид гор, тайги и лесостепи Байкальского региона; в Иркутске не ежегодно встречается зимой в районе городских сосновых рощ).

К гнездящимся на территории Иркутска птицам относятся лишь два вида, занесенных в Красную книгу Международного Союза охраны природы и Красную книгу Российской Федерации:

•            Азиатский бекасовидный веретенник — категория редкости NT (вид, находящийся в состоянии, близком к угрожаемому) по классификации Красной книги МСОП; категория редкости 3 (редкий вид) по классификации Красной книги РФ. Редкий гнездящийся вид дельты Селенги; в Иркутске неежегодно гнездится на болотах в низовьях Иркута;

•            Дубровник — категория редкости NT (вид, находящийся в состоянии, близком к угрожаемому) по классификации Красной книги МСОП. Еще в недавнем прошлом — одна из самых многочисленных птиц Байкальского региона. В связи с резким снижением численности в границах глобального ареала в 2004 г. дубровник внесен в категорию NT; в Иркутске численность снизилась в десятки раз; в настоящее время вид отдельными парами гнездится в низовьях Иркута.

Пути решения проблем, связанных с оптимизацией охраны редких птиц в Иркутске, видятся в следующих двух основных направлениях:

•            Совершенствование системы внутригородского орнитологического мониторинга. Отслеживание распространения птиц (в особенности, редких и малоизученных видов) в городе, оценка динамики их численности, изучение деталей экологии невозможно без широкой системы мониторинга, включающей в себя скоординированные наблюдения специалистов-орнитологов НИИ, преподавателей и студентов-орнитологов вузов, членов общественных экологических организаций; особенно важна такая комплексная работа при уточнении ситуаций, связанных с пульсацией и расширением ареала новых для региона видов;

•            Расширение сети особо охраняемых участков в границах Иркутска. Как

известно, сохранение биологических видов без их естественных местообитаний невозможно, поэтому мероприятия по поддержанию городских микропопуляций птиц связаны с решением вопроса об организации локальных охраняемых участков в наиболее перспективных участках города. Наиболее актуальным является проект «реанимации» городского заказника в низовьях Иркута, где продолжают гнездиться оба вида, заслуживающих особой охраны — азиатский бекасовидный веретенник и дубровник.

Изменения в составе городской фауны птиц за последние 50 лет

За полвека регулярных наблюдений авторов, в составе орнитофауны Иркутска произошли существенные изменения. Прежде всего, из этой группы птиц «выпали» промысловые виды, на которых в 1950-60-е гг. охотились в ближайших пригородах (сейчас эти территории входят в официальные границы Иркутска и в значительной степени уже застроены городскими кварталами). К ним, прежде всего, относятся гуси (серый, белолобый и пискулька), а также клоктун, являвшийся по информации старых охотников самым многочисленным чирком в период осеннего промысла водоплавающих птиц.

С другой стороны, в последние полвека сначала на пролете, а затем и на гнездовье стали регулярно регистрироваться виды, ареал которых «пульсирует» или активно расширяется (в основном с запада на восток и в обратном направлении) (Мельников, Дурнев, 1999). К ним можно отнести серощёкую поганку, большого баклана, серую цаплю, черную крякву, пегого луня, мохноногого курганника, перепелов — обыкновенного и немого, большого погоныша, грязовика, черную и белокрылую крачек, клинтуха, лугового конька, обыкновенную иволгу, серого скворца, голубую сороку, камышевку-барсучка, садовую камышевку, серую славку, усатую синицу, обыкновенную зеленушку, коноплянку и желтобровую овсянку.

Вместе с тем увеличилось и количество разовых и нерегулярных залетов видов птиц, не характерных для Верхнего Приангарья и всего Байкальского региона в целом. К ним относятся малая поганка, белый гусь, малый лебедь, степной и луговой луни, пастушок, гаршнеп, дупель, тонкоклювый кроншнеп, морской голубок, золотистая щурка и индийская камышевка. Правда, некоторые орнитологические «находки» последнего времени необходимо рассматривать с определенным скепсисом в связи с частым отсутствием фактических подтверждений встреч и несоблюдением критериев регистрации новых для региона видов.

Своеобразной «точкой роста» фаунистического разнообразия, где регистрируются встречи новых для города и региона в целом видов, является нижнее течение Иркута с его озерно-болотным комплексом и высокопродуктивными пойменными лесами. Это представляется вполне закономерным, поскольку широкая долина Иркута, является одним из магистральных миграционных путей регионального значения (Дурнев, 2009; Durnev, Sonina, 2009).

Заключение

Как показывает анализ полученных за последние 50 лет материалов, в официальных границах города Иркутска зарегистрировано 263 вида птиц. Эта весьма разнообразная фауна имеет неоднозначное значение для городской среды:

•            большинство птиц, безусловно, полезны в городе как санитары, очищающие городские биотопы от вредных членистоногих (насекомоядные виды), мышевидных грызунов (дневные и ночные пернатые хищники), скоплений бытовых пищевых отходов (врановые, чайки);

•            птицы являются важным элементом природных ландшафтов, приближающим искусственную городскую обстановку к оптимальной для человека в эмоциональном плане (певчие, приводные и водоплавающие птицы);

•            птицы ухудшают санитарную обстановку в городе (скопления в городе полудомашних сизых голубей и их гибридов со скалистым голубем являются источником таких опасных заболеваний, как орнитоз; массовые ночевки врановых загрязняют улицы и другие объекты города).

Все это требует дифференцированного подхода к различным группам и даже отдельным видам птиц. Тем не менее, можно определить круг мероприятий, которые позволят обеспечить дальнейшее существование в Иркутске желательных для городской среды пернатых:

1.           При застройке новых площадей и реконструкции участков старого города необходимо обеспечить сохранение максимально возможного количества участков свободной земли, не покрытой асфальтом и бетоном. Эти участки дают возможность развития как минимум сорной растительности, обеспечивающей жизнь птиц, добывающих корм на земле.

2.           Озеленение города должно быть ориентировано не только на оптимизацию воздушной среды (выделение дополнительного кислорода, поглощение пыли и т.д.), но и на создание искусственных биотопов, пригодных для жизни птиц. В этом плане необходимы пересмотр ассортимента рекомендуемых для озеленения древесно-кустарниковых пород, методик их посадки (в частности, для создания растительных куртин), способов формирование крон растений путем их подрезки и т.п.

3.           Особого внимания заслуживает гидросеть города и приводные биотопы. Бездумное засыпание гравием озер и болот, зарегулирование водотоков, загрязнение водоемов ведут к полному исчезновению жизни как в них самих, так и на их берегах. Весьма актуальным остаются предложения экологов по созданию городского орнитологического заказника в озерно-болотном комплексе низовьев Иркута, являющемся своеобразным оазисом дикой природы в условиях крупного урбанистического центра.

4.           Крайне актуальным в условиях реализации т.н. «точечной застройки» являются расширение территории Ботанического сада Иркутского университета, сохранение даже самых маленьких городских «островков» древесно-кустарниковой растительности и создание в них благоприятных условий для обитания птиц путем организации зимней подкормки, развески искусственных гнездовий и т.п. В организации этой работы деятельное участие могут принять Иркутское городское отделение Всероссийского общества охраны природы, городская и районные станции юных натуралистов и экологов.

4.           Важным направлением спасения городской фауны остается борьба с химическим загрязнением всех компонентов городской среды — воздуха, воды, почвы. В этом плане особых пояснений не требуется, т.к. среда обитания у птиц и человека одна и её сохранение направлено не только на улучшение условий обитания пернатых, но и на сохранение здоровья самого человека.

5.           Важной мерой непосредственной охраны птиц является строгое соблюдения запрета на их отлов и отстрел в городской черте и ближайших пригородах.

Указанные меры, на наш взгляд, будут способствовать не только сохранению, но и росту разнообразия городской фауны птиц.

Литература

Войновская Т.К. 1997. Особенности питания свиристеля в зимнее время и динамика его численности в г. Иркутске // Вестник ИГСХА. Вып. 4. С. 14-16.

Гагина Т.Н. 1954. Голубые сороки в Иркутской области // Природа. № 4. С. 117-118.

Дурнев Ю.А. 2009. Значение Тункинской долины в динамике орнитофауны Байкальской рифтовой зоны // Байкальский зоол. журн. № 1. С. 50-55.

Дурнев Ю.А., Фефелов И.В. 1984. Зимнее питание грача в урбанизированных ландшафтах Южного Предбайкалья // 2-я конф. мол.уч. Тез. докл. Иркутск: Изд-во ИГУ. С. 65.

Дурнев Ю.А., Липин С.И., Сонин В.Д., Морошенко Н.В., Сирохин И.Н. 1988. Птицы рудеральных зон Прибайкалья как объект экологического мониторинга // Проблемы эколо¬гии Прибайкалья. Тез. докл. 3-й Всесоюз. науч. конф. Ч. 4. Иркутск. С. 111.

Дурнев Ю.А., Мельников Ю.И., Бояркин И.В., Книжин И.Б., Матвеев А.Н., Рябцев В.В., Самусенок В.П., Сонина М.В. 1996. Редкие и малоизученные позвоночные животные Предбайкалья: распространение, экология, охрана. Иркутск: Изд-во ИГУ. 288 с.

Дурнев Ю.А., Липин С.И., Сонин В.Д., Сонина М.В., Морошенко Н.В. 2006. Ранневесенние и позднеосенние аспекты экологии погодных мигрантов в условиях Байкальской рифтовой зоны // Сибирская орнитология. Вып. 4. Вестник Бурятского гос. ун-та. Специальная сер. Улан-Удэ: Изд-во Бурятского гос. ун-та. С. 94-134.

Дурнев Ю.А., Попов П.Л., Серышев А.А., Сонина М.В. 2009. Птицы Иркутского Академгородка. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во. 246 с.

Залесский И.М. 1917. К орнитофауне окрестностей Иркутска // Орнитол. вестник. Т. 8. № 2. С. 130-131.

Зарубин А.М., Барицкая В.А., Янчук Т.М. 2008. Конспект флоры г. Иркутска и его окрестностей: Уч.-метод. пособие. Иркутск. 94 с.

Красная книга Российской Федерации (животные). 2001. М.: Астрель, АСТ. 863 с.

Кузнецова Д.В. 1998. Использование птицами промышленных ландшафтов (на примере золоотвала Ново-Иркутской ТЭЦ) // Матер. 3-й межрегион. экол. студенч. конф. «Экология Сибири». Новосибирск. С. 38-40.

Кузнецова Д.В., Паршин С.А. 1999. Золошлакоотвалы Приангарья как места обитания птиц // Экология Байкала и Прибайкалья. Тез. докл., представленных на Всеросс. науч. практ. молодеж. симпозиуме. Ч. 1. Иркутск. С. 42.

Липин С.И. 1979. Две редкие находки птичьих гнезд в Восточной Сибири // Миграции и экология птиц Сибири. Тез. докл. орнитол. конф. Якутск: Изд-во ЯФ СО АН СССР. С. 86-87.

Липин С.И. 1984. Некоторые особенности формирования синантропных орнитогруппировок при хозяйственном освоении новых территорий Восточной Сибири // 8-я Всесоюз. зоогеогр. конф. Тез. докл. М. С. 86-87.

Липин С.И., Сонин В.Д. 1977. К фауне неворобьиных птиц города Иркутска // 7-я Весоюз. орнитол. конф. Тез. докл. Ч. 2. Киев: Наукова думка. С. 151-152.

Липин С.И., Сонин В.Д., Безбородов В.И. 1978. Пролет куликов в г. Иркутске // 2-я Всесоюз. конф. по миграциям птиц. Тез. сообщ. Ч. 2. Алма-Ата: Наука. С. 97-98.

Липин С.И., Сонин В.Д., Дурнев Ю.А. 1979. О синантропизации чаек (Laridae) в Восточной Сибири // Экология птиц бассейна оз. Байкал. Иркутск. С. 91-100.

Липин С.И., Сонин В.Д., Дурнев Ю.А., Рябцев В.В. 1983. Хищные птицы в городе Иркутске // Охрана хищных птиц. Матер. 1-го совещ. по экологии и охране хищных птиц. М.: Наука. С. 52-55.

Липин С.И., Сонин В.Д., Дурнев Ю.А., Безбородов В.И. 1984. Об охране водоплавающих птиц в городе Иркутске // Современное состояние водоплавающих птиц. Тез. Всесоюз. семинара. М. С. 192-193.

Липин С.И., Сонин В.Д., Дурнев Ю.А., Безбородов В.И. 1988. Список птиц города Иркутска и его окрестностей // Экология наземных позвоночных Восточной Сибири. Иркутск: Изд-во ИГУ. С. 70-79.

Мельников Ю.И. 2000. Холодные зимовки водоплавающих и околоводных птиц в верхнем течении Ангары: современный статус, состояние и охрана // Рус. орнитол. журн. Экспресс-вып. № 109. С. 16-20.

Мельников Ю.И., Дурнев Ю.А. 1999. Расширение к востоку ареалов некоторых видов птиц Средней и Восточной Сибири // Бюлл. МОИП. Отд. биол. Т. 104. Вып. 5. С. 88¬94.

Мельников Ю.И. 2004. Динамика видового состава и плотности населения куликов устья р. Иркут в конце XX столетия // Кулики Восточной Европы и Северной Азии: изучение и охрана. Екатеринбург: Изд-во УрГУ. С. 132-137.

Мельников Ю.И., Мельникова Н.И., Пронкевич В. В., Щербаков И. И., Гречаник О.Н., Ру-санова Н.Н., Иванов В.М., Веселкова О.А., Таничев А.И. 1988. Птицы озерно-болотных биогеоценозов устья р. Иркут и их охрана // Редкие наземные позвоночные Сибири. Новосибирск: Наука. С. 152-156.

Мельников Ю.И., Мельникова Н.И., Пронкевич В.В. 1997. Сезонная динамика населения птиц озерно-болотных биогеоценозов устья реки Иркут // Фауна и экология наземных позвоночных Сибири. Красноярск: Изд-во КГУ. С. 15-31.

Мельников Ю.И., Мельникова Н.И., Пронкевич В.В. 2000. Миграции хищных птиц в устье р. Иркут // Рус. орнитол. журн. Экспресс-вып. № 108. С. 3-17.

Мельников Ю.И., Мельникова Н.И., Пронкевич В.В. 2003. Материалы по фауне водоплавающих птиц устья реки Иркут // Орнитология. Вып. 30. М.: Изд-во МГУ. С. 32-37.

Попов В.В. 1998. Заметки по авифауне острова Конный и его окрестностей на реке Ангаре // Вестник ИГСХА. Вып. 12. С. 29-31.

Попов В.В., Иванов С.В. 1988. Гнездование чайковых птиц в техногенных ландшафтах Приангарья // Проблемы экологии Прибайкалья. Тез. докл. 3-й Всесоюз. науч. конф. Ч. 4. Иркутск. С. 117.

Попов В.В., Матвеев А.Н. 2006. Охрана позвоночных животных в Байкальском регионе. Иркутск: НЦ РВХ ВСНЦ СО РАМН. 110 с.

Портенко Л.А. 1981. Географическая изменчивость темнозобых дроздов (Turdus ruficollis Pallas) и ее таксономическая оценка // Филогения и систематика птиц. Тр. Зоол. ин-та АН СССР. Т. 102. Л. С. 72-109.

Потапова Е.В. 1999. Численность голубей Columba livia и C. rupestris в городе Иркутске зимой 1997/1998 годов // Рус. орнитол. журн. Экспресс-вып. 62. С. 3-8.

Потапова Е.В. 2001. Динамика численности голубей в городе Иркутске в 1997-2000 годах // Рус. орнитол. журн. Экспресс-вып. 138. С. 261-264.

Рябцев В.В. 1993. Первая находка гнезда пегого луня Circus melanoleucos в Предбайкалье // Рус. орнитол. журн. Т. 2. № 2. С. 394-395.

Рябцев В.В., Фефелов И.В. 1997. Редкие виды птиц на Ново-Ленинских озерах, Иркутск) // Рус. орнитол. журн. Экспресс-вып. 25. С. 11-18.

Саловаров В.О. 1998. Участие дроздов в явлении орнитохории в южном Предбайкалье // Тр. Байкало-Ленского гос. природного заповедника. Вып. 1. С. 105-109.

Саловаров В.О., Кузнецова Д.В. 2000а. Птицы иловых карт очистных сооружений г. Иркутска: видовой состав, сезонная динамика // Теория и практика природопользования в Байкальском регионе. Иркутск. С. 154-158.

Саловаров В.О., Кузнецова Д.В. 20006. Особенности экологии черной вороны (corone Linnaeus, 1758) в связи со спецификой техногенной среды обитания (на примере золошлакоотстойников) 1 // Охрана и рациональное использование животных и растительных ресурсов. Иркутск. С. 270-277.

Саловаров В.О., Кузнецова Д.В. 2004. Значение канализационных очистных сооружений в формировании птичьего населения // Экология и промышленность России. Май. С. 28-32.

Сирохин И.Н. 1991. Дятлы в урбанизированных ландшафтах Восточной Сибири // Экология и фауна птиц Восточной Сибири.Улан-Удэ. С. 162-172.

Сонин В.Д., Липин С.И., Дурнев Ю.А. 1984. К распространению и биологии голубой сороки в Предбайкалье // Фауна и экология птиц Восточной Сибири. Иркутск: Изд-во ИГУ. С. 104-111.

Сонина М.В. 2009. Фауна наземных позвоночных ботанического сада Иркутского государственного университета: современное состояние и перспективы развития // Байкальский зоол. журн. 1. С. 106-111.

Фефелов И.В. 1997. Зимовка крякв Anas platyrhynchos в Иркутске // Рус. орнитол. журн. Экспресс-вып. 10. С. 15-16.

Фефелов И.В. 1998. Учет зимующих уток в Иркутске: первые итоги // Рус. орнит. журн. Экспресс-вып. 43. С. 3-6.

Юринский Т. 1908. Обзор весенних фенологических явлений природы в Восточной Сибири весною за 1903 и 1904 годы // Изв. ВСО ИРГО. Т. 36. Иркутск. С. 6-47.

Юринский Т. 1909. Обзор весенних фенологических явлений природы в Восточной Сибири весною в 1905 и 1906 годах // Изв. ВСО ИРГО. Т. 38. Иркутск. С. 32-63.

Юринский Т. 1910. Обзор весны 1908 года в Иркутске // Изв. ВСО ИРГО. Т. 40. Иркутск. С. 11-17.

Durnev Ju., Sonina M. 2009. Das Baikalo-Mongolische Ubergangsgebiet und ihr Bedeutung in der Dynamik der Vogelfauna der Baikalgrabenzone // Erforschung biologischen Ressourcen der Mongolischen Volksrepublik. Вd 11. Martin-Luther-Universitat Halle-Wittenberg Wis-senschaftlichen Beitrage, 2009/15 (P 37). Halle (Saale). S. 62-84.

Summary

Irkutsk wins first place among cities of the world on the area of wooden building and enters into group of 100 historical cities of Russia. Researches of flora and fauna of such cities are extremely important not only in cleanly biological, but also in the historiographic attitude: in fact city plants and animals are the same property, as, for example, its historical and architectural monuments. Rather various avifauna of Irkutsk, including 263 species and high number of birds in borders of city testify that many feathery feel near to the person rather comfortably.

The significant part of birds (92 species, about 35% faunae) meets in Irkutsk only on flight. The greatest quantity of migrants concerns to water and dendrophil to species. In official borders of city duplication of 110 species (42% all avifaunae) is authentically established. Despite of cold winters, in Irkutsk on a regular basis remains on wintering not less than 73 species of birds.

From 263 species of the birds living in the city of Irkutsk of 218 species (83%) have this or that security status. From them only 2 species nesting city are brought in Red book IUCN and the Red book of the Russian Federation: Limnodromus semipalmatus and Emberiza aoreola.

For half a century of regular supervision of authors, in structure of avifauna of Irkutsk there were essential changes. From it trade species on which in 1950-60-е years hunted in the nearest suburbs (Anser anser, A.albifrons, A. erythropus, Anas formosa) have disappeared. In the last half a century species, which area began to be registered on a regular basis “pulses” or actively extends (Ardea cinerea, Anas pocilorhyncha, Circus melanoleucos, Chlidonias nigra, Columba oenas, Cyanopica cyana, Acrocephalus schoenobaenus, Sylvia communis a.o.). At the same time the quantity invasion species of birds, not characteristic for the Baikal region (Podiceps ruficol- lis, Chen caerulescens, Rallus aquaticus, Merops apiaster a.o.) has increased also. Original «a point of growth» a biological variety of birds where meetings new to city and region of species are registered, the wide valley of the river Irkuta — one of the main ways of migration is.

 

И.И. Рахимов

КАЗАНЬ

Введение

Изучаемый регион расположен в бассейне средней Волги. Климат Среднего Поволжья — умеренно континентальный, с отчетливо выраженными сезонами года. Казань насчитывает более 1100 тыс. жителей и здесь проживает почти 40% всех горожан республики Татарстан. Город расположен на левом берегу Волги у впадения в нее реки Казанки. Возникнув в Х! в. как феодальное укрепление, Казань имеет богатую историю и за период своего становления как города значительно расширила свои границы и является столицей Республики Татарстан. Площадь города более 300 кв.км. Казань — крупный экономический, научный и культурный центр Среднего Поволжья.

На территории города имеются ряд крупных парков, старых кладбищ. На берегу реки Казанки, в самом центре города сформировался комплекс зеленых территорий, включающий Центральный парк отдыха (площадь 40 га), внутригородской памятник природы «Русская Швейцария» (площадь около 8 га), Арское кладбище (около 30 га) и примыкающие пойменные угодья с характерной прибрежной растительностью вдоль реки Казанки. По данным инвентаризации зеленых насаждений, проведенной в г. Казани на 70% они состоят из липы мелколистной и на 25% из клена ясенелистного. В озеленении широко используются тополя, березы, рябина.

В юго-восточной части города расположена система трех озер — Ближний, Средний и Дальний Кабан, протяженностью 7,5 км и площадью водного зеркала около 200 га. Значительная часть береговой зоны озер сохранила естественную прибрежную растительность и представляет хорошее убежище для многих околоводных птиц.

Вплотную к городу с запада и севера подступает лесопарковая зона, в основном, состоящего из широколиственных лесов и сосновых боров. Лесопарковая зона состоит из нескольких лесных массивов, основным из которых является лесопарк «Лебяжье, занимающий площадь 3420 га на севере и западе от города. Основной лесообразующей породой является сосна обыкновенная, занимающая почти половину всей площади лесных насаждений. Широко представлены березняки, липово-дубовые леса.

Застройка города осуществляется в основном домами повышенной этажности (9-этажные и выше). Дома выше пяти этажей составляют 81,5% жилого фонда города. Менее десяти процентов составляют дома 2-3-этажные в центральных кварталах города и незначительная часть одноэтажных домов по окраинам Казани.

История изучения птиц

Историю исследований орнитофауны Казани можно условно разделить на три основных периода: 1) с XVIII в. до составления первого полного списка видов птиц Казанской губернии М.Д. Рузским (1893); 2) орнитологические исследования с начала и до 40-х гг. ХХ в. под руководством А.А. Першакова (1929, 1932); 3) современные исследования птиц, проводимые после Великой Отечественной войны по настоящее время, в основном, В.А. Поповым (1971, 1988), его учениками и последователями (Водолажская, 1981, 1987; Водолажская, Рахимов, 1989; Гаранин и др., 1993; Рахимов, 1988, 1992, 1994).

Первые сведения и систематическое изучение фауны птиц Поволжья, куда входит и Казань, связаны с именами П.И. Рычкова, П.С. Палласа, И.И. Лепехина (1821), И.П. Фалька, Э.А. Эверсмана (1866), М.Н. Богданова (1871) и др. (Гмелин, 1785). Начиная с XVIII в. — начинается планомерное исследование природы Среднего Поволжья и появляются первые источники с описанием животного мира, в том числе и орнитофауны населенных пунктов (Зарудный, 1888; Круликовский, 1913; Сабанеев, 1874). Так, Д. Зиновьев в «Топографическом описании города Казани и его Уезда» (1788) дает первый фаунистический список птиц средневолжского региона и, что самое ценное, это и первый список птиц г. Казани. Даже принимая во внимание тот факт, что для многих видов приведены неполные названия, нет точной территориальной привязки, список заслуживает внимания. Всего упоминается 47 видов птиц.

Начало регулярных зоологических, в том числе орнитологических исследований в Казани следует отнести к 1805 г., когда в только что образованном Казанском университете начал работать проф. Карл Фукс (1776-1846).

В конце XIX в. выходят орнитологические работы М.Д. Рузского. Сведения по птицам города носят, в основном, фрагментарный характер, но им отмечено 56 видов птиц, непосредственно заселяющих город и около 50 видов птиц, встреченных в окрестностях, которые в настоящее время включены в городскую территорию. Для 16 видов указано гнездование в различных биотопах города.

Особое значение имеют работы А.А. Першакова по птицам Казанского края (1929), где немалое место занимают птицы города. Состав гнездящихся птиц в целом аналогичен данным М.Д. Рузского, но есть ряд изменений. А.А. Першаков упоминает гнездование в г. Казани зарянки, зеленушки, коноплянки, сапсана и серой цапли. Последние два случая являются уникальными, поскольку подобных случаев в последующем не отмечено не только для городов Татарстана, но и для всего Среднего Поволжья.

Важной вехой истории изучения птиц в Среднем Поволжье стала публикация монографии «Птицы Волжско-Камского края» под редакцией профессора В.А. Попова в 1977 г. (ч. 1. Неворобьиные) и в 1978 г. (ч. 2. Воробьиные), где особо выделены виды обитающие в черте г. Казани.

С 1970 г. исследования по фауне птиц антропогенных ландшафтов становятся одним из ведущих тем в исследованиях орнитологов Казани и в настоящее время публиковано большое количество отдельных статей (Водолажская, Наумов, 1985; Воробьев, 2001; Горшков, Рахимов, 1997; Рахимов,1990, 2001; Рахимов, Мухаметзянова, 1996), монографий (Аськеев О.В., Аськеев И.В., 1999; Водолажская, Рахимов, 1989; Рахимов, Павлов, 1999), в т.ч. «Птицы городов Среднего Поволжья и Предуралья (под ред. И.И. Рахимова)» (2001), «Экология города Казани», 2005.

Общая характеристика орнитофауны

В Казани отмечено пребывание 180 видов птиц, составляющих 59,0% от всей фауны птиц республики. Орнитофауна населенных пунктов объединяет представителей 16 отрядов и 44 семейств класса птиц. Наибольшее количество видов из отряда воробьинообразных (85 видов) (табл. 1). Гнездование установлено для 99 видов, т.е. 55,6%.

Распределение орнитофауны по отрядам

Таблица 1

Отряды              Количество видов        %

Поганкообразные        1            0,5         Кукушкообразные        2            1,1

Аистообразные             2            1,1         Совообразные 9            5,0

Гусеобразные  10          5,5         Козодоеобразные        1            0,5

Соколообразные          13          7,2         Стрижеобразные         1            0,5

Курообразные 4            2,2         Ракшеобразные            2            1,1

Журавлеобразные       6            3,3         Удодообразные            1            0,5

Ржанкообразные         31          17,2      Дятлообразные            7            3,8

Голубеобразные           5            2,7         Воробьинообразные   85          47,2

По происхождению фауна относится к 10 типам; европейскому, сибирскому, китайскому, тибетскому, арктическому, монгольскому и транспалеарктическому и др. (табл. 2). Преобладает европейский тип фауны (37,3%).

По характеру пребывания птиц выделено пять групп: оседлые, прилетающие на гнездование, зимующие, пролетные и залетные (табл. 3). Для 28 видов (15,9%) отмечена оседлость и зимовка в черте города. Прилетающие в период гнездования виды составляют большинство, что обусловлено зонально-географическими условиями республики, фауна которой, в целом, является перелетной.

Таблица 2

Распределение орнитофауны по типу происхождения

Тип фауны        Количество видов в Казани     %

Арктический    10          5,5

Сибирский        23          12,7

Европейский    67          37,3

Средиземноморский  5            2,7

Китайский         3            1,6

Монгольский   5            2,7

Европейско-китайский              1            0,5

Тибетский         1            0,5

Транспалеаркты           59          32,7

Голарктический            3            1,6

Неопределенный         3            1,6

По типу биотопической привязанности виды относятся к пяти экологическим комплексам: лесному, лесоопушечному, полевому, околоводному, синантропному. Доминирующее положение занимает лесоопушечный комплекс 35,9%.

По основному объекту питания птицы городов делятся на следующие трофические группы; насекомоядные, растительноядные, плотоядные и всеядные. Ведущее место принадлежит насекомоядным — 48,1% и зерноядным — 27,5%. Соотношения трофических групп меняется в населенных пунктах в зависимости от сезона и некоторых особенностей городской территории.

Ведущее место в гнездовой период принадлежит насекомоядным птицам — 71,0% и зерноядным — 9,6%. Соотношения трофических групп отдельных территорий меняется в зависимости от сезона и некоторых особенностей города (табл. 4).

Распределение по ярусу питания включает птиц, питающихся на земле, в воздухе, в кронах деревьев, в кустарниках, на воде и на стволах деревьев. Преобладающую группу составляют птицы наземники — 46,7%. Количество видов древесно-кустарникового яруса во многом зависит от степени озелененности городской территории, видового разнообразия кустарников и древесных пород.

Гнездящаяся фауна представлена с преобладанием птиц кронников — 21,6%. Многочисленны виды — дуплогнездники.

В летний период в городе доминируют сизый голубь, черный стриж, домовый воробей. Средний показатель относительной численности сизого голубя для городов республики равен 41,1%. В зимний период в Казани отмечено 28 видов птиц, что составляет 56% из числа зимующих в Татарстане. В числе доминантов значительно повышается доля врановых птиц.

Использование методики А.П. Кузякина и др. (1958), позволило выяснить соотношение групп обилия и для Казани орнитофауна распределилась следующим образом: очень редкие виды — 41, редкие — 74, обычные — 54, многочисленные — 8, очень многочисленные — 3. Как видим, редкие посетители городской территории составляют большой процент и включают представителей отрядов соколообразных, курообразных, журавлеобразных, ржанкообразных и др.

Таблица 3

Характер пребывания и соотношение экологических групп в фауне птиц

Экологические группы              Количество       %

По характеру пребывания

Оседлые виды 28          15,9

Перелетные     69          39,2

Зимующие        7            3,9

Залетные          38          21,5

Пролетные       34          19,3

Экологические комплексы

Лесной 32          18,1

Лесоопушечный            61          34,6

Полевой            17          9,6

Околоводный  56          31,8

Синантропный 10          5,6

Трофические группы

Насекомоядные            82          46,5

Зерноядные     48          27,2

Всеядные          5            2,8

Растительноядные       9            5,1

Хищники           4            13,6

Рыбоядные      8            4,5

Ярусы добывания пищи

Крона деревьев            27          15,3

Кустарники       26          14,7

Земля   80          45,4

Воздух 8            4,5

Вода     25          14,2

Стволы деревьев          8            4,5

Крона-земля    2            1,1

Ярус гнездования

Наземники       32          18,1

Кронники          22          12,5

Кустарниковые             21          11,9

Дуплогнездники           12          6,8

Норники            2            1,1

Антропогенные укрытия          8            4,5

Смешанное      2            1,1

Примечание. Анализируются 176 видов из 180, т.к. 4 вида являются редко залетными.

Таблица 4

Соотношение отдельных трофических групп птиц орнитофауны по сезонам

Трофические группы гнездящихся видов        Периоды года

              весенний          летний осенний

              кол-во видов   %           кол-во видов   %           кол-во видов   %

Насекомоядные            48          57,8      59          71,0      32          38,5

Зерноядные     19          22,8      8            9,6         36          43,3

Хищники           8            9,6         8            9,6         8            9,6

Всеядные          4            4,8         4            4,8         4            4,8

Растительноядные       3            3,6         3            3,6         2            2,4

Рыбоядные      1            1,2         1            1,2         1            1,2

Птицы городских парков

В системе городских биотопов парковые насаждения (городские парки, бульвары, скверы и т.д.) являются пригодными для гнездования птиц внутри урбанизированной территории. Птицы в процессе освоения антропогенных территорий в первую очередь осваивают сходные с природными экосистемами биотопы. Городские зеленые территории являются такими местообитаниями. Структура населения, плотность, видовой состав и другие показатели орнитофауны существенно отличаются друг от друга и зависят от конкретных условий. На фауну площадь биотопа, биотопическое окружение, древесный состав, возраст насаждений, уровень рекреационной нагрузки и др. Так, древесные насаждения парков служат своеобразными рефугиумами для дендрофильных группировок птиц в городе, а в тех случаях, когда древесные насаждения смыкаются с лесными участками лесопарковой зоны, они служат экологическими руслами для проникновения лесных видов на городскую территорию (Рахимов, Яковлев, 2000).

Парки являются характерными городскими местообитаниями, где формируется комплекс птиц различных экологических групп, адаптированных к условиям города. Именно они играют основную роль в сохранении орнитофауны. Видовой разнообразие птиц садово-парковых территорий составляет от 34 до 54 видов птиц. Гнездится в среднем 12-23 вида.

Птицы используют парки как место отдыха, добычи и поиска корма, гнездования. Территория парков используется птицами в течение всего года. Коэффициент сходства Жаккара-Наумова с лесопарковой зоной для городских парков составляет — 56,4. В зимний период в парках отмечено до 20 видов птиц, в том числе снегирь, обыкновенная чечетка, свиристель, чиж, различные виды синиц, поползни, дятлы.

Наиболее богаты старые парки, где сохранились деревья с естественными дуплами, водоемы, и предусмотрены малопосещаемые зоны. Например, в Казани — это Центральный городской парк отдыха, парк им. Горбунова и др.

На территории парка им. Горбунова многолетние учеты на постоянном маршруте протяженностью 1,5 км ведутся с 1979 г. Площадь парка 28 га. Анализ данных таблицы, показывает, что на территории парка произошли существенные изменения, как в фауне, так и населении птиц.

Таблица 7

Изменения в характере населения птиц парка им. Горбунова в 1979-2006 гг.

Годы     Сезон   Количество

видов   Количество гнездящихся видов            Среднее количество птиц, отмеченных на маршруте        Плотность

(ос./га)

1979     зима     7            -             107        7,0

              весна   6            -             23          0,8

              лето      28          16          132        4,7

              осень   13          -             57          2,0

1980     зима     6            -             137        4,8

              весна   13          -             45          1,6

              лето      25          17          93          3,3

              осень   6            -             52          1,8

1981     зима     6            -             164        5,8

              весна   7            -             25          0,7

              лето      20          17          63          2,2

              осень   8            -             70          2,5

1989     зима     8            -             85          3,0

              лето      14          12          56          2,0

1998     зима     6                          58          2,4

              лето      13          9            21          1,6

2006     зима     6                          32          2,2

              лето      10          7            12          0,4

Всего                  36          18         

Видовой состав птиц за двадцать пять лет уменьшился. В настоящее время эта цифра сохраняется на уровне 10¬13 видов птиц. Произошло уменьшение гнездящихся видов. Сокращение числа встреченных на маршруте птиц повлекло уменьшение плотности населения птиц парка им. Горбунова. Причины этих изменений — антропогенный пресс (табл. 7).

С 1986 г. в парке начались работы по его реконструкции: вырубили старые тополя и липы, высокий кустарник заменили низкорослыми кустарниковыми бордюрами, построили ряд новых торговых точек, расширили спортивную площадку и т.д. В 2002 г. началась новая реконструкция парка. Были окончательно снесены старые постройки, возведен новый стадион, теннисный корт и вдоль парка провели оживленную автостраду. Обеднение фауны и населения птиц за период наблюдений показывает то, как быстро человек может изменить условия обитания и кардинально повлиять на численность птиц и биоразнообразие.

Городские сады и скверы, как и парки, служат местом отдыха горожан, но занимают значительно меньшую площадь, поэтому в большей степени испытывают действие антропогенных факторов. Городские сады и скверы широко представлены в системе городских зеленых территорий г. Казани. Условия садов и скверов менее удобны для гнездования по сравнению с парками, и птицы часто используют этот биотоп как место отдыха, добычи корма и, реже, как место гнездования. В городских садах отмечено от 10 до 25 видов птиц, из них гнездятся в среднем 8-12 видов. Плотность в гнездовой период невелика и составляет 400-500 ос./км2. Доминируют сизый голубь, домовый и полевой воробьи. Степень озеленения, близость транспортных магистралей, многолюдность, площадь территории и другие антропогенные факторы существенно влияют на состав орнитофауны садов и скверов. При значительном сходстве городских садов и скверов, они отличаются степенью действия антропогенных факторов, которые и определяют характер распределения птиц.

Таким образом, видовой состав птиц парковых территорий городов определяется составом древесно-кустарниковых насаждений; хвойные породы привлекают многие виды птиц на гнездование (зеленушка, коноплянка); плодово-ягодные культуры способствуют заселению птиц древесно-кустарникового яруса, а зимой поддерживают питание снегирей, свиристелей, рябинников. Старые парки с дуплистыми деревьями привлекают птиц-дуплогнездников. Садово-парковые территории городов выполняют свою основную задачу по сохранению разнообразия фауны птиц. Расширение площадей парков, бульваров позволит обогатить видовой состав и создаст благоприятные условия для обитания многих видов птиц в условиях урбанизированной территории.

Городские кладбища являются наиболее богатым в видовом отношении биотопом, коэффициент общности видового состава равен 67,7%. Этому способствует ряд обстоятельств. В первую очередь, видовое разнообразие деревьев и кустарников. Существующая традиция посадки деревьев и кустарников на кладбище, независимо от происхождения, со временем превращает его в облесенную территорию. Наличие плодоносящих и декоративных культур, посадка газонной травы способствует привлечению птиц, питающимися ягодами и семенами сорных растений. На кладбище не проводятся рубки, поэтому здесь сохраняются старые дуплистые деревья, что привлекает птиц-дуплогнездников. Существенным является малолюдность территории и отсутствие беспокойства и преследований со стороны человека. Ограниченный режим посещения позволяет гнездиться на кладбище многим птицам наземного яруса.

В данном биотопе отмечено до 85 видов птиц, около 50% которых гнездится. Плотность гнездования птиц на старых городских кладбищах составляет 1000— 1200 ос./км2. По своим условиям одно кладбище отличается от другого. Вновь созданные кладбища, где древесный состав представлен молодыми деревцами, заселяется немногими видами. Видовой состав имеет сходство с естественными биотопами открытых ландшафтов. По мере разрастания деревьев, увеличения сомкнутости крон и формирования ярусности идет усложнение состава фауны и заселение территории разнообразными группами птиц. В течение ряда лет нами велись наблюдения на недавно образованном Самосыровском кладбище г. Казани. Изначально территория представляла собой безлесное холмистое пространство, поросшее травой и редким кустарником. Доминирующее положение среди птиц занимал луговой чекан, в числе обычных и гнездящихся были полевой жаворонок, желтая трясогузка, серая славка и др. Образование кладбища изменило облик территории. Обнажение и выход на поверхность каменистых пластов грунта привлекло обыкновенных каменок. Увеличилось количество залетающих скворцов, грачей. Установка крестов, сделанных из полых труб, создало условия для гнездования больших синиц и белых трясогузок. Территория кладбища разделена на две части — мусульманскую и православную. Фауны этих участков имеют свои особенности, связанных с обычаями посещения кладбища мусульман и христиан. Мусульманская часть интенсивнее зарастает древесно-кустарниковыми насаждениями, на захоронениях не принято что-либо устанавливать. Территория гораздо реже посещается людьми. Здесь отмечены славки серая, садовая, завирушка; желтая и белая трясогузки, коноплянка, лесной конек, обыкновенный жулан. В православной части обилие полых конструкций привлекает некоторых дуплогнездников, а традиция оставлять хлеб и другие продукты на могиле, стала причиной появления серых ворон, галок и полевых воробьев, подбирающих ежедневно по всей территории все съестное. По мере «старения кладбища» различия в условиях несколько стираются, так как подросшие деревья формируют единый облесенный массив.

На старых кладбищах длительное время сохраняется относительно постоянный видовой состав и структура населения птиц, как следствие стабильных во времени условий среды обитания. Наблюдения за авифауной Арского кладбища г. Казани ведутся с 1961 г. Старейшее кладбище города, площадью более 30 га, расположено в самом центре и выходит на берег р. Казанки. В начале 1960-х гг.

по инициативе профессора В.А. Попова и при активном участии сотрудников лаборатории зоологии Института биологии КФАН СССР был заложен орнитологический маршрут с охватом почти всей территории кладбища и велись регулярные наблюдения. С организацией в 1969 г. кафедры охраны природы в Казанском университете наблюдения продолжили сотрудники и студенты этой кафедры. С 1986 г. к регулярным учетам подключились орнитологи Казанского государственного педагогического университета. За истекшие десятилетия площадь кладбища расширилась и приблизилась к берегу р. Казанки. Почти со всех сторон территорию окружают городская застройка и хозяйственные сооружения. Арское кладбище является своеобразным резерватом для птиц внутри большого города.

Птицы районов жилой застройки

Застроенная часть города, включающая здания с внутриквартальными и уличными насаждениями, представляет собой наиболее трансформированную среду обитания для птиц. Концентрация различных антропогенных факторов оказывает сильный прессинг на животных. Лишь незначительная часть видов способна адаптироваться и обитать в урбанизированном ландшафте. Наши исследования, проведенные в различных городах Среднего Поволжья, на маршрутах с различным типом застройки, и их анализ, позволяют выделить три основные группы биотопов: строения сельского усадебного типа, кварталы смешанной застройки с 2-4-этажными строениями и кварталы высотной застройки. В летний период во всех группах биотопов селитебной зоны отмечено 15-20 видов птиц. Эти виды встречены на улицах с различным типом застройки. Они формируют ядро орнитофауны урбанизированной территории.

Доминантами являются три вида: сизый голубь, домовый воробей и черный стриж. В отдельных биотопах многочисленные виды — полевой воробей, грач, большая синица. Специфическую приуроченность к определенному биотопу проявил обыкновенный скворец, встреченный нами только в районах с сельским типом застройки.

В биотопах многоэтажной застройки скворцов нет, что связано с отсутствием подходящих мест для гнездования. Однако при наличии скворечников они могут гнездиться и на балконах многоэтажных домов. В противоположность скворцу, воронок проявляет приуроченность к зонам многоэтажной застройки, так как он находит здесь удобные места для строительства гнезд под выступающими частями зданий, балконами, лоджиями. Виды, отмеченные в зоне городской застройки, это — преимущественно представители отряда воробьинообразных, которые составляют 90-95% отмеченной здесь орнитофауны.

Архитектурные особенности каждого из выделенных биотопов с различной застройкой создают определенные условия для различных экологических групп птиц. Зона сплошной городской застройки является наиболее трансформированной территорией. Кварталы с высотной многоэтажной застройкой — наиболее бедные по своему видовому составу (табл. 8). Современные здания, лишенные каких-либо архитектурных дополнений на фасадной части, отсутствие доступных полостей в стенах и под карнизами, плоские крыши не дают возможности гнездиться галкам, воробьям и другим скрытогнездникам. Более благоприятны условия для черного стрижа. Слабая озелененность многих новых кварталов города и различные антропогенные факторы (люди, транспорт, шум, домашние животные и др.) отпугивают большинство птиц древесно-кустарникового яруса. Гнездование отмечено для 9-10 видов птиц.

Таблица 8

Видовой состав и относительная численность птиц на улицах с различным типом застройки

Вид       Застройка сельского типа, 1-2-этажные усадебного типа              Смешанная 2-4-этажная (центр города)           Многоэтажная высотная застройка

              ср. кол-во

особей на 1 км %           ср. кол-во

особей на 1 км %           ср. кол-во

особей на 1 км %

Сизый голубь   3,0        6,6         12,0      22,9      84,5      55,8

Галка    2,0         4,4        3,3         6,2         2,0         1,3

Домовый воробей       25,0      56,1      8,3         15,8      19,5      12,8

Серая ворона  1,3        2,9         3,3         6,2         0,3         0,1

Большая синица           2,3         5,1         4,0         7,6         0,3        0,1

Белая трясогузка          2,0         4,4         1,0         1,9         1,0        0,6

Черный стриж 1,3        2,9-       5,6         10,6      40,0      26,5

Воронок            -             -             -             -             3,0         1,9

Зеленушка        -             -             -             -             0,3         0,1

Серая мухоловка          -             -             -             -             0,6        0,3

Полевой воробей         6,0         13,4      6,0         11,4      -             -

Скворец            2,3        5,1         -             -             -             -

Варакушка        0,3        0,6         -             -             -             -

Пеночка весничка        0,3         0,6         -             -             -             -

Сорока -             -             0,3         0,5         -             -

Грач      -             -             10,6      19,6      -             -

Щегол  -             -             1,0         1,9         -             -

Садовая камышовка    -             -             0,3         0,5         -             -

Прочие виды   0,3        0,6         1,0         1,9         0,6         0,3

Число видов     14-15                  12-16                  5-8       

Плотность населения птиц в летний период в районах с многоэтажной за-стройкой городов Среднего Поволжья составляет в среднем 1500-2000 ос./км2. Зимой плотность населения птиц в среднем составляет 500-700 ос./км2. В зимний период численность птиц возрастает за счет серой вороны и галки. Видовой состав и численность птиц зависит и от планировочных особенностей улиц.

Улицы с многоэтажной застройкой, двусторонним движением транспорта и насаждениями вдоль проезжей части улицы — наиболее бедные. Здесь максимально можно отметить 5-8 видов. На оживленных улицах городов Среднего Поволжья в последние годы отмечено успешное гнездование серых ворон. На улицах с двусторонним транспортом, газонами и древесно-кустарниковыми насаждениями отмечено 7-10 видов. Наличие древесных насаждений благоприятно влияет на численность больших синиц, по которым они могут проникать на самые оживленные участки города.

Крайнюю степень трансформации территории представляют улицы, лишенные каких-либо насаждений, со сплошной застройкой и оживленные на протяжении всего дня. На таких улицах в ранние утренние часы может быть отмечено лишь незначительное число видов. Это сизый голубь, домовый воробей, черный стриж и серая ворона. Внутриквартальные территории, как правило, более тихие и озелененные. Поэтому внутри кварталов даже оживленных улиц встречается и гнездится ряд видов. Например, большая синица, белая трясогузка, обыкновенная горихвостка — типичные виды внутриквартальных дворов. Таким образом, биотоп с многоэтажной застройкой заселяется наиболее синантропизированной группой птиц, и состав ее относительно постоянен.

Птицы центральных районов города

Казань является одним из старейших городов России с тысячелетней историей. Центральная часть города представляет многообразие различных архитектурных стилей и отражающих этапы градостроительства. В центральной части города в кварталы старой застройки встроены элементы современной архитектуры. Улицы, как правило, озеленены, сохраняются старые высокие деревья. Многообразие элементов антропогенного ландшафта создает дополнительные условия для обитания птиц. В этом биотопе всего зарегистрировано 20 видов, в гнездовой период встречается 12-16 видов птиц. Гнездование отмечено для 9-13 видов. Плотность населения птиц составляет 400-900 ос./км2. Состав и плотность населения птиц зависят от архитектурно-планировочных особенностей территории. Такая застройка, как правило, сочетается с садовопарковыми биотопами, которые заметно влияют на состав и распределение орнитофауны. Большую часть центра города занимают дома малой этажности, построенные в разное время и сочетающиеся с небольшими скверами и садами. Более современный облик имеет центральная часть города. Доминируют сизый голубь, черный стриж, галка, домовый воробей. Плотность населения птиц в гнездовой период составляет 750-800 ос./км2. На колокольнях церквей города гнездятся стрижи. Представители хищных соколообразных и совообразных крайне редки в центральных районах города. Однако случайные залеты отмечены для таких редких для города вида как большой подорлик, длиннохвостая неясыть.

Птицы водоемов

До создания водохранилищ значительная часть поймы была покрыта леса¬ми и кустарниковыми зарослями, большие площади поймы р. Казанки занимали луга, болота, пологие берега были заняты тростниковыми зарослями. С созданием водохранилища водная площадь города значительно увеличилась за счет разлива р. Казанки, а р. Волга подступила к самому городу. В настоящее время общая обводненность территории высокая, т.к. в черте города имеются ряд крупных озер и сохранились несколько небольших речек.

Работы, проведенные в зоне затопления Куйбышевского водохранилища в 1940-1950 гг. под руководством В.А. Попова (Асписов, 1932; Аюпов, 1980; Попов и др., 1954), выявили основные направления изменений в фауне и флоре. До его образования в пойме Волги и Камы обитало 224 вида птиц. После создания водохранилища отмечено 205. Изменилась структура населения птиц прибрежной зоны, соотношение различных экологических групп птиц, количественные показатели отдельных видов. Подтопление пойменных биотопов снизило количество гнездящихся видов в группе древесно-кустарниковых птиц, когда из-за резкого изменения уровня воды были затоплены гнездопригодные места. Здесь следует отметить большое количество мелких воробьиных птиц, дневных хищников, сов, голубей и дятлов. После создания водохранилищ, в первые годы отмечалось уменьшение числа гнездящихся видов до 1,6 раза. По данным В.И. Гаранина, В.Г. Ивлиева и др. (1993), вследствие создания водохранилища лишилось условий для размножения более 2-х млн. особей. В последующие годы отмечалось возрастание численности пролетных водоплавающих видов, которые стали останавливаться на отдых и кормежку в акватории города. Это утки, гуси, лебеди, чайки и многие кулики. Ряд новых видов появились в г. Казани, привлеченные условиями водохранилища. Примером является черноголовый хохотун, для которого создались благоприятные условия для обитания в условиях водохранилищ Среднего Поволжья. Начиная с середины 1970-х гг. одиночные птицы и небольшие стаи этого вида регулярно встречаются на Куйбышевском водохранилище. Формирование новых комплексов птиц на побережье водохранилищ идет за счет местных видов и отчасти за счет пролетных, при этом используются новые места обитания, возникают новые биотические связи, обеспечивающие существование видов. По данным И.В. Аськеева и О.В. Аськеева (1999), создание Куйбышевского водохранилища привело к увеличению чайковых птиц, в том числе клуши, хохотуньи, сизой чайки, крачек и др.

Значительное разнообразие вносится расположенными в центре города озерная система Кабан, включающая три больших озера и протоку Булак (бывшее русло реки). Водоемы протянулись с севера на юг через весь город и являются неотъемлемой части городского ландшафта Казани.

Изменения в составе орнитофауны

Изменения условий в процессе реконструкции отдельных территорий, роста города, социально-экономических условий непременно отражаются на населении птиц. Существенную роль в процессе формирования фауны птиц г. Казани сыграли следующие два обстоятельства. Это строительство Куйбышевского гидроузла, с созданием Куйбышевского водохранилища и активная застройка города в послевоенное время (50-60 гг. ХХ в.) и расширение территории, с включением в состав города окрестных территорий и лесопарковой зоны. Прослеживая изменения в составе фауны птиц Казани на протяжении последних 100 лет, следует отметить следующие:

•            по мере роста и развития городов идет постепенное обогащение фауны, за счет включения в антропогенный ландшафт различных биотопов,

•            активное заселение антропогенных территорий и формирование городских популяций ряда видов птиц (большая синица, серая ворона, сорока, рябинник, славка-завирушка),

•            как в прошлом, так и в настоящем времени основу фауны составляют синантропные виды (голубь сизый, галка, черный стриж),

•            формирование авикомплексов происходило под влиянием хозяйственной деятельности человека,

•            процесс заселения антропогенного ландшафта птицами происходил по двум путям — это использование экологических преимуществ антропогенного ландшафта и вселение птиц вследствие поглощения антропогенным ландшафтом окружающих участков с их населением.

•            за последние десятилетия произошло активное заселение города несколькими видами, расширяющими в настоящее время свой ареал во всей территории России. Это кольчатая горлица и горихвостка чернушка.

Подводя итог сказанному, необходимо отметить следующее. Антропогенные изменения ландшафтов не означают обеднение фауны, резкое сокращение численности птиц, отсутствие перспектив обогащения орнитофауны. Результаты исследований орнитологов показывают процесс обратный перечисленным. Имеется реальная возможность значительного увеличения видового состава птиц г. Казани, численности отдельных видов на основе соблюдения мер охраны и привлечения орнитофауны в антропогенный ландшафт.

Литература

Асписов Д.И. 1932. Некоторые данные о хозяйственном значении серой вороны в условиях поймы низовий Камы // Работы Волжско-Камской зональной охот.-промыс. биол.

станции. Вып. 2. Казань. С. 202-227.

Аськеев И.В., Аськеев О.В. 1999. Орнитофауна Республики Татарстан (конспект современного состояния). Казань. 123 с.

Аюпов А.С. 1980. Формирование фауны куликов при образовании Куйбышевского водохранилища // Новое в изучении биологии и распространении куликов. М. С. 49-50.

Богданов М.Н. 1871. Птицы и звери черноземной полосы Поволжья и долины средней и нижней Волги (биогеографические материалы) // Тр. Об-ва естествоисп. при императорском Казанском ун-те. Т. 1. Отд. 1. Казань. 226 с.

Водолажская Т.И. 1981. Материалы по птицам города Казани // Экология и охрана птиц. Кишинев. С. 44.

Водолажская Т.И. 1987. Птицы Казани // Экология урбанизированных территорий. Казань. С. 42-48.

Водолажская Т.И., Наумов В.Н. 1985. Влияние свалок городского типа на отдельные биокомпоненты // Взаимодействие между компонентами экосистем. Казань. С. 144-149.

Водолажская Т.И., Рахимов И.И. 1989. Фауна наземных позвоночных урбанизированных ландшафтов Татарии (птицы). Казань: Изд-во КГУ 136 с.

Воробьев Е.В. 2001. Численность куриных птиц в республике Татарстан // Актуальные проблемы изучения и охраны птиц Восточной Европы и Северной Азии. Матер. Меж-дународ. конф. Казань. С. 148-149.

Гаранин В.И., Шахтарин Г.Ю., Ивлиев В.Г., Аюпов А.С., Егоров Ю.Е., Горшков Ю.А., Марфин В.Г., Бойко В.А. 1993. Позвоночные животные наземных экосистем // Зеленая книга Республики Татарстан. Казань. С. 327-342.

Гмелин С.Г. 1785. Путешествие по России для исследования всех трех царств в природе // Известия Академии наук. Ч. 3. С.-Петербург. 737 с.

Горшков П.К., Рахимов И.И. 1997. Биотопическое размещение врановых птиц в Казани // Экология и численность врановых птиц России и сопредельных государств. Казань. С. 77-83.

Григорьев Н.Д. 1929. О зимовке некоторых видов птиц в нашем крае // Тр. студ. научн. кружка любителей природы. Вып. 3. Казань. С. 81-86.

Зарудный Н.А. 1888. Орнитологическая фауна Оренбургского края // Записки Акад. наук. Т. 57. С.-Петербург. 338 с.

Зиновьев Д. 1788. Топографическое описание города Казани и его уезда. М.: Московский ун-т. 70 с.

Красная книга Республики Татарстан. 2006. Казань: Идель-Пресс. 832 с.

Круликовский Л.К. 1913. К сведениям о птицах южных уездов Вятской губернии // Записки Уральского общ-ва естествознания. Т. 32. Вып. 2. С. 3-43.

Кузякин А.П., Рогачева Э.В., Ермолаева Т.В. 1958. Методы учета птиц для зоогеографических целей // Уч. зап. МОПИ. Зоология. Вып. 3. М. С. 99-103.

Лепехин И.И. 1821. Записки путешествия. Полное собрание ученых путешествий по России, издаваемое Академией наук. Т.3. СПб. 360 с.

Першаков А.А. 1929. Список птиц Казанского края // Тр. студ. научного кружка «Любители природы». Вып. 3. Казань. С. 3-68.

Першаков А.А. 1932. Новые данные по орнитофауне Волжско-Камского края за время 1930-1935 гг. // Тр. гос. Зоол. музея МГУ. Вып. 4. М. С. 59-62.

Попов В.А. 1971. К вопросу о роли человека в формировании современной фауны птиц // Природные ресурсы Волжско-Камского края. Животный мир. Казань. С. 32-44.

Попов В.А., Лукин А.В. 1988. Животный мир Татарии. Казань: Татарское кн. изд-во. 248 с.

Попов В.А., Попов Ю.К., Приезжев Г.П., Кулаева Т.М., Воронов Н.П., Гаранин В.И., Назарова И.В., Изотова Т.Е., Красовская Л.А. 1954. Результаты изучения животного мира зоны затопления Куйбышевской ГЭС // Тр. КФАН СССР. Сер биология. Вып. 3. Ка¬зань. С. 7-218.

Птицы Волжско-Камского края: Неворобьиные. 1977 / Под ред. В.А. Попова. М.: Наука. 296 с.

Птицы Волжско-Камского края: Воробьиные. 1978 / Под ред. В.А. Попова. М.: Наука. 247 с.

Птицы городов Среднего Поволжья и Предуралья. 2001 / Под ред. И.И. Рахимова. Казань: Мастер-Лайн. 272 с.

Рахимов И.И. 1988. Зимняя орнитофауна городов и поселков Татарии // Экология, охрана и воспроизводство животных Среднего Поволжья. Казань. С. 101-106.

Рахимов И.И. 1992. Изменение в составе фауны птиц г. Казани в процессе урбанизации // Экология и охрана животных Среднего Поволжья. Казань. С. 72-88.

Рахимов И.И. 1994. К расселению кольчатой горлицы в Татарстане // Экологическая и морфологическая изменчивость животных под влиянием антропогенных факторов. Волгоград. С. 121-123.

Рахимов И.И. 1990. Топологические особенности гнездования серой вороны в городских условиях // Орнитология. 24. С. 133.

Рахимов И.И. 2001. Участие основных таксономических групп птиц (отрядов и семейств) в авифауне урбанизированных ландшафтов Среднего Поволжья // Русский орнитологический журн. Экспресс-выпуск. № 151. СПб. С. 579-589.

Рахимов И.И., Мухаметзянова Л.К. 1996. Особенности зимнего питания врановых птиц // Экология и численность врановых птиц России и сопредельных государств. Казань. С. 66-67.

Рахимов И.И., Павлов Ю.И. 1999. Хищные птицы и совы Татарстана. Казань: Татполиграф. 133 с.

Рахимов И.И., Яковлев В.А. 2000. Сравнительная характеристика орнитофауны садово-парковых насаждений г. Казани и г. Чебоксары // Актуальные экологические проблемы республики Татарстан. Казань. С. 72-73.

Рузский М.Д. 1893. Материалы к изучению птиц Казанской губернии // Тр. общ-ва естествоисп. при Казанском ун-те. Т. 25. Вып. 6. Казань. С. 119-130.

Сабанеев Л.П. 1874. Позвоночные Среднего Урала и географическое распространение их в Пермской и Оренбургской губерниях. М. 204 с.

Эверсман Э. А. 1866. Естественная история птиц Оренбургского края. Казань. 621 с.

Экология города Казани. 2005. Казань: Фэн. 576 с.

Summary

kazan is situated on the left bank of the river Volga at the confluence of the river Kazanka. It has more than 1100 thousand inhabitants. City area is over 300 square kilometers. There are a number of large parks, old cemeteries in the city. There are 180 species of birds that is 59.0% of the bird fauna of the republic. Avifauna of populated area brings together 16 orders and 44 families of birds. The biggest number of species is from Passeriformes order (85 species). 99 species (55.6%) nest. Five groups of birds were separated: nonmigrating, arriving for nesting, wintering, migrating and vagrants. Sedentary and wintering in the city were registered for 28 species (15.9%). In summer the Rock Pigeon, the Black Swift and the House Sparrow dominate in the city. Average abundance of the Rock Pigeon for the cities of the republic is 41.1%. In winter the proportion of corvids as dominants significantly increases.

И.О. Бологов, В.В. Тарасов

КУРГАН

Курган — центр Курганской области, с населением 324,1 тыс. человек (2008 г.) и площадью 393 км2, расположен в центральной части области (55°27' с. ш., 65°20' в. д.).

Историческая справка. Укрепленное поселение Царево Городище было основано в XVII в. у большого кургана на левом берегу Тобола, где река делает заметный изгиб течения. Расположенное на пограничной окраине южного Зауралья, оно стало важной военной крепостью. В 1738 г. поселение было названо Курганской Слободой, в 1782 г. слобода была преобразована в уездный город Курган. В феврале 1943 г. была создана новая область, и город Курган стал областным центром.

Климат. Город находится в континентальном умеренном климатическом поясе. Щит Уральских гор с запада заметно ослабляет влияние Атлантики, что объясняет сравнительно низкую влажность воздуха, малое количество осадков, а также резкие изменения суточных температур и значительные ее годовые амплитуды (табл. 1). Зима весьма суровая и продолжительная, лето — сравнительно теплое, иногда жаркое. Преобладающим направлением ветров является южное и юго-западное. Теплый период в городе продолжается в среднем 196 дней — с 8 апреля (дата перехода температуры через 0 °С) до 22 октября (дата первого заморозка). Снеговой покров сходит 12 апреля. Летний период с среднесуточными температурами выше +10 °С длится в среднем 132 дня — с 7 мая до 17 сентября. Безморозный период составляет 121 день. Переход температуры через +15 °С характеризует наиболее теплую часть лета — с 2 июня по 24 августа (82 дня). Осадков выпадает в среднем 381 мм в год, из них в теплый период — 286 мм (География Курганской области, 1993). В центральных кварталах города температура, как правило, выше, чем на окраинах на 2-4 °С, а ветер слабее на 30-40% (Левит, 2001). Микроклимат здесь характеризуется более длинным безморозным периодом и более ранним (на 1-1,5 недели) сходом снежного покрова.

Гидрологическая сеть. С юга-запада на северо-восток город пересекает р. Тобол, в северной части города протекает р. Черная. На территории Кургана находятся три крупных озера: Левашово, отстойник (через него протекает р. Черная) и водохранилище Орловское. Имеются также средние и мелкие по величине озера, котлованы, старицы. С севера к городу примыкает крупное проточное озеро Черное. Существенная часть территории города заболочена. На западе и юге находятся крупные тростниковые болота, уровень воды в них колеблется по годам. В целом, водно-болотные местообитания чрезвычайно мозаичны и представляют собой пестрое сочетание тростниковых массивов и куртин, рогозовых и камышовых зарослей, мелководных открытых плесов, заболоченных топей и участков кустарников.

Селитебная зона. К настоящему времени доля застроенной территории составляет около 40% всей площади города. Городской центр занимает 4% площади застройки. Преобладают районы малой этажности (до 5 этажей), застроенные жилыми и административными кирпичными и панельными домами. Во дворах и вдоль улиц есть небольшие скверы. В состав древесно-кустарниковой растительности входят тополь, береза, яблоня, рябина, карагана, клен, кизильник, ясень, сирень и др. Массивы многоэтажной застройки (6-9 этажей) расположены в западной части города, районе Заозерный, городском центре.

Кварталы индивидуальной застройки сосредоточены в центральной части города, Северном районе, поселке Рябково. Здесь преобладают деревянные дома с небольшими садовыми участками. К древесно-кустарниковым насаждениям добавляются ель, смородина, вишня, черемуха, малина.

Садово-дачная зона занимает около трети всей площади города. Расположена в пойме Тобола, преимущественно на правом его берегу, застроена садовыми домиками и засажена огородными культурами, ягодными кустарниками, плодовыми деревьями. Длина ее составляет около 20 км, максимальная ширина — 4-6 км. Из-за высоких паводков в конце XX - начале XXI в. и сильных затоплений поймы значительная часть садовых участков в настоящее время заболочена и заброшена.

Парки. В Кургане насчитывается 5 парков: Центральный парк культуры и отдыха (ЦПКиО, 30 га), Молодежный сквер (7 га), парк Победы (6 га), Городской сад им. Ленина (5 га) и Детский парк (2,5 га). Все они расположены в центре города и представляют собой искусственно засаженные территории, включающие также сеть аллей, мостики, декоративные и художественные строения разного назначения. Древесная растительность разрежена, благодаря чему освещенность парков приближается к опушечной. Распространены ель, тополь, ивы, береза, вяз, яблоня, карагана, клен, кизильник, сирень.

Лесопарки. В административных границах города находятся два крупных лесопарка (на севере и юго-востоке), являющиеся частью окрестных естественных лесных массивов. Общая площадь городских лесов составляет 51 км2 (13% площади Кургана). Лесообразующими породами являются сосна, береза и осина. Во влажных местах произрастают ольха, черемуха, ивы. Под пологом смешанного леса обычны хвощ, орляк, шиповник, лабазник, земляника, малина, костяника, брусника и др.

До 2004 г. орнитофауна города Кургана была изучена слабо. Видовому составу воробьиных птиц г. Кургана в осенне-зимние периоды 1980-1987 гг. посвящена работа А.И. Визгина (1989). В ней он отмечает 30 видов, из них 24 регулярно зимуют на территории города, 6 видов являются редкими или залетными. В последние десятилетия студентами Курганского государственного университета под руководством доцента, к.б.н. А.А. Соколовой проводились исследования гнездовой экологии типичных синантропов: сизый голубь, городская ласточка, сорока, грач (Соколова, 2000, 2002а, б, в; Соколова, Поздина, 2002; Поздина, 2002).

С 2004 г. комплексное изучение городской орнитофауны проводит И.О. Болотов. В гнездовой сезон во всех ландшафтных зонах города проводится учет птиц на пробных площадках 10-30 га путем визуальных и акустических регистраций особей, картирования территориальных пар и гнезд. Некоторые результаты этой работы, касающиеся статуса пребывания видов, их систематической принадлежности, экологической структуры орнитофауны и особенностей ее формирования, опубликованы (Бологов, 2007, 2008, 2009).

Характеристика орнитофауны

Поскольку данными по динамике городской авифауны мы не располагаем, основная информация, отражающая наши представления о современном ее состоянии, представлена в таблице 2, где мы приводим перечень всех видов птиц Кургана с распределением их по основным ландшафтным зонам города и данными по относительному обилию.

На данный момент в административных границах города зарегистрированы 163 вида птиц из 41 семейства и 15 отрядов, что составляет 58% орнитофауны области. Для 85 видов установлено гнездование, еще для 31 — предполагается. Пять видов птиц отмечены в летнее время без подозрений на гнездование. Во время миграций встречены 25 видов, в зимнее время — 6, еще 11 видов отнесены к залетным. Наибольшее число видов обитают на водоемах и в лесопарках — 94 и 84 соответственно. В парках зарегистрировано 50 видов, в садово-дачной зоне — 58, в зоне многоэтажной застройки — 41 вид. Наиболее бедным видовым разнообразием обладает городской центр (35 видов).

Из региональной гнездовой орнитофауны в городе высок процент представителей отрядов поганкообразных, журавлеобразных, голубеобразных, дятлообразных и воробьебразных. С другой стороны, здесь не гнездятся гагарообразные, веслоногие, козодоеобразные, ракшеобразные и удодообразные. Из видов, включенных в Красную книгу Курганской области, в областном центре отмечены большая белая цапля, кудрявый пеликан, белоглазый нырок, большой подорлик, беркут, орлан-белохвост, кулик-сорока и ходулочник (последний — на гнездовании).

В качестве комментариев к таблице 2 ниже в аннотированном списке мы приводим информацию по редким гнездящимся и некоторым другим видам птиц.

Серощекая поганка. В гнездовое время 2007 г. на одном из тростниковых болот регулярно были слышны крики птиц этого вида. Предполагаем гнездование.

Кудрявый пеликан. Три особи встречены 21 июля 2009 г. на водохранилище Орловском.

Большая выпь. В обширных тростниковых крепях до 2009 г. предполагаем стабильное гнездование нескольких пар. Первые токовые крики регистрировались с начала мая, в 2007 г. — с 23 апреля. В гнездовое время 2009 г., когда тростниковые болота сильно пересохли, не отмечена.

Серая цапля. Одиночки, реже пары и небольшие группы (до 7-10 особей) встречаются на тростниковых болотах с апреля до начала октября. Изредка цапель можно видеть на котлованах и по берегам Тобола. Возможно гнездование 1-2 пар на Орловском водохранилище.

Большая белая цапля. Две особи встречены 17 июня 2004 г. на тростниковом болоте в окрестностях пос. Рябково.

Лебедь-шипун. Пары и (реже) небольшие группы шипунов наблюдаются в апреле-июне и сентябре-октябре на тростниковых болотах, изредка на котлованах. Способность шипунов гнездиться вблизи жилья человека, наблюдаемая во многих населенных пунктах Курганской области, позволяет предполагать гнездование и в г. Кургане.

Шилохвость. Во время миграций во второй половине апреля - начале мая встречается в небольшом числе на тростниковых болотах. В 2005 г. одиночный самец отмечен в начале июня.

Свиязь. Немногочисленный, в отдельные годы обычный пролетный вид. В 2004-2005 гг. до начала третьей декады июня в небольшом числе встречался на тростниковом болоте в окрестностях пос. Рябково.

Чирок-свистунок. Обычный и многочисленный пролетный вид. Регулярно встречается и в гнездовое время. В затопленном весенними водами березняке в окрестностях пос. Рябково 1 июня 2007 г. обнаружена начатая кладка с одним яйцом. По-видимому, в небольшом числе остается на зимовку: в марте 2009 г. самка чирка-свистунка постоянно держалась в стае крякв на акватории Центрального парка.

Красноносый нырок. Два самца отмечены 17 июня 2005 г. на тростниковом болоте в окрестностях пос. Рябково.

Белоглазый нырок. Молодой одиночный самец держался с 1 по 14 августа 2008 г. на заросшей тростниками излучине Тобола в районе Центрального парка (Решеткова, 2009). Две особи встречены 16 июля 2009 г. на тростниковом болоте в окрестностях пос. Рябково.

Перепелятник. В Центральном парке 14 мая 2007 г. найдено недостроенное гнездо на ели, совсем рядом с пешеходной тропинкой, 9 июня в нем была отмечена насиживавшая кладку птица.

Беркут. Одна взрослая птица парила над тростниковым болотом в окрестностях пос. Рябково 27 июня 2005 г. Одну неполовозрелую птицу видели в этом районе 28 июня 2009 г.

Большой подорлик. В окрестностях пос. Рябково отмечены 3 встречи: одиночные особи 24 августа 2005 г., 14 апреля и 20 июля 2007 г.

Орлан-белохвост. В июне 2005 г. и июне-июле 2009 г. одна взрослая птица регулярно посещала тростниковое болото в окрестностях пос. Рябково, где добывала чаек. Взрослого орлана видели на том месте также 24 октября 2006 г. Неполовозрелых одиночных птиц регистрировали на болоте и его окрестностях 17 июня, 7 и 14 сентября 2005 г., а также 10 июля 2009 г. В 1 км к востоку от болота 26 июня 2009 г. пролетел орлан с чайкой в лапах. Еще одна взрослая птица встречена 21 июня 2009 г. в 1,5 км к югу от Кировского моста. Предполагаем гнездование в лесном массиве в окрестностях города.

Пустельга. Пару взрослых с выводком из 6 летных молодых, по-видимому, недавно покинувших гнездо, наблюдали с 10 по 17 июля 2009 г. на окраине лесопарка у мотеля «Турба». Взрослые почти всегда отсутствовали, занимаясь поисками корма, молодые сидели неподвижно в кронах сосен.

Коростель. Ежегодно токует на сырых лугах и в лесопарках. После наводнения 2005 г. отмечен в садово-дачной зоне (пойма Тобола). Так, 26 июня в полузаброшенном садоводстве в 1 км к юго-востоку от Кировского моста одновременно «пели» несколько самцов.

Пастушок. Судя по регулярным брачным крикам в весеннее время, стабильно гнездится на тростниковом болоте в окрестностях пос. Рябково. В 2005 г. регулярно в дневное время с 18 июля слышали голоса нескольких пастушков, доносившихся из зарослей, 31 августа удалось рассмотреть молодую птицу.

Погоныш-крошка. Токовые крики 1-2 самцов слышали в мае 2007-2009 гг. на тростниковом болоте в окрестностях пос. Рябково.

Камышница. По-видимому, ежегодно в небольшом числе гнездится на Тоболе и тростниковых болотах. В 2001 г. Е.Ю. Комагорова (2001) периодически с 1-й декады июня до середины августа наблюдала пару камышниц с 3 птенцами на заливном болоте в пойме Тобола рядом с садовыми участками. Нами взрослая особь с пуховыми птенцами встречена 11 июля 2005 г. на тростниковом болоте в окрестностях пос. Рябково. В 2009 г. выводок из 6 пуховых птенцов, вместе с которыми держались 3 взрослые особи, отмечен 27 июня на Тоболе. Неделю спустя, 3 июля, в 600-700 м от этого места на реке наблюдали предположительно два выводка, которые держались в 100-150 м один от другого.

Малый зуек. После наводнения 2005 г. гнездился в садово-дачной зоне: несколько пар зарегистрированы 27 мая на еще не полностью освободившейся от воды асфальтовой площадке автодрома за Кировским мостом, а 23 июля здесь зарегистрированы 3 молодые особи. На грунтовой дороге в 1 км от этого места 18  июня встречена активно отводившая взрослая птица. В 2009 г. на тростниковом болоте в пойме Тобола 23 мая были отмечены 2 пары, а 14 июня, когда оно полностью пересохло, наблюдали отводившую птицу.

Галстучник. Четыре пролетных особи зарегистрированы 15 мая 2006 г. на одной из отмелей тростникового болота в окрестностях пос. Рябково.

Ходулочник. Гнездовые колонии найдены в окрестностях поселков Рябково и Заозерный (VI микрорайон) и в пойме Тобола — на затопленных лугах и илистых отмелях тростниковых болот. В 2009 г. в трех колониях гнездилось около 40 пар.

Кулик-сорока. Две особи отмечены 7 июля 2009 г. на р. Тобол.

Черныш. До 2009 г. отмечали только на пролете. В 2009 г. на болоте в лесопарке у пос. Рябково 8-10 июля наблюдали сильно беспокоившуюся птицу, что позволяет предполагать гнездование.

Перевозчик. В середине мая 2008 г. на Тоболе зарегистрированы несколько токующих особей. В 2009 г. перевозчики были отмечены на реке в начале июля, 21 июля — на Орловском водохранилище.

Бекас. В летнее время 2004-2006 гг. регулярное и продолжительное токование слышали на сырых лугах, лесных болотах, в окрестностях тростникового болота в садово-дачной зоне. Так, в конце мая-июне 2005 г. на трех контрольных площадках токовали 4-5 самцов.

Малый веретенник. Одиночный пролетный самец отмечен 11 мая 2009 г. на тростниковом болоте в пойме Тобола.

Вяхирь. Вероятно, гнездится в садово-дачной зоне, где в 2007-2009 гг. регулярно слышали и видели воркующих птиц, 27 июня 2009 г. была встречена брачная пара. Воркование вяхиря отмечено также в Центральном парке 27 мая 2005 г. и 22 мая 2008 г.

Большая горлица. В лесопарке у пос. Рябково в небольшом числе регулярно наблюдалась с 14 июня по 11 июля 2005 г., 23 июня и 5 июля здесь слышали воркование. В другие годы отмечены единичные встречи.

Кольчатая горлица. В Городском саду 17 июня 2006 г. слышали воркование (Поляков, Салимов, 2006).

Ушастая сова. Немногочисленный гнездящийся вид садово-дачной зоны и лесопарков. В 2009 г. на территории заброшенного садоводства в 1,5 км к юговостоку от Кировского моста пара сов загнездилась в старом сорочьем гнезде, расположенном на иве на высоте 3 м, 22 мая в нем находились 3 яйца. В 2004 г. в окрестностях этого садоводства 5 июня наблюдали слетков.

Козодой. Одна особь зарегистрирована 2 сентября 2005 г. в лесопарке у пос. Рябково.

Черный стриж. В небольшом количестве, по-видимому, гнездится в центральной части города. В начале июля 2009 г. на территории городского центра держалось около 10 пар, в другие годы был тоже весьма немногочислен.

Желна. В гнездовое время (апрель-июнь) в лесопарке у пос. Рябково несколько раз отмечены одиночные особи. Двух особей, предположительно брачную пару, наблюдали 2 апреля 2010 г. Более регулярно встречается в августе-ноябре.

Белоспинный дятел. В 2007 г. гнездился в Центральном парке. Брачную пару наблюдали с 10 апреля, 18 мая найдено гнездо, расположенное в дупле тополя на высоте 8 м.

Малый пестрый дятел. Гнездится в Центральном парке. В 2007 г. здесь регулярно с 4 апреля по 8 мая встречали 1-2 пары. Гнездо с птенцами, расположенное в дупле погибшего тополя, обнаружено 27 июня 2008 г. В 2009 г. гнездо, расположенное также в дупле погибшего тополя, неподалеку от прошлогоднего, на высоте 5 м, найдено 18 июня: взрослые птицы кормили кричащих птенцов.

Трехпалый дятел. В лесопарке у пос. Рябково 5 июля 2005 г. отмечена одиночная самка. Любопытно, что она держалась совместно с малым пестрым дятлом и даже пыталась кормить его.

Вертишейка. Редкий гнездящийся вид лесопарков и садово-дачной зоны. В лесопарке у пос. Рябково гнездо с подросшими птенцами, расположенное в дупле сосны, найдено 5 июля 2004 г. На территории действующего садоводства в 1 км к юго-востоку от Кировского моста с 29 июня по 6 июля 2005 г. наблюдали слетков из 1-2 выводков. В 2008 и 2009 гг. гнездование установлено в Центральном парке. Гнездо с птенцами, расположенное в полости ствола ивы на высоте 2 м, обнаружено 23 июня 2008 г. В следующем году 19 июня наблюдали пару вертишеек, кормивших кричащих птенцов в гнезде, расположенном на высоте 4 м в дупле погибшего клена неподалеку от прошлогоднего гнезда.

Городская ласточка. По состоянию на 2001 г. в городе было известно 549 гнезд (307 жилых) в 22 колониях, что в 5 раз больше, чем в 1974 г. (Соколова, 2002в). Гнезда располагались главным образом в центральной части города под балконами 4-5-этажных зданий, наиболее заселен был 2 этаж (52%), преимущественно — восточный фасад (52%). Одна из многочисленных колоний существовала внутри административного здания Дома Быта, птицы селились над лампами дневного света (по 5-15 гнезд, в среднем — 12), использовали гнезда по несколько лет, ежегодно подновляя. Отмечена конкуренция с домовым воробьем за прошлогодние гнезда. Наблюдали, как ласточки небольшими стайками выгоняли воробьев из гнезд, выносили их гнездовой материал, иногда даже замуровывали их в гнезде, если не удавалось выгнать. К настоящему времени численность городской ласточки в Кургане заметно снизилась. В 2009 г. под балконами 4-5-этаж¬ных зданий насчитывалось около 70 гнезд в трех колониях; наиболее заселен 3    этаж (51%).

Обыкновенный жулан. Нераспавшийся выводок с летными молодыми встречен 1 августа 2005 г. на тростниковом болоте в окрестностях пос. Рябково. Повторно их видели 16 августа на том же месте. В окрестностях болота находится лесопарк, а также обширная открытая местность с купами кустарников, где, несомненно, жуланы и гнездились. В 2006 г. на этом болоте 15 мая отмечен самец, 22 мая — 2 самца.

Сойка. Редкий, возможно гнездящийся вид лесопарков. Одиночки, пары и небольшие группы регулярно встречаются в марте-апреле и августе-ноябре.

Поющие самцы отмечены в лесопарке у пос. Рябково 10 апреля 2005 г. и 19 марта 2006 г. Наиболее поздняя весенняя встреча сойки — 7 мая 2008 г.

Кедровка. Одна особь наблюдалась 2 января 2009 г. на окраине пос. Рябково. На осенне-зимних кочевках можно было ожидать более частых встреч, поскольку в некоторые годы кедровки по притобольным борам залетают до крайнего юга Курганской области (Тарасов, Давыдов, 2008).

Широкохвостка. Встречена 6 июля 2009 г. в Северном поселке на небольшом стоячем водоеме, почти заросшем тростником. Птица держалась открыто, часто перелетала с кормом в заросли тростника по одному маршруту, иногда присаживаясь на сухие ветки береговых кустов (Решеткова, 2009). Эти наблюдения с высокой вероятностью свидетельствуют о гнездовании.

Соловьиный сверчок. Редкий обитатель тростниковых зарослей. Судя по регулярному пению в гнездовое время, 1-2 пары стабильно гнездятся в окрестностях пос. Рябково.

Речной сверчок. В конце мая-июне 2006-2008 гг. регулярное и продолжительное пение слышали в лесопарках: в сыром заболоченном березняке и на болоте. В 2008 г. на контрольной площадке 10 га активно пели 3 самца. В 2009 г. вид не зарегистрирован.

Болотная камышевка. В июне 2007 г. на контрольной площадке 10 га, заросшей высокой травой и кустарниками, в полузаброшенном садоводстве в 1 км к юго-востоку от Кировского моста отмечено пребывание 1-2 пар. В прибрежных зарослях на Тоболе 4-5 июля 2009 г. активно пел самец.

Северная бормотушка. Активное пение нескольких самцов слышали 8 июня 2004 г. на злаково-разнотравном лугу в окрестностях комбината «Синтез». В июне 2009 г. на контрольной площадке 10 га в заброшенном садоводстве в 1,5 км к югу от Кировского моста пели 2 самца.

Черноголовая славка. Поющий самец зарегистрирован 1 июня 2007 г. в сыром захламленном березняке (лесопарк) у пос. Рябково. Пение славки-черного- ловки слышали также 30 мая 2006 г. в частном секторе (пос. Сиреневый).

Пеночка-весничка. Обычна во время пролета. На гнездовании редка. На территории действующего садоводства в 1 км к юго-востоку от Кировского моста 1 июля 2005 г. был зарегистрирован выводок, недавно покинувший гнездо. Взрослые птицы кормили слетков.

Зеленая пеночка. Обычна во время пролета. Регулярно поющие самцы в гнездовое время отмечены в лесопарках, парках, садово-дачной зоне. Предполагаем гнездование.

Желтоголовый королек. Обычен на осенне-зимних кочевках в лесопарках. Наиболее поздняя весенняя встреча — 10 апреля, наиболее ранняя осенняя — 23 сентября.

Черноголовый чекан. Встречи этого вида приурочены к тростниковым болотам и их окраинам, территориям заброшенных садово-дачных участков. Первая регистрация птиц с кормом отмечена 25 июня, выводков — 10 июля.

На контрольной площадке 10 га в заброшенном садоводстве в 2 км к юго-востоку от Кировского моста 22 июля 2009 г. отмечены 2 выводка.

Обыкновенная каменка. За все время наблюдений отмечены 3 встречи: 21 июля 2009 г. — самка в полуразрушенных брошенных гаражных постройках в окрестностях комбината «Синтез», 28 июля 2009 г. — 2 особи в полуоткрытой местности с купами деревьев и кустарников в окрестностях отстойника и 10 сентября 2005 г. — 1 особь на территории садово-дачной зоны в 2 км к юго-востоку от Кировского моста.

Зарянка. Неактивно поющего самца наблюдали 23 апреля 2006 г. на болоте в лесопарке у пос. Рябково. В том же месте одиночная особь отмечена 8 октября 2008 г.

Белобровик. В Центральном парке 22 мая 2008 г. найдено гнездо с 6 яйцами, расположенное в развилке ствола ивы на высоте 2,5 м. В конце июня здесь видели взрослых птиц с кормом.

Усатая синица. В тростниковых зарослях у пос. Рябково 10 июля 2009 г. держались несколько птиц — по-видимому, семейная группа. Удалось рассмотреть одну молодую особь.

Длиннохвостая синица. В сыром заболоченном березняке (лесопарк у пос. Рябково) 3 апреля 2007 г. найдено гнездо на начальной стадии строительства, расположенное у ствола березы на высоте 1,3 м от земли. На этом же месте 2 апреля 2010 г. наблюдали пару, только что приступившую к постройке гнезда (на высоте 1,8 м от земли). 24 мая 2009 г. в этом березняке также было найдено строящееся гнездо. Оно располагалось у ствола погибшей березы на высоте около 6 м от земли.

Московка. На контрольной площадке 15 га в лесопарке у пос. Рябково в апреле-июне 2007 и 2008 гг. слышали пение 1-2 самцов. В 2007 г. здесь 21 июня зарегистрировали птицу с кормом. В 2008 г. 22 апреля наблюдали московку, собиравшую гнездовой материал, 7 мая — залетевшую в гнездо, расположенное в полости ствола сосны на высоте 4 м.

Обыкновенная лазоревка. В лесопарке у пос. Рябково 26 июня 2009 г. был зарегистрирован выводок, недавно покинувший гнездо. Около десятка слетков держались в ивовых кустах в заболоченном березняке, непрестанно выпрашивая корм у родителей.

Обыкновенная пищуха. Обычна на послегнездовых и зимних кочевках. В 2007 г. в лесопарке у пос. Рябково найдено гнездо. 12 апреля пищухи носили гнездовой материал в полость ствола сосны, расположенную на высоте 0,8 м от земли. Сидевшую в гнезде самку наблюдали 26 апреля и 10 мая, к 31 мая пищухи покинули гнездо. В начале июня неподалеку отмечены несколько особей. В 2009 г. в том же лесопарке несколько пищух (видимо, семейная группа) встречены 26 июня.

Чиж. Многочислен на пролете и зимовке. В последних числах мая 2008 г. в лесопарке у пос. Рябково слышали регулярное активное пение нескольких самцов, наблюдали токовые полеты, что позволяет предполагать гнездование. В 2009 г. регулярно встречался в лесопарках в гнездовое время.

Коноплянка. В садово-дачной зоне обычна на пролете и, возможно, изредка гнездится. В других местах встреч не было, за исключением кормившейся пары 1 июля 2009 г. в Молодежном сквере.

Урагус. Немногочислен на весенних и осенних кочевках в лесопарках. Наиболее поздняя весенняя встреча — 18 апреля, наиболее ранняя осенняя — 8 октября. В конце декабря 2009 г. отмечен также в садово-дачной зоне.

Дубонос. В Центральном парке 18 июня 2009 г. в кроне клена найдено гнездо с птенцами, которые на следующий день вылетели.

Заключение

Условия обитания, сложившиеся в городе Кургане к настоящему времени, в целом благоприятны для постоянно или временно проживающих здесь птиц. Застройка Кургана велась крайне неравномерно, и городские районы оказались весьма удалены друг от друга. Между ними сохранились фрагменты местообитаний, приближенные по своим условиям к естественным. Ни один из городских районов, включая центр, не является полностью изолированным от таких «природных» участков. Поэтому в селитебной зоне города можно подчас встретить далеко не свойственные ей виды. Территория Кургана представляет собой мозаичное сочетание «природных» биотопов и собственно городских, что создает в местах их перекрывания большое количество экотонных зон. С одной стороны, это положительно сказывается на разнообразии орнитофауны. С другой стороны, в условиях раздробленности городских местообитаний в неблагоприятном положении находятся специализированные виды, особенно имеющие крупные размеры тела, нуждающиеся в больших территориальных участках. Именно этим может быть объяснено незначительное участие в гнездовой фауне г. Кургана крупных неворобьиных птиц.

Существенное влияние на формирование орнитофауны г. Кургана оказывают сохранившиеся в его административных границах обширные тростниковые болота, а также крупные лесопарки, примыкающие к застройке. Именно там наблюдается наибольшее видовое разнообразие. В этих местообитаниях, благодаря относительно стабильным условиям, встречается целый ряд стенотопных видов, среди них большая выпь, пастушок, желна, соловьиный сверчок, индийская и дроздовидная камышевки, усатая синица и др. Особую роль в жизни города играет река Тобол. Частые наводнения привели к заболачиванию поймы, что, в свою очередь, повлияло на увеличение разнообразия водоплавающих и околоводных птиц. В связи с наводнениями и заболачиванием огромная территория садово-дачной зоны была заброшена. За прошедшие 10-15 лет она превратилась в местность, покрытую высокотравьем и кустарниками. В качестве доминирующих здесь видов можно назвать варакушку, серую славку, садовую камышевку.

Негативных факторов, способных оказать серьезное отрицательное воздействие на уровень видового богатства птиц г. Кургана, сейчас не наблюдается. Застройка городской территории в настоящее время ведется слабо, так что сеть «природных» местообитаний остается почти незатронутой. К сожалению, в Кургане не получила широкого развития система парковых насаждений. Относительно высокое видовое разнообразие отмечено только в Центральном парке, имеющем выход в пойму Тобола, и заброшенном Молодежном сквере. Однако начавшаяся реконструкция последнего, вероятно, приведет к обеднению его орнитофауны. Никаких специальных мер по увеличению озелененности селитебной зоны не проводится, и поддержание высокого уровня видового богатства птиц города обязано исключительно большой незастроенной «природной» территории, стихийно сохраняющейся в Кургане.

За шестилетний период исследований в административных границах города Кургана встречены более 160 видов птиц, из них редкими и очень редкими являются около 30%. Несомненно, этот список не является окончательным, и в будущем может пополниться еще несколькими десятками видов, в том числе новыми гнездящимися.

Распределение гнездящихся* видов птиц в г. Курган по отрядам и процент данных видов от числа видов региональной гнездовой авифауны

Отряд   Число гнездящихся в Кургане видов птиц        Доля числа видов в региональной гнездовой авифауне, %

Podicipediformes           3            75

Ciconiiformes   1            20

Anseriformes    7            35

Falconiformes   7            35

Galliformes       1            17

Gruiformes        6            5

Charadriiformes             14          47

Columbiformes 4            67

Cuculiformes    1            50

Strigiformes      1            10

Apodiformes     1            100

Piciformes         5            83

Passeriformes   64          73

* К гнездящимся видам в данном случае отнесены также и предположительно гнездящиеся.

Литература

Бологов И.О. 2007. Сезонные аспекты фауны птиц города Кургана // Экология: от Арктики до Антарктики. Матер. конф. молодых ученых. Екатеринбург: Академкнига. С. 23-24.

Бологов И.О. 2008. К фауне птиц города Кургана / Отв. ред. В.К. Рябицев, В.В. Тарасов // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та. С. 16-17.

Бологов И.О. 2009. Фауна птиц города Кургана // Экология, эволюция и систематика животных. Матер. Всерос. науч.-практ. конф. с международным участием. Рязань: Голос губернии. С. 186-187.

Визгин А.И. 1989. Наблюдения за зимующими воробьиными птицами г. Кургана // Распространение и фауна птиц Урала. Свердловск: Изд-во Академии наук СССР, Ур. отд. ИЭРиЖ.

География Курганской области. 1993. Курган: Парус-М. 160 с.

Левит А.И. 2001. Южный Урал: География, экология, природопользование. Челябинск: Юж.-Урал. кн. изд-во, Юж.-Урал. изд.-торг. дом. 260 с.

Поздина Т.А. 2002. О гнездовании грача в г. Кургане в 2001 году // Сб. науч. тр. студентов Курганского гос. ун-та. Вып. 3. Курган: Изд-во КГУ. С. 21-22.

Поляков В.Е., Салимов Р.М. 2006. К фауне птиц Курганской области / Отв. ред. В.К. Рябицев // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та. С. 170-174.

Решеткова Н.П. 2009. Интересные встречи птиц в городе Кургане / Отв. ред. В.К. Рябицев,

B.В. Тарасов // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: изд-во Урал. ун-та. С. 169-170.

Соколова Н.А. 2000. Гнездование городской ласточки в городе Кургане в 1999 году // Молодежь Зауралья — третьему тысячелетию. III фестиваль-конкурс науч.-исслед., тех- нич. и приклад. творчества молодежи и студентов Курганской области. Тез. докл. обл. науч.-практ. конф. Ч. 2. Курган: Изд-во КГУ. С. 47-48.

Соколова Н.А. 2002а. Особенности гнездостроения у грача в г. Кургане // Сб. науч. тр. сту-дентов Курганского гос. ун-та. Вып. 3. Курган: Изд-во КГУ. С. 29-30.

Соколова Н.А. 2002б. Растянутость сроков размножения у городской ласточки // Там же.

C.30-31.

Соколова Н.А. 2002в. О гнездовании городской ласточки в г. Кургане в 1999-2001 гг. // Новые горизонты. IV Зауральский фестиваль науч.-исслед., технич. и приклад. творчества молодежи. Тез. докл. областной науч.-практ. конф. Ч. 2. Курган: Управление по делам молодежи, физической культуры и туризма Курганской области. Главное управ¬ление образования Курганской области. С. 55-56.

Соколова Н.А., Поздина Т.А. 2002. Характеристика гнездового периода грача в г. Кургане // Там же. С. 54.

Тарасов В.В., Давыдов А.Ю. 2008. Новости по орнитофауне Курганской области / Отв. ред. В.К. Рябицев, В.В. Тарасов // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та. С. 100-108.

Summary

In 2004-2009, birds of 163 species of 15 orders were registered within the administrative boundaries of the Kurgan city. This makes up 58% of the Kurgan region avifauna. Of these, 85 species were registered nesting, and another 31 species were presumably nesting. Given in the article is a list of the bird species of Kurgan including data on their distribution across the main city landscape zones and their relative abundance. The Kurgan Region Red List species include Black-Winged Stilt nesting in the city, and Great White Egret, Dalmatian Pelican, Ferruginous Duck, Spotted Eagle, Golden Eagle, White-Tailed Eagle, and Oystercatcher occurring in the city. On the whole, the inhabitation conditions which have formed in Kurgan by the present are favorable for the small birds inhabiting the territory. The current conditions are unfavorable for specialized species and species characterized by large-sized bodies and needing large territories.

С.П. Пасхальный

Лабытнанги

Введение

Город Лабытнанги находится в Ямало-Ненецком автономном округе, в низовьях р. Оби близ Полярного круга (66°39' с.ш., 66°23' в.д.).

Первое упоминание о поселении известно по переписи 1868 г., тогда здесь было 3 двора и около 40 жителей. В 1924 г. в Лабытнанги проживало 135 человек. Селение постепенно строилось и росло. В 1952 г. оно получило статус рабочего поселка, а в 1975 г. — города.

Город расположен на левом коренном берегу Оби вдоль одного из ее рукавов — протоки Вылпосл. В срединной части он на 3-4 км простирается от реки, а в южной и северной ширина его не превышает 0,5-1 км.

Общая площадь города составляет 17 км2, а число жителей — около 27 тыс. человек. Можно сказать, что населенный пункт имеет рыхлую структуру — при большой площади — малую плотность населения.

Значительная часть города занята производственными территориями (автотранспортными базами, складскими территориями, погрузочно-разгрузочными площадками у железных дорог и по берегу протоки и т.п.). Жилая застройка преимущественно деревянная, 1-2-этажная. Лишь в центре города сформирован сравнительно компактный район каменной застройки (1-5-этажной). Отдельные капитальные постройки разбросаны и в других частях поселения.

Местоположение города определяет ряд его особенностей. На территории населенного пункта нет озер, кроме нескольких небольших временных водоемов антропогенного происхождения, но его территорию пересекают четыре ручья с широкими облесенными или закустаренными долинами. Типичных парковых зон в городе нет. Зеленые насаждения здесь имеются на кладбищах, у домов и в виде сохранившихся участков лесной растительности, которые где больше, где меньше внедряются в кварталы застройки. Не заняты застройкой и долины всех ручьев. В одном из районов города расположена территория Экологического научно-исследовательского стационара, площадью около 4 га. Примерно 2/3 ее занято искусственными древесно-кустарниковыми насаждениями 50-летнего возраста. В состав растительности везде входят ель, лиственница, береза, разные виды ив, ольха, в подросте — можжевельник, карликовая березка и другие кустарники.

На склоне коренного берега по периферии города произрастает смешанный елово-березово-лиственничный лес, местами — заросли древовидной ольхи и ивы. В пойме значительную площадь занимают заливные озера — «сора», старицы и кочкарные заболоченные луга, местами — заросли заболоченных ивняков, а также участки более сухих, высокорослых ивняков и ольшаников на прирусловых гривах.

Климат района (Кувшинова, 1968; Шварева, 1976) формируется в значительной степени под влиянием интенсивного действия циклонов, продвигающихся с запада. Не меньшую роль играет и антициклональная циркуляция. Во второй половине зимы и летом повторяемость антициклонов возрастает. Уральский хребет препятствует свободному прохождению западных влагосодержащих масс воздуха, но также задерживает и накапливает холодные арктические массы, приходящие с северо-востока. Отсутствие преград с севера и юга способствует свободному проникновению холодного воздуха далеко на юг, а теплого — на север. Все это приводит к большой изменчивости погоды (максимальный перепад температуры воздуха достигает 15-20 °С за сутки).

Средняя годовая температура воздуха составляет -6,7 °С. Наиболее холодным является январь (-24,4 °С), а наиболее теплым — июль (+13,8 °С). Вторая половина зимы более холодная. Абсолютный минимум температуры воздуха достигает -54 °С, а максимум +30 °С.

Район характеризуется избыточно влажным климатом. Годовое количество осадков — 400-500 мм. В целом за год преобладают ветры северо-восточного и южного направлений. Зимой характерны южные и юго-западные, а летом северо-восточные и северо-западные ветры.

Весна начинается в середине апреля и заканчивается в последней декаде июня. Ледоход на Оби происходит в мае (самая ранняя дата — 2 мая) — июне (поздняя дата — 8 июня). Летний сезон продолжается около 60 дней, заканчиваясь в конце августа, когда наступают первые осенние заморозки. В последней декаде октября с наступлением устойчивых морозов начинается зимний сезон.

Климатические условия района не остаются стабильными. Так, средняя годовая температура воздуха в последние 85 лет непрерывно повышалась. По данным Салехардской ГМО, превышение составило 2,6 °С. Увеличилось и количество осадков. По данным той же станции, за последние 50 лет количество осадков увеличилось на 130 мм.

История изучения птиц

Несмотря на то, что орнитологические наблюдения в низовьях Оби ведутся с середины XIX в., первые сведения о птицах г. Лабытнанги появились только после создания здесь Экологического научно-исследовательского стационара Института экологии растений и животных УрО РАН. В городе и его окрестностях работали многие известные зоологи — Н.Н. Данилов, Л.Н. Добринский, В.К. Рябицев, В.Н. Рыжановский, В.Ф. Сосин и др. Но основные интересы их были связаны с изучением птиц в естественных условиях. Данные о городской орнитофауне собирались несистематически и случайно. Наиболее полной сводкой каких-либо сведений о птицах, обитающих в г. Лабытнанги, стала работа Н.Н. Данилова, В.Н. Рыжановского и В.К. Рябицева «Птицы Ямала» (1984), хотя эта информация является в книге второстепенной. Авторы сообщают о гнездовании в городе береговой ласточки, домовых и полевых воробьев, обыкновенной каменки, серой вороны, встречах в разное время года кочующих и залетных видов — глухаря, свиристеля, зарянки, садовой славки, большой синицы, поползня, овсянки-ремеза, обыкновенного и белокрылого клестов, скворца, галки. По опубликованным материалам можно составить приблизительное представление о численности в конце 1970-х гг. ряда видов птиц в городе и его ближайших окрестностях.

Наши работы по изучению городской орнитофауны были начаты в 1981 г. Большей частью их удавалось проводить только с сентября по май. Некоторые итоги изучения зимующих птиц, мигрантов, рано гнездящихся видов опубликованы (Головатин и др., 2002; Пасхальный, 1984, 1985, 1986, 1989, 1995, 2000, 2002, 2004, 2006, 2007, 2008; Пасхальный, Балахонов, 1989; Пасхальный, Головатин, 2007; Пасхальный, Синицын, 1997; Пасхальный, Штро, 1994; Рыжановский, Пасхальный, 2007 и др.).

Летние учеты гнездового населения были проведены только в 1991, 2005¬2007 гг. В другие годы наблюдения были фрагментарны и носили преимуще¬ственно качественный характер. Результаты исследований до 2000 г. обобщены в сводке по птицам антропогенных местообитаний региона (Пасхальный, 2004).

Общая характеристика орнитофауны

За весь период наших наблюдений (1981-2008 гг.) и по литературным данным (Данилов и др., 1984) в городе отмечены 122 вида птиц (в т.ч. 56 — представители отряда воробьинообразных) (табл. 1), среди них — 23 залетных (16 — воробьиных), 20 пролетных (весна, осень; воробьиные — 3 вида) и 26 посетителей (7 — воробьиные), не гнездящихся в пределах городской территории.

Статус видов определен на основании преобладающего характера появления (пребывания) их в городе. Залетными считали птиц, которые или не гнездятся в районе исследований, или гнездятся, но в город залетают совершенно случайно. Пролетные виды — это те, которых отмечали только в период миграций (гнездящиеся как в районе работ, так и севернее). Посетителями считали птиц из числа гнездящихся или зимующих в окрестностях города и периодически проникающих на его территорию.

К зимующим относили птиц, которых отмечали в населенном пункте только зимой и регулярно. Список зимующих видов рассматривается отдельно, поскольку среди них фактически есть как гнездящиеся, так и залетные или посетители.

Понятно, что всякая такая классификация достаточно условна.

Гнездование считали установленным на основании находок гнезд, выводков (слетков) и встреч беспокоящихся взрослых птиц, реже — если регулярно и в течение значительной части гнездового сезона регистрировали поющих (токующих) самцов.

Статус 7 видов не определен. Луговой и краснозобый коньки встречаются в городе на весеннем и осеннем пролете, гнездятся в его окрестностях (в 2008 г. 2 пары обнаружены в пойменной части города на участке почти не затронутом деятельностью человека), но доказательств их гнездования в черте города нет, хотя в начале 1980-х гг. в населенном пункте встречали токующих самцов обоих видов.

В 1970-80-х гг. в Лабытнанги существовала небольшая колония грачей. Птицы гнездились на старых опорах ЛЭП на окраине поймы Оби (Данилов и др., 1984). По нашим наблюдениям, колония постепенно сократилась до 1-2 пар, хотя грачи еще регулярно появлялись в городе весной. В последние годы мы их здесь не встречаем.

У зеленой пеночки наблюдается экспансия к северу по долине Оби (Головатин, Пасхальный, 2006, 2007), поэтому встречи в Лабытнанги поющих самцов в июне могут свидетельствовать о постепенном освоении города этим видом, хотя доказательств гнездования пока нет.

Для пеночки-зарнички характерны периодические флуктуации западной границы ареала, в последние годы она не представляла редкости на Полярном Урале (Головатин, Пасхальный, 2005). Поэтому встречи поющих самцов в зеленых зонах г. Лабытнанги вполне могут указывать на ее гнездование здесь.

Почти ежегодно на территории Экологического стационара мы отмечаем и поющих зябликов (Пасхальный, 2000; Головатин, Пасхальный, 2006), которые позднее исчезают и гнездятся, судя по имеющимся данным (Пасхальный, Синицын, 1997), уже в окрестностях города.

В соотношении представителей отряда воробьинообразных и остальных птиц в группах разного статуса заметна одна закономерность: неворобьиные заметно преобладают среди пролетных птиц и видов-посетителей. В остальных группах соотношение их близко к соотношению для всего видового списка.

Птицы, встречающиеся на пролете

Число пролетных видов птиц в каждой местности напрямую зависит от ее географического положения — в северных районах оно закономерно меньше. В городе мы наблюдали всего 20 видов птиц, которые встречаются здесь только на весеннем и осеннем пролете. У части из них основная или вся область гнездования находятся севернее (белолобый гусь, морская чернеть, зимняк, кречет, сапсан, камнешарка, чернозобик, краснозобик, рогатый жаворонок, пуночка).

Еще ряд видов и мигрирует через городскую территорию, и гнездится в окрестностях населенного пункта. Среди них можно выделить тех, кто регистрировался только как мигрант (чернозобая гагара, гуменник, морянка, синьга, турпан, золотистая ржанка, круглоносый плавунчик, турухтан, дупель, подорожник).

Но через территорию города летят и практически все виды, которых мы по статусу (табл. 1) отнесли к посетителям или даже гнездящимся в населенном пункте.

Их список достаточно обширен: лебедь-кликун, почти все речные утки (шилохвость, свиязь, чирок-свистунок и др.), многие кулики (фифи, белохвостый песочник, бекасы), чайковые (восточная клуша, сизая чайка), очень многие воробьиные.

Это вполне понятно, поскольку г. Лабытнанги расположен на краю долины Оби и частично в ней, где пролегает мощнейший миграционный поток птиц в Западной Сибири.

По характеру пролета через городскую территорию мы делим птиц на виды транзитного пролета и птиц, временно задерживающихся в городе.

Типичные транзитеры — птицы из групп антропофобных или антропотолерантных видов (Пасхальный, 2004). Это — чернозобая гагара, белолобый гусь, гуменник, морская чернеть, обыкновенный турпан, зимняк, кречет, сапсан, дербник, камнешарка, круглоносый плавунчик, турухтан, дупель, средний кроншнеп, малый веретенник и некоторые другие.

Ряд видов задерживается в городе в период пролета на некоторое время. Это — мигранты как из числа антропофильных видов (фифи, восточная клуша, сизая чайка, рогатый жаворонок, белая трясогузка, пуночка), так и воробьиные, устойчивые к антропогенному влиянию (пеночки, варакушка, дрозды, вьюрок, овсянки).

Их пролет (длительность и интенсивность) определяются ходом весны. Например, миграция пуночки при ранней бурной весне завершается уже в первой- второй декаде мая, а при затяжной холодной может продолжаться до 5-10 июня. Миграция этой группы видов неоднократно превращалась в массовый наплыв птиц в город, как правило, в связи с похолоданиями, резким ухудшением погоды, усилением северных и северо-восточных ветров. В таких условиях и местные птицы (все чайковые, кроме крачек, кулики, воробьиные — коньки, трясогузки, врановые, вьюрковые, овсянки) начинают концентрироваться в городе).

Большую группу видов городской орнитофауны из числа мигрантов составляют птицы, которых мы включаем в список сезонно-кочующих или инвазионных. Чаще они появляются в городе осенью, реже весной, иногда остаются зимовать. В основном это зависит от урожая рябины, семян ели, лиственницы, березы и ольхи.

В список таких видов входят свиристель, сероголовая и буроголовая гаички, большая синица, поползень, снегирь, оба вида клестов, щур, дубонос, чечетка.

К числу сезонно-кочующих следует отнести также белую и тундряную куропаток, белую сову, ворона. Эти же птицы входят в состав зимней фауны населенного пункта.

В целом можно сказать, что городская фауна в период пролета, особенно весеннего, отличается максимальной неустойчивостью видового состава и численности птиц.

Птицы городских парков (зеленых зон)

Как уже было отмечено выше, типичных парков, таких как в крупных городах средней полосы, в Лабытнанги нет. Однако здесь есть несколько типов зеленых зон естественного и искусственного происхождения разной площади. Это — кладбища, территория Экологического научно-исследовательского стационара с древесно-кустарниковыми насаждениями, посадки деревьев и кустарников у домов, вдоль дорог. Кроме того, на территории населенного пункта сохранились участки редколесья и смешанного леса, по долинам ручьев сюда вклиниваются заросли кустарников, перемежающиеся с участками тундры, лугов, болот и разреженного криволесья. Все это создает очень пеструю картину чередования зеленых участков с застроенными городскими кварталами.

Основу орнитофауны здесь образуют мелкие древесно-кустарниковые воробьиные (табл. 2) при 4-кратном колебании общей плотности населения. Незначительную долю гнездящихся видов составляют кулики. В качестве посетителей в летнее время здесь появляются чайки, врановые, редко — другие птицы (кукушки, мелкие сокола, ястребы и др.), но в учеты они обычно не попадают.

Плотность гнездования составляет 40-170 пар/км2, а плотность населения вместе с посетителями — порядка 100-400 ос./км2.

К доминирующим видам в местообитании относятся пеночки — весничка и таловка, численность других мелких воробьиных (варакушки, вьюрка, овсянки- крошки) в 5 и более раз ниже.

Вообще состав и численность птиц на таких зеленых «островках» чрезвычайно изменчивы, а локальная плотность того или иного вида может в разные годы варьировать от 0 до 1-3 пар/га. На наиболее привлекательных участках (с возрастным и разнообразным набором древесно-кустарниковых пород) островной эффект или эффект инсуляризации может проявляться особенно ярко.

Известно, что инсуляризация естественных и полуестественных местообитаний при вхождении их в антропогенный ландшафт приводит к обеднению видового состава и снижению численности птиц, зависящее от размеров «островных» биотопов в трансформированной среде (Pannach, 1987; Sasvari, 1984; Suhonen, Jo- kimaki, 1988). Эти явления, однако, не столь однозначны. А.П. Меллер (Moller, 1987) обнаружил, что многие виды успешнее колонизировали биотопические пятна с меньшей площадью. Относительно больше видов отмечено Д. Земанном (Saemann, 1970) на участках наименьшей площади. Для подобных местообитаний регистрировали также и более высокую плотность гнездования птиц (Luniak, 1981; Saemann, 1970; Suhonen, Jokimaki, 1988), хотя в некоторых случаях общая плотность птиц с уменьшением размеров биотопических пятен может снижаться.

Таблица 2

Население птиц зеленых зон г. Лабытнанги, июнь-июль 1991, 2005-2007 гг.

Вид       1991     2005     2006     2007

              пар/км2            ос./км2              ос./км2              ос/км2 пар/км2              ос/км2

Фифи    0,6         1,2                                     1,2         2,3

Белохвостый песочник              1,9         3,9                                                  

Озерная чайка               2,6                                                  

Восточная клуша                         3,4                                                  

Сизая чайка                    2,6                       0,1                      

Желтая трясогузка        12,7      34,5                                                

Желтоголовая трясогузка         2,8         9,7                                                  

Белая трясогузка          10,1      21,4      12,5      49,5      1,8        3,7

Сорока 9,1         19,3      18,5      20,0      9,2         15,7

Серая ворона  1,3        3,9         0,1         12,2      -             2,8

Сибирская завирушка                                            4,5                      

Камышевка-барсучок 2,5         5,1                                     9,2        18,4

Славка-завирушка       0,3         0,6                                                  

Пеночка-весничка        51,3      102,7    21,5      31,2      41,5      92,2

Пеночка-таловка          18,4      36,8      21,5      31,2      37,8      75,6

Зеленая пеночка                                       0,8                                    

Черноголовый чекан   1,5         3,8                                                  

Обыкновенная каменка           1,1         3,1                                                  

Обыкновенная горихвостка                                 2,8         2,9        2,3         5,8

Варакушка        6,7        16,5                                   7,4         14,8

Рябинник          1,0        4,5                       6,7                      

Белобровик     0,5        1,5         5,3         4,5                      

Домовый воробей       6,2         36,0                                   -             21,5

Полевой воробей         7,5         19,6                                                

Вьюрок              8,8        17,7                                   4,6         9,2

Обыкновенная чечетка             4,4         38,0                                   3,7         15,8

Обыкновенная чечевица          0,4         0,8         4,0         1,8                      

Белокрылый клест                                                                              2,3

Тростниковая овсянка 1,2         2,5                                     2,3        4,6

Овсянка-крошка           17,8      39,1                                   6,9        13,8

Всего    168,1    430,8    87,0      164,6    127,9    298,5

Примечание. Здесь и далее в таблицах нулевые значения не показаны; прочерк — показатель не определялся.

В Лабытнанги привлекательными для многих видов оказывались небольшие изолированные участки лесной растительности в черте города, древесных насаждений и пустырей. Некоторые птицы гнездятся здесь с исключительно высокой локальной плотностью (пеночки — весничка и таловка, сорока). В отдельные годы на 3 га зеленых насаждений на территории Экологического стационара гнездились от 3-4 до 7 (!) пар весничек, 3-4 пары таловок, 2 пары сорок, а, кроме того, пара серых ворон, по 1-2 пары варакушек, овсянок-крошек, до 3-4 пар рябинников и другие виды.

Периодически в зеленые зоны г. Лабытнанги проникают более или менее редкие виды птиц — пятнистый конек, зеленая пеночка, зяблик, хотя, судя по всему, далеко не все из них остаются на гнездование. В последние годы здесь наблюдается устойчивый рост численности сороки, обыкновенной горихвостки, но резко снизилось обилие полевого воробья, не отмечаются белохвостый песочник, желтая и желтоголовая трясогузки. Отчасти это может быть связано с активным ростом деревьев и кустарников в последние очень теплые годы.

В других случаях отмечаются периодические подъемы и спады численности птиц, которые связаны с естественными колебаниями обилия видов в регионе и зачастую с трудом поддаются объяснению (снижение численности азиатского бекаса, белой трясогузки, обыкновенной каменки, рябинника, белобровика, обыкновенной чечетки).

Птицы новостроек (районов каменной застройки)

Районов новостроек, характерных для больших развивающихся городов, в г. Лабытнанги также нет. В качестве их аналога мы рассматриваем данные о населении птиц сравнительно молодого и компактного района 1-5-этажной каменной (кирпичной, блочной) застройки в центре города. Помимо этого района отдельные каменные здания есть и в других частях Лабытнанги, но они обычно входят в состав кварталов более старой деревянной застройки.

Район каменной застройки наименее озеленен, сильнее заасфальтирован, населен, т.е. имеет многие черты аналогичных районов новостроек. Об этом же свидетельствует и состав его орнитофауны (табл. 3).

Всего при учетах здесь выявлено 16 видов, гнездование установлено для 10 из них. Часть птиц, в т.ч. и из числа гнездящихся в городе, только посещает этот район в поисках корма или при пролете на свалку или иные места. Плотность гнездования составляет 50-80 пар/км2 (включая сизого голубя и домового воробья), плотность населения, вместе с посетителями, — порядка 200-400 ос/км2.

К доминирующим видам в местообитании в настоящее время относятся типичные синантропы — сизый голубь и домовый воробей.

Отметим, что первая небольшая колония вольно живущих сизых голубей возникла в городе только в 2002 г. Ее появление связано с постройкой очередного многоэтажного кирпичного здания с вентиляционным этажом. Именно в нем обосновались около 10 одичавших птиц. Особенности дома обеспечивали необходимый набор условий для формирования стабильной группировки «диких» сизых голубей. В конструкции строения над верхним этажом была предусмотрена невысокая надстройка, не посещаемая людьми, куда сходились вентиляционные ходы из внутренних помещений, и откуда поступал теплый воздух. По периметру она имела ряд вентиляционных отверстий, выходивших наружу.

Таблица 3

Население птиц района каменной застройки г. Лабытнанги,

июнь-июль 1991, 2005-2007 гг.

Вид       1991     2005     2006     2007

              пар/км2            ос/км2 ос/км2 ос/км2 пар/км2            ос/км2

Восточная клуша                         1,0                                                   1,9

Сизая чайка                    6,6         0,13      0,1                      

Крачки, ближе не опред.                                                                                0,9

Сизый голубь                               29,7      183,3    -             72,2

Желтоголовая трясогузка                       2,9                                                  

Белая трясогузка          13,9      32,5      17,9      78,4      13,9      27,8

Сорока                             0,1                                     11,1

Серая ворона                6,3         0,1         2,0                       8,3

Камышевка-барсучок                                                          8,3        16,7

Пеночка-весничка        1,5         2,9         8,0         6,5         2,8        5,6

Пеночка-таловка                                                     4,1         2,8        5,6

Обыкновенная каменка           1,0         2,0                                                  

Варакушка                                                                2,8         5,6

Домовый воробей       31,5      157,7    137,9    122,4    -             62,5

Полевой воробей                       2,9                                                  

Обыкновенная чечетка                           6,9                                     -             13,9

Всего    47,9      221,7    193,78  396,8    30,56    231,94

Весной можно было наблюдать брачные игры птиц, что указывало на возможное гнездование. Но попасть в это техническое помещение было невозможно — из-за его малой высоты (около 1 м) там просто отсутствовали двери.

На следующий год птицы освоили такой же вентиляционный блок одноэтажной пристройки к этому зданию и чердак соседнего жилого пятиэтажного дома.

В конце осени 2005 г. численность группировки голубей достигла не менее 200 особей. Птиц регулярно подкармливали жители города, в других случаях их отмечали на местах хранения и вывоза мусора. Периодически одиночных птиц и небольшие группы стали встречать в разных частях города на расстоянии до километра от места расположения основных мест ночевки.

Пик численности вида в этой части города был зафиксирован на следующий год (около 300 особей). В начале июня 2006 г. на чердаке жилого дома были найдены гнезда. Однако в дальнейшем в здании, где первоначально обосновалась группа голубей, вентиляционные отверстия были закрыты решетками. Птицы стали рассредоточиваться по городу, заселив, в том числе и районы с деревянной 1-2-этажной застройкой.

Численность другого содоминанта, домового воробья, и обычной белой трясогузки остается относительно стабильной.

Малочисленные древесно-кустарниковые виды, в т.ч. сорока, на гнездовании связаны исключительно с участками зеленых насаждений внутри этого района города, пусть даже и совсем небольшими по площади.

Птицы центральной части

Поскольку преобладающим типом застройки в населенном пункте все еще остается 1-2-этажная деревянная, она и занимает значительную часть центра города. Особенностью этих кварталов является более развитая придомовая и придорожная растительность — посадки древовидной ивы, кое-где насаждения ели, лиственницы, березы, участки луговин и болот. Поэтому население птиц здесь разнообразнее, хотя общая численность ниже, чем в районе каменной застройки, в основном за счет пока еще очень невысокой численности сизого голубя, который в 2007 г. даже не попал в учеты (табл. 4).

Таблица 4

Население птиц района деревянной 1-2-этажной застройки г. Лабытнанги,

июнь-июль 1991, 2005-2007 гг.

Вид       1991     2005     2006     2007

              пар/км2            ос/км2 ос/км2 ос/км2 пар/км2            ос/км2

Фифи                  1,3                       1,0         1,0         2,0

Озерная чайка               2,2                                                  

Восточная клуша                         1,1         8,0         0,9                       0,8

Сизая чайка                    7,4         0,2         0,1                       6,9

Чайки, ближе не опред.                                                                                  1,2

Речная крачка                                                                        0,8

Желтая трясогузка                      0,9         1,0         1,0                      

Желтоголовая трясогузка         0,5         2,6                                                  

Белая трясогузка          11,7      27,8      33,0      61,3      7,9        21,2

Сорока 2,1         5,4        10,0      4,4         0,4         7,5

Серая ворона                3,0         15,0      2,8                       6,3

Камышевка-барсучок                                                          2,0        3,9

Пеночка-весничка        11,4      22,8      5,0         11,3      2,4        5,1

Пеночка-таловка                                      8,0         12,3      2,0        4,3

Пеночки, ближе не опред.                                                                              3,1

Черноголовый чекан                               1,7         2,5                      

Обыкновенная каменка           0,5         0,9         3,1         2,6                      

Обыкновенная горихвостка                                 14,0      7,5        3,4         6,9

Варакушка                      0,8                       4,0         0,8         1,6

Рябинник                        1,8                                                   0,4

Домовый воробей       50,9      253,6    133,3    76,3      -             91,7

Полевой воробей         3,4         7,6         0,1                                    

Вьюрок                                          11,1      10,0      0,7         1,3

Обыкновенная чечетка                           4,1         0,2         10,0      0,6         6,7

Обыкновенная чечевица                                      7,0         3,8                      

Овсянка-крошка                                        4,0         10,0                   

Всего    80,5      343,3    254,7    221,8    21,2      171,7

По составу население птиц в кварталах деревянной застройки переходное между районом каменной застройки и зелеными зонами.

Общая плотность гнездования колеблется от 50 (включая домового воробья) до 100 пар/км2, плотность населения составляет 170-350 ос/км2. Здесь абсолютно доминирует домовый воробей, на которого приходится около 50% общей численности. Среди остальных птиц преобладают полусинантропная белая трясогузка, антропофильная горихвостка и древесно-кустарниковые воробьиные.

Изменения орнитофауны этих районов за последние десятилетия состоят в исчезновении белохвостого песочника, гнездившегося здесь в 1980-х гг., полевого воробья, появлении и регулярном гнездовании обыкновенной горихвостки.

Птицы водоемов (птицы поймы)

Поскольку в центральной части города сколько-нибудь значительные водоемы, кроме ручьев и протоки Вылпосл, отсутствуют, в данном разделе будут рассмотрены материалы о населении птиц поймы Оби, прилегающей к г. Лабытнанги, где расположены некоторые производственные территории, речной порт и дороги.

Орнитофауна этой части города отличается высоким разнообразием и численностью птиц — при учетах в середине лета 2005-2008 гг. в пойме отмечены 46 видов при суммарной плотности населения 240-420 ос./км2 (табл. 5).

Межгодовые различия в составе орнитофауны объясняются двумя причинами. В 2005 и 2006 гг. обследовали части поймы, где почти не было высокорослых кустарников, с которыми связаны на гнездовании пеночки, варакушка, рябинник, овсянки.

Особенностью 2007 г. было очень высокое и продолжительное половодье — до сентября водой были залиты практически все обычно не затапливаемые участки суши, кроме самых высоких грив и искусственных насыпей. В результате численность многих видов воробьиных, куликов и уток резко снизилась. Пострадали даже виды, гнездящиеся на кустарниках, но собирающие корм на земле. Не отразилось это только на хохлатой чернети, чайках и крачках (последние гнездились в основном на насыпных островках, по окраинам дамб). В 2008 г. залитие поймы было непродолжительным и по уровню близким к норме.

Характерной чертой населения птиц этой части города является преобладание околоводных и водоплавающих птиц — малой и озерной чаек, образующих совместные колонии по берегам озер, речной крачки и уток, прежде всего, хохлатой чернети.

По наблюдениям в разные годы, среди куликов здесь всегда самыми обычными были бекас, фифи и мородунка, из воробьиных — камышевка-барсучок и тростниковая овсянка, местами — пеночка-весничка, в самых нарушенных местах — белая трясогузка. В пойме концентрируется много неразмножающихся и закончивших размножение серых ворон. На одном из участков, обследованных в 2007-2008 гг., в 2002-2004 гг. существовала рыхлая колония рябинников, в которой насчитывалось несколько десятков пар.

 

 

 

Таблица 5

Население птиц антропогенной поймы в черте г. Лабытнанги, июль 2005-2008 гг.

Вид       2005     2006     2007     2008

              ос/км2 ос/км2 пар/км2             ос/км2 пар/км2

Красношейная поганка                                         0,3         0,6       

Гуменник          <0,1                                                

Лебедь-шипун 0,3                                                  

Лебедь-кликун                            0,8                                    

Чирок-свистунок           4,0         22,9      0,3         0,3         0,6

Свиязь 12,5      20,9      0,6         1,1         4,3

Шилохвость     2,2        15,1      0,3         0,6         0,9

Широконоска                                                           0,3

Хохлатая чернеть          19,0      18,4      4,3         8,6         5,7

Дербник                                                      0,3        

Галстучник                                    0,6         1,1        

Малый зуек                                  0,9         1,7         0,3

Фифи    3,3         26,1      0,6         1,1         0,9

Большой улит                              0,3         0,6        

Мородунка      13,0      14,7      2,6         5,1         2,0

Турухтан           8,3        11,4                     0,3        

Белохвостый песочник                                          0,9         1,7        0,3

Бекас    13,1      6,5        0,6         0,6         1,4

Малая чайка    37,0      46,9      28,6      57,1      42,0

Озерная чайка 29,2      81,6      15,7      37,1      8,9

Восточная клуша           3,0         7,4                       0,6        

Сизая чайка      10,0      3,7         0,3         4,6        

Речная крачка  33,0      36,7      18,6      44,6      6,3

Полярная крачка          6,0                                                  

Береговая ласточка                                  11,1      22,3      17,4

Краснозобый конек                                                              0,6

Желтая трясогузка                      49                        2,0         0,3

Белая трясогузка          16,7      14,7      8,0         21,7      4,6

Сорока                             -             3,4         -

Серая ворона  0,1        24,5      -             34,9      -

Ворон                0,8                       0,6        

Свиристель                                                 0,9        

Камышевка-барсучок 23,0      32,7      29          8,0         М

Пеночка-весничка                                    1,4         3,4         3,7

Пеночка-таловка                                      0,9         1,1         3,4

Пеночка-теньковка                                                               2,6

Черноголовый чекан   0,7         8,2                                    

Обыкновенная каменка           8,3         19,6      0,3         0,6       

Варакушка                      2,6         0,6         1,1         0,6

Рябинник                                      1,1         2,3         2,0

Белобровик                                                              0,3

Домовый воробей                                    -             19,4      -

Вьюрок                                          0,9         1,7         4,9

Обыкновенная чечетка             0,1                                     5,1        1,7

Тростниковая овсянка                             1,4         3,7         3,7

Овсянка-крошка                                        0,9         1,7         2,0

Всего    242,8    421,1    105,0*  301,7    130,9*

Примечание. * — без домового воробья и рано гнездящихся видов (сорока, серая ворона, чечетка).

Среди изменений в фауне антропогенной поймы за последние десятилетие следует отметить следующие. Возросла численность озерной чайки и, особенно сильно, речной крачки, которая теперь гнездится в полностью измененных местообитаниях. Появился с начала 2000-х гг. и стал регулярно гнездиться малый зуек (Пасхальный, 2007).

Состав и численность других птиц существенных изменений не претерпели.

Птицы других городских территорий (промышленные зоны)

Этот тип местообитаний достаточно распространен в г. Лабытнанги. Поскольку немало подобных участков расположено вдоль берега протоки Вылпосл, здесь наблюдали сравнительно много птиц, характерных для пойменных биотопов (табл. 6).

Таблица 6

Население птиц промышленных зон г. Лабытнанги, июль 1991, 2007 гг.

Вид       1991     2007

              пар/км2            ос/км2 пар/км2             ос/км2

Свиязь                              1,2         1,2

Малый зуек                                  1,5         2,9

Перевозчик                                  0,9         1,7

Мородунка                                   0,9         1,7

Озерная чайка                                           0,9

Сизая чайка                    1,0                       2,9

Чайки, ближе не опред.                                                      0,4

Речная крачка                                            2,6

Береговая ласточка                                                2,2

Желтая трясогузка        1,0         3,5                       37,0

Белая трясогузка          20,8      46,5      13,9      31,3

Сорока               1,3        1,1         3,5

Серая ворона                2,4                       46,1

Камышевка-барсучок                              6,5         13,0

Пеночка-весничка                                    1,7         3,5

Обыкновенная каменка           0,4         0,9         3,5         7,0

Варакушка        1,0        1,9                      

Рябинник                        1,0                      

Белобровик                   1,1                      

Домовый воробей       19,0      84,8      1,7         3,5

Полевой воробей         7,7         18,0                     2,2

Обыкновенная чечетка                           3,9                       3,7

Всего    49,9      166,3    32,91    167,3

Всего при учетах в данном местообитании зарегистрирован 21 вид, из которых гнездятся 12-13. Плотность населения и, особенно, гнездования птиц в промзонах невысока, поскольку эти территории зачастую представляют собой почти лишенные растительности «бэдленды». Характерными видами промзон являются белая трясогузка, домовый воробей (в основном у каких-либо жилых построек), каменка. Результаты учетов во многом зависят от особенностей конкретной обследованной территории, ее расположения относительно поймы, а в отношении видов-посетителей — от времени проведения учетных работ. Хотя уровень беспокойства здесь в целом ниже, чем в городских кварталах, есть разнообразный набор укрытий для птиц, сооружающих гнезда в различных нишах, на строениях, низкая кормность биотопа, его слабая озелененность ограничивают возможности расширения списка гнездящихся видов.

К числу изменений в фауне следует отнести появление малого зуйка, мородунки (в пойме эти кулики в 2007 г. (Пасхальный, 2008) тоже гнездились в полностью измененных местообитаниях) и резкое падение численности полевого воробья.

Зимующие птицы

Фенологические границы зимнего сезона, которые мы определили выше, примерно совпадают с отлетом последних и появлением первых мигрантов, хотя в отдельные годы они могут несколько сдвигаться. Определенные коррективы в это вносят теплые зимы, как последних лет, так и отдельных сезонов в минувшие десятилетия.

Самыми поздними осенними мигрантами в регионе являются пуночка, немногие задерживающиеся в районе города чайки и серые вороны (иногда их отмечали в начале ноября). Раньше всех птиц прилетают также серые вороны, пуночки, изредка орланы-белохвосты. В отдельные годы это приходилось на конец марта. В марте же иногда регистрировали активный пролет чечеток.

Так что хотя крепкие морозы (до -20-30 °С), устойчивый снеговой покров и ледостав на реках и озерах наблюдаются часто уже в октябре, а в апреле обычно высота снежного покрова достигает максимума и средние суточные температуры стабильно отрицательные, мы принимаем, что зима в городе продолжается с ноября по март.

В список регулярно зимующих в городе птиц входят оседлые и сезонно кочующие виды. К первым относятся сизый голубь, сорока и домовый воробей. В 1980-х гг. таковым был и полевой воробей, но сейчас птицы стали слишком редки, чтобы можно было судить о регулярности гнездования и зимовки (возможно, часть гнездящихся птиц на зиму улетает, как это известно для других северных районов).

Состав сезонно кочующих видов разнообразнее. Это тетеревятник, белая и тундряная куропатки, пестрый, малый и трехпалый дятлы, свиристель, буроголовая и сероголовая гаички, большая синица, длиннохвостая синица, обыкновенный поползень, ворон, обыкновенный и белокрылый клесты, обыкновенный снегирь, обыкновенная чечетка. Некоторая часть сорок из гнездящихся поблизости от города тоже прикочевывает в населенный пункт с наступлением холодов.

Большинство из этих птиц весьма редки, некоторые появляются здесь не ежегодно или регистрируются обычно в первой половине зимы. Кроме тетеревятника к ним относятся пестрый и малый дятлы, поползень, длиннохвостая синица, обыкновенный клест. Единичные случаи зимовки отмечены для обыкновенной пустельги, московки, серой вороны. В это же время года регистрировали залеты в город кречета, глухаря, белой совы, черноголовой славки, зарянки.

Сильные колебания численности характерны для инвазионных видов, чье появление и длительность зимнего пребывания в городе, как мы уже отметили, зависят в основном от обилия кормов — рябины, семян хвойных. В отдельные годы в город залетало много куропаток, если они в большом числе держались в его окрестностях. Сейчас такие налеты не повторяются.

Таким образом, общее число видов, отмеченных в Лабытнанги зимой, достигает 25. Обычными среди них сейчас являются только сизый голубь, домовый во¬робей и сорока, в отдельные годы и месяцы зимы — ворон, чечетка и белокрылый клест.

Некоторое представление о численности зимующих птиц и ее многолетней динамике дают результаты относительного учета (табл. 7).

Зимнее население птиц г. Лабытнанги

(M ± m, ос/км), ноябрь-март 1982-1987, 2000-2007 гг.

Таблица 7

Виды    Зимние сезоны

              1982/1983         1983/1984         1984/1985         1986/1987              2000/2001

Сизый голубь   Вид отсутствовал          5,6±0,4

Сорока 1,4±0,2 1,1±0,2 0,2±0,1 0,8±0,2 2,0±0,3

Ворон  0,21±0,14          0,12±0,06           0,23±0,13           0,09±0,05              0,09±0,05

Большая синица           0            0            0            0,07±0,05          0,09±0,05

Домовый и полевой воробьи*             7,7±2,9 9,4±1,8 6,2±2,6 6,4±0,8 8,4±0,5

Чечетка              0,03±0,03          0,20±0,08           0            0,05±0,04              0,06±0,04

Примечание. * — численность полевого воробья в 1980-е гг. — около 10% численности домового.

Мы приводим эти данные, хотя они оказались для нас в известной степени неожиданными в отношении двух видов — сороки и ворона. Дело в том, что сорока в последние годы активно заселяет город, идет синантропизация вида, численность ее, как следует из всех наблюдений (см. далее), заметно возросла. Значительно чаще стали регистрировать и воронов. Однако результаты учетов этого убедительно не подтверждают. Причина заключается в том, что в 1980-е гг. учеты проводились более активно и сразу после рассвета. В последние годы маршруты выполняли менее регулярно, чаще в более позднее время, когда активность этих видов заметно снижается.

Другие итоги учетов не противоречат нашей обобщенной оценке ситуации — обилие домового воробья, большой синицы и чечетки существенно не изменилось, появился новый многочисленный зимующий вид — сизый голубь.

Редкие гнездящиеся птицы

Если судить по статусу и плотности гнездования птиц в городе (табл. 1-6), то к числу редких видов следовало бы отнести многих из общего списка гнездовой орнитофауны. Лишь с некоторыми допущениями из них можно выделить несколько наиболее малочисленных и нерегулярно гнездящихся.

Это — красношейная поганка, большой улит, перевозчик, азиатский бекас, сибирская завирушка и славка-завирушка. Сюда же, вероятно, относятся и виды, гнездование которых только предполагается: пятнистый сверчок, зеленая пеночка, пеночка-зарничка и зяблик.

Изменения в составе фауны птиц за последние 30 лет

Перемены, которые произошли в регионе и городе за период орнитологических наблюдений здесь (с 1970-х гг.), — естественного и антропогенного характера. Потепление и увлажнение климата вызвало ускоренный рост деревьев и кустарников, развитие города сопровождалось увеличением его площади, заасфальтированных территорий, появлением многоэтажной каменной застройки, увеличением численности населения и т.п., т.е. урбанизацией ранее практически полугородского — полусельского населенного пункта. Изменения в составе фауны птиц частично объясняются этими переменами, частично — популяционными трендами и адаптациями самих видов.

Проанализируем изменения фауны по четырем позициям: 1) появление (регистрация) новых видов, 2) увеличение численности, 3) синантропизация и 4) исчезновение или снижение численности видов, которые отмечались в городе 20¬30 лет назад.

Появление новых видов

Исключительно с антропогенными местообитаниями связаны малый зуек и сизый голубь. Появление голубя объясняется возникновением необходимых для вида условий гнездования и зимовки в процессе развития города, Продвижение зуйка примерно на 200 км к северу (первая встреча у г. Лабытнанги в 1996 г.) мы склонны связывать с климатическими изменениями, поскольку заселяемые сейчас куликом местообитания существовали здесь уже очень давно. Но поскольку этот вид и в других регионах охотно гнездится в нарушенных ландшафтах (см. например, Parrinder, 1989), можно говорить, что он был преадаптирован к заселению города.

Регистрация остальных «новых» видов — результат участившихся залетов, естественной пульсации ареалов или их расширения. К ним относятся лебедь- шипун (в 2007 г. зарегистрирован залет стаи из 11 особей (Пасхальный, 2007а)), обыкновенная пустельга, пестрый и малый дятлы, пятнистый конек, пятнистый сверчок, зеленая пеночка, зарничка, зяблик, овсянка-ремез. С антропогенными ландшафтами все они напрямую не связаны, хотя способны успешно их осваивать, и отмечались за пределами города (например, Данилов и др., 1984 и др.).

Увеличение численности видов

У нескольких видов птиц отмечено увеличение численности, хотя в ряде случаев и незначительное. Это — свиязь (выросла частота гнездования в основной, не в пойменной части города), мородунка, озерная чайка, речная крачка, черноголовый чекан, обыкновенная горихвостка, сорока, серая ворона, домовый воробей.

На зимовках чаще стали регистрировать буроголовую гаичку и большую синицу (ежегодно), обыкновенного поползня, ворона.

Синантропизация

Причины увеличения численности почти всех перечисленных выше видов состоят в усиливающейся синантропизации популяций, населяющих регион.

У свиязи нами достоверно зарегистрированы три случая гнездования в полностью измененных местах (пустыри, промзоны), откуда выводки по пути к ближайшему ручью переходили оживленные автодороги.

Все находки гнездящихся малых зуйков были сделаны в полностью трансформированных биотопах (Пасхальный, 2007). В антропогенных ландшафтах стали гнездиться мородунка (Пасхальный, 2008) и речная крачка (Пасхальный, 2007б).

Озерные чайки в массе кормятся на городской свалке, у мусорных баков. Особенно многочисленны птицы в городе бывают весной.

Активно заселяет город сорока. Птицы стали устраивать гнезда в необычных местах — на лиственницах, на отдельно стоящих кустах ивы и березах в оживленных местах города, по обочинам дорог, где они хорошо заметны и легкодоступны. Нередко гнезда помещаются на высоте всего 0,5—1,5 м от земли. Одна из пар соорудила гнездо на бревенчатом настиле старого причала. В постройки почти все птицы включают искусственные материалы — алюминиевую проволоку, шлаковату, бумагу. В зимнее время сороки стали совершать ежедневные массовые перелеты через город с мест ночевки к местам кормежки и обратно.

Помимо обычных гнезд серой вороны на деревьях были находки их на опорах ЛЭП и вышках, на стреле башенного крана. Важным местом кормежки птиц стали

мусорные баки, которые ранее широко не использовались в городе. Дистанция вспугивания птиц здесь сократилась до нескольких метров.

По окраинам города, вдоль железной дороги обычным гнездящимся видом стал черноголовый чекан. В районах деревянной застройки, зеленых зонах регулярно гнездится горихвостка. Гнезда птиц находили в различных нишах на зданиях, дуплянках и даже в мотке проволоки на берегу протоки.

Исчезли или снизили численность

Заметно снизили численность всего несколько видов птиц. Только по окраинам города встречается теперь белохвостый песочник, ранее заселявший слабо заросшие пространства между домами. Редким стал полевой воробей, хотя в 1980-х гг. в отдельные сезоны его зимняя численность доходила до 26% от общего количества учитываемых воробьев, а в поселках на Нижней Оби (например, в Ярсале) он абсолютно доминировал над домовым воробьем (Пасхальный, 2004).

Исчезла в городе, как мы уже отметили, колония грачей. Не регистрируются залеты скворца, который ранее гнездился несколько южнее в пос. Катравож (Добринский, 1959) и залетал в северные поселки (Пасхальный, 2004).

На пролете в последние годы отмечается мало подорожника и пуночки — большая часть птиц мигрирует за пределами застроенной части города.

Основной причиной изменений обилия белохвостого песочника, полевого воробья, подорожника и пуночки является, на наш взгляд, урбанизация города, в отношении других видов — естественные колебания численности.

Заключение

Фауна птиц города Лабытнанги насчитывает 122 вида, в т.ч. 46 гнездящихся, 20 — пролетных, 23 — залетных, 26 — посетителей, статус 7 видов не установлен (возможно гнездование).

Среди пролетных видов есть птицы, только мигрирующие через городскую территорию, и те, которые задерживаются здесь, особенно при неблагоприятных погодных условиях. Городская фауна в период пролета, особенно весеннего, отличается максимальной неустойчивостью видового состава и численности птиц.

Наиболее разнообразна орнитофауна пойменной части города и зеленых зон, наименее — района каменной застройки. В зеленых зонах небольшой площади нередко наблюдается высокое локальное переуплотнение птиц, в основном благодаря гнездованию мелких древесно-кустарниковых воробьиных. Плотность населения здесь может достигать 300-430 ос./км2.

Высокую численность птиц в районе каменной застройки обеспечивают два синантропных вида — сизый голубь и домовый воробей. Вместе с посетителями плотность населения может составлять 220-400 ос./км2.

Районы 1-2-этажной деревянной застройки занимают между этими местообитаниями промежуточное положение по разнообразию и численности птиц (плотность 170-350 ос./км2).

В пойменной части города доминируют околоводные и водоплавающие птицы — чайки, крачки, утки, иногда кулики (суммарная плотность населения — 240-420 ос./км2).

Общее число видов, отмеченных зимой, достигает 25, обычны из них только сизый голубь, домовый воробей и сорока.

За последние десятилетия отмечено появление в городе новых видов, рост численности и синантропизация ранее гнездившихся — свиязи, малого зуйка, мородунки, озерной чайки, речной крачки, сизого голубя, черноголового чекана, обыкновенной горихвостки, сороки, серой вороны, зимующих буроголовых гаичек, больших синиц, воронов, зафиксирован ряд залетов южных видов. Снижение численности зарегистрировано у полевого воробья, грача, в период пролета меньше стало подорожников и пуночек. Изменения фауны обусловлено урбанизацией города, климатическими изменениями и естественными колебаниями видовых ареалов.

Литература

Головатин М.Г., Пасхальный С.П. 2005. Птицы Полярного Урала. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та. 560 с.

Головатин М.Г., Пасхальный С.П. 2006. Интересные встречи птиц на севере Уральского региона: 2005-2006 // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Сб. статей и кратких сообщ. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та. С. 46-51.

Головатин М.Г., Пасхальный С.П. 2007. Динамика орнитофауны Ямала и Нижнего Приобья в связи с климатическими и антропогенными изменениями // Криогенные ресурсы полярных регионов. Матер. междунар. конф. Т. 2. Пущино. С. 233-235.

Головатин М.Г., Пасхальный С.П., Мазепа В.С. 2002. Динамика орнитофауны севера Западной Сибири в связи с изменением климата // Многолетняя динамика численности птиц и млекопитающих в связи с глобальными изменениями климата. Матер. Междунар. симп. 11-16 ноября 2002, Россия, Республика Татарстан, Казань. Казань: Новое знание. С. 117-123.

Данилов Н.Н., Рыжановский В.Н., Рябицев В.К. 1984. Птицы Ямала. М.: Наука. 334 с. Добринский Л.Н. 1959. Данные о северном пределе распространения некоторых видов птиц на территории Ямало-Ненецкого национального округа // Материалы по фауне Приобского Севера и ее использованию. Тр. Салехардского стационара. Вып. 1. Тюмень. С. 64-66.

Кувшинова К.В. 1968. Климат // Урал и Приуралье. М. С. 82-117.

Пасхальный С.П. 1984. Некоторые особенности гнездования сороки в лесотундре // Вид и его продуктивность в ареале. Матер. 4-го Всесоюз. совещ. Ч. 2. Свердловск. С. 75. Пасхальный С.П. 1985. Зимняя орнитофауна населенных пунктов Нижнего Приобья // Областная конф. молодых ученых и специалистов «Научные основы охраны природы Урала и проблемы экологического мониторинга...». Тез. докл. Свердловск. С. 43¬44.

Пасхальный С.П. 1986. Зимняя фауна и экология птиц населенных пунктов Нижнего Приобья. Салехардский н.-и. стационар УНЦ АН СССР. Лабытнанги. 48 с. — Рукопись деп. в ВИНИТИ 01.07.86, №4741-В.

Пасхальный С.П. 1989. Видовой состав и численность зимующих птиц населенных пунктов юго-западной части Ямало-Ненецкого автономного округа // Наземные позвоночные естественных и антропогенных ландшафтов Северного Приобья. Свердловск. С. 18-40.

Пасхальный С.П. 1995. Дневные хищные птицы в нарушенных ландшафтах Субарктики Западной Сибири // Вопросы орнитологии. Тез. докл. V конф. орнитологов Сибири. Барнаул. С. 137-13

Пасхальный С.П. 2000. Интересные встречи птиц в Нижнем Приобье в 1996-99 гг. // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург. С. 154-156.

Пасхальный С.П. 2002. Сроки прилета некоторых видов птиц в низовья Оби в 1970¬2002 гг. // Многолетняя динамика численности птиц и млекопитающих в связи с глобальными изменениями климата. Матер. Междунар. симп. 11-16 ноября 2002, Россия, Республика Татарстан, Казань. Казань: Новое знание. С. 151-156.

Пасхальный С.П. 2004. Птицы антропогенных местообитаний полуострова Ямал и прилегающих территорий. Екатеринбург: УрО РАН. 219 с.

Пасхальный С.П. 2006. Сизый голубь Columba livia в Ямало-Ненецком автономном округе // Рус. орнитол. журн. Экспресс-выпуск. Т. 15. № 319. С. 490-492.

Пасхальный С.П. 2007. Малый зуек Charadrius dubius в антропогенных местообитаниях Нижней Оби // Рус. орнитол. журн. Экспресс-выпуск. Т. 16. № 378. С. 1270-1271.

Пасхальный С.П. 2007а. Новые залеты лебедя-шипуна Cygnus olor в низовья Оби // Рус. орнитол. журн. Экспресс-выпуск. Т. 16. № 372. С. 1095.

Пасхальный С.П. 2007б. Гнездование речной крачки Sterna hirundo в антропогенных местообитаниях поймы Нижней Оби // Рус. орнитол. журн. Экспресс-выпуск. Т. 16. № 379. С. 1296-1297.

Пасхальный С.П. 2008. Групповое поселение крачек и куликов на искусственной насыпи в пойме Нижней Оби // Рус. орнитол. журн. Экспресс-выпуск. Т. 17. № 394. С. 23-25.

Пасхальный С.П., Балахонов В.С. 1989. Новые и редкие виды птиц Полярного Урала и Нижнего Приобья // Распространение и фауна птиц Урала. Информационные матер. Свердловск. С. 81-84.

Пасхальный С.П., Головатин М.Г. 2007. Весенний пролет птиц в низовьях Оби // Научный вестник ЯНАО. Экосистемы Субарктики: структура, динамика, проблемы охраны. Вып. 6 (50). Ч. 2. Салехард. С. 23-57.

Пасхальный С.П., Синицын В.В. 1997. Новые сведения о редких и малоизученных птицах Нижнего Приобья и Полярного Урала // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург. С. 119-122.

Пасхальный С.П., Штро В.Г. 1994. Зимовка пустельги в Нижнем Приобье // Современная орнитология. Вып. 3. М.: РАН. Мензбировское орнитологическое общество. С. 229.

Рыжановский В.Н., Пасхальный С.П. 2007. Динамика населения птиц Нижнего Приобья в связи с потеплением климата // Научный вестник ЯНАО. Экосистемы Субарктики: структура, динамика, проблемы охраны. Вып. 6 (50). Ч. 2. Салехард. С. 58-74.

Шварева Ю.Н. 1976. Климат Западно-Сибирской равнины в погодах. М.: Наука. 114 с. Golovatin M.G., Paskhalny S.P. 2003. Timing of arrival and breeding of birds in the north of Western Siberia: relationship with the weather // Avian Ecology & Behaviour. Vol. 11. P. 47-69.

Luniak M. 1981. The birds of the park habitats in Warsaw || Acta ornitol. Vol. 18. № 6-7. P. 335-374.

Moller A.P. 1987. Breeding birds in habitat patches: random distribution of species and individuals? // J. Biogeogr. Vol. 14. Nr. 3. P. 225-236.

Pannach G. 1987. Die Vogelbesiedlung einiger Friedhofe in Braunschweig // Braunschw. naturk. Schr. Bd. 2. № 4. S. 751-757.

Parrinder E.D. 1989. Little Ringed Plovers Charadrius dubius in Britain in 1984 // Bird Study. Vol. 36. № 3. P. 147-153.

Saemann D. 1970. Die Brutvogelfauna einer sachsischen Grofistadt // Veroff. Mus. Naturkde. Karl-Marx-Stadt. Bd. 5. S. 3-24.

Sasvari L. 1984. Bird abundance and species diversity in the parks and squares of Budapest // Folia zool. Vol. 33. № 3. P. 249-262.

Suhonen J., Jokimaki J. 1988. A biogeographical comparison of the breeding bird species assemblages in twenty Finnish urban parks // Ornis fenn. Vol. 65. Nr. 2. P. 76-83.

Summary

The ornithofauna of Labytnangi town (66°39' N, 66°23' E) is described. It includes 122 species (46 are nesting, 20 — migrating, 23 — nomadic, 26 — visitors, 7 — with indeterminate status). Some species have only transit migration over town but other can stay in settlement, especially in a bad weather (synaporium). The fauna during migration period is ultimate unstable in composition and density.

The ornithofauna of a bottomland part of town and green plots among Residential quarters is a most reach and in a new brick blocks is uniform. Overpopulation can take place at small green plots as a result of insularity. Density in different years in this habitat is about 300-430 birds/sq. km. High density in brick blocks provides Rock Dove and House Sparrow or together with visitors — 220-400 birds/sq. km. Diversity and number of birds in quarters of wood houses is medium (170-350 birds/sq. km). Gulls, terns, ducks and sometimes waders are dominated in bottomland part of town (total density — 240-420 birds/sq. km). In winter are registered 25 species (Rock Dove, House Sparrow and Magpie are usual).

Last decades we marked nesting new species in Labytnangi, increasing of density and adaptation to urban conditions of old registered species — Widgeon, Little Ringed Plover, Terek Sandpiper, Black-headed Gull, Common Tern, Rock Dove, Stonechat, Redstart, Magpie, Hooded Crow, wintering Willow Tit, Great Tit, Raven. The number of Tree Sparrow and Rook, migrating Longspur and Snow Bunting is degrading.

Changes of bird fauna are explained as a result of urbanization, climatic shifts and natural fluctuations of species areas.

Мончегорск

А.С.Гилязов

Введение

Город Мончегорск находится в Мурманской области и расположен в западной гористой части Кольского полуострова на западном берегу оз. Имандра севернее Полярного круга (67°55' с.ш., 32°57' в.д.).

В связи с разведкой медно-никелевых месторождений 4 июня 1932 г. на Монче-губу оз. Имандра прибыла геологическая экспедиция из 48 человек, которая построила первые дома рядом с 2 избушками местных жителей саами. С лета 1933 г. геологоразведочные работы велись круглогодично. В 1935 г. в связи с дальнейшей разработкой месторождений полиметаллических руд, из населённого пункта Монча-Губа был образован рабочий посёлок Мончегорск, 20 сентября 1937 г. посёлок становится городом, крупным центром медно-никелевой промышленности. 9 декабря 1949 г. Мончегорск относят к городам областного подчинения. Административно-территориальная единица город Мончегорск с подведомственной территорией имеет статус муниципального образования и является в соответствии с Законом Мурманской области от 02.12.2004 № 536-01-ЗМО городским округом. Территория округа 3,4 тысячи квадратных километров (2,3% территории Мурманской области), в том числе города — 36,5 квадратных километров.

Расстояние от Мончегорска до Мурманска — 146 километров.

Ведущее предприятие города — ОАО «Кольская горно-металлургическая компания» (площадка «Североникель», до 2001 г. АО «Комбинат Североникель») (производство никеля, черновой меди, кобальта, серной кислоты) — входит в состав ОАО ГМК «Норильский никель». Из-за сокращения некоторых производств и изменений в технологии количество промышленных выбросов комбинатом «Североникель» в атмосферу и в гидросеть уменьшились в несколько раз к 2000-м гг. по сравнению с 1990-ми гг., но и этот уровень комплекса техногенных загрязнений является губительным для природы (табл. 1).

Город Мончегорск расположен восточнее источника загрязнений и характерные для местности ветра преобладающих меридиональных направлений уносят основную массу промвыбросов к северу и к югу от города.

Таблица 1

Количество промышленных выбросов комбината «Североникель» в атмосферу и в стоки в 1990 г. и в 2007 г.

Вид выброса    Выброс в атмосферу (тыс. т/ год)         Стоки в гидросеть (т/год)

              1990 г. 2007 г. 1990 г. 2007 г.

Сернистый газ 232,5    36,0      -             -

Никель 2,71      0,54      123,4    13,4

Медь    1,81      0,62      7,2         2,6

Кроме комбината «Североникель» действовали предприятия «Кольстрой», завод ЖБИ, леспромхоз, ДРСУ, предприятия пищевой промышленности (пивзавод, молокозавод и др.). Функционировал совхоз, имевший теплицы, птицефабрику, молочно-товарную ферму, посевные поля площадью 427 га в 1970 г., 740 га в 1987 г. Все эти организации были ликвидированы в период «перестройки» в начале 1990-х гг., кроме одной из трех автоколонн, хлебозавода, части молочной фермы и птицефабрики.

В 1936 г. была построена железная дорога от станции Оленья, в основном, для обеспечения транспортных нужд комбината «Североникель».

Впритык к городу в 1964 г. была проложена дорога федерального значения СПб — Мурманск. Интенсивность передвижения на ней в 2000-е гг. характеризуется постоянным ростом.

Численность населения города Мончегорска составила в 1937 г. — 23,6 тыс.; 1979 г. — 51,4 тыс.; 1989 г. — 66 тыс.; 2005 г. — 50,7 тыс.; 2009 г. — 48 тыс. человек.

Из 36,5 кв. км городской территории 62% занимают промышленная зона и техногенная пустошь. Из оставшихся 14 кв. км 15% приходится на городские парки, 29% на озера,

9% на болотистые и увлажненные участки, остальная территория (47%) — различные строения, улицы, дворы, площади и пр., а также скверы (4% территории). Постройки, в основном, каменные различного типа и различной высоты от 1-2-х до 9-этажного. Участок одноэтажных деревянных домов не значителен и занимает лишь 2% территории.

Город Мончегорск — типичный город-завод времен СССР, но благодаря местному ландшафту имеет свои неповторимые особенности. Он расположен по правому берегу озерно-речной системы между крупными озерами Монче и Монче-губой оз. Имандра. С юга и запада к городу примыкают вершины гор Монче- тундры, с севера, востока, частично с юга город извилистой линией окаймляют озера Монче, р. Монче, оз. Лумболка, р. Лумболка, оз. Роговое, Монче-губа. Вдобавок внутри города имеется сложная сеть из ручьев и озер. Довольно крупные озера Сопче, Тростники, Травяное, Нюд, а также ряд безымянных озерков и ручьев, расположенных в промышленной зоне практически безжизненны. В жилую часть города входят «живые» озерки: Комсомольское, запруда р. Нюд, несколько безымянных озерков и примыкающие к городу обширные участки водоемов вышеназванной системы оз. Монче — Монче-губа.

Растительный покров г. Мончегорска представляет собой сочетание участков: 1) сохранившихся остатков естественных фитоценозов; 2) искусственно культивируемых насаждений (скверы, дворы, картофельные огороды и т.п.); 3) антропогенных растительных сообществ, самостоятельно возникающих на участках уничтоженной дикой растительности (пустыри, прибрежные насыпи, карьеры и т.п.).

Климат западной части Мурманской области характеризуется продолжительной, но сравнительно мягкой зимой и коротким (с половины июня до конца августа) летом. Средняя годовая температура составляет -0,3 °С, с колебаниям по годам от -3,0 до 2,5 °С. По сравнению с приморскими частями Кольского полуострова климат района города Мончегорска более континентальный. Средняя температура самого теплого месяца, июля, 13-14 °С, максимальные температуры 25-30 °С. Продолжительность безморозного периода по среднесуточным температурам от 84 до 131 дней.

Господствуют ветра муссонного типа: зимой южные в сторону относительно теплого Баренцева моря, летом — северные, к материку. Холодные северные и северо-восточные ветры приносят поздние снегопады и заморозки: в июне и августе до -2...-4 °С, в июле до -1 °С с залеганием снежного покрова до нескольких суток.

Годовая сумма осадков 400-600 мм (в горах — до 1000 мм), 60% из них выпадает в виде дождей. Близость моря, большое количество внутренних водоемов и низкие температуры обусловливают высокую относительную влажность воздуха: в среднем 75-80% за год и 65-67% в июне. Лишь 3-13 дней в году, преимущественно в июне, минимальная влажность достигает 30%. Высокая влажность способствует образованию облаков, вследствие чего летом прямая солнечная радиация составляет только 24-39% от общей радиации, получаемом земной поверхностью.

Выражен характерный для Крайнего Севера полярный день, с которым связаны сокращение амплитуды суточных температур до 3-4 °С, усиление вегетации растений, быстрое размножение насекомых. На территории Лапландского заповедника солнце не заходит 46 дней, с конца мая до середины июля. Согласно таблицам Мурманского управления ГМС, на широте Мончегорска полярный день начинается 28 мая, а заканчивается 16 июля. Сезон белых ночей (когда солнце не опускается за горизонт ниже семи градусов и вечерние сумерки сливаются с зарей) длится дольше — с 5 мая по 10 августа.

История изучения птиц города Мончегорска

Неоценимую помощь в анализе динамики различных характеристик населения птиц оказывают работы прошлых лет, которые образуют своеобразные этапы в изучении орнитофауны Лапландии. Истории изучения орнитофауны Кольского полуострова посвящены специальные работы В.В. Бианки (1982, 1987), сведения по этой теме содержатся также в сводках по птицам региона (Плеске, 1887; Владимирская, 1948; Семенов-Тян-Шанский, Гилязов, 1991; Бианки и др., 1993). Информация о птицах города стала систематически собираться с конца 1960-х гг. с созданием здесь управления Лапландского заповедника и началом проживания научных сотрудников — зоологов по специальности. До этого были зафиксированы отдельные, но очень интересные теперь факты, к примеру, о появлении в населенных пунктах области типичных синантропных видов: сизого голубя, обыкновенного скворца, большой синицы, домового воробья, вселении некоторых других видов. Различные и полезные наблюдения продолжают поступать от жителей области и поныне и количество информации со временем растет. Материал этот частично обобщен (Гилязов, Семенов-Тян-Шанский, 1990; Семенов- Тян-Шанский, Гилязов, 1991; Гилязов, 2008). Имеется работа, посвященная орнитофауне города Мурманска и его окрестностей с отдельными интересными фактами. (Харламова, Новиков, 2006).

Общая характеристика орнитофауны

Всего к 2010 г. в г. Мончегорске отмечены 89 видов птиц (табл. 2). Из них 39 видов гнездящиеся (в т.ч. 21 воробьиных), 16 — пролетные (2 воробьиных), 12 — залетные (7 воробьиных), 21 — посетители (5 воробьиных).

Классификация статуса видов составлена по таковой, предложенной С.П. Пасхальным (2009). По ней «пролетные» — виды, отмеченные только в период миграции. «Залетные» — виды, проникающие в район города с юга (в основном) или с севера в поисках мест гнездования или корма. «Посетители» — виды местной фауны, периодически появляющиеся в черте города, но не гнездящиеся здесь. Гнездование вида определялось по общепринятым признакам: гнездо, выводок, слеток, гнездовое поведение взрослых (ток, пение, беспокойство, взрослые с кормом и т.п.).

Другие варианты характера пребывания видов обсуждаются ниже.

Уровень встречаемости «0-1» в таблице 2 означает, что вид наблюдается не каждый год.

Пролетные птицы

В нашем случае большинство гнездящихся видов уток, куликов, воробьиных можно отнести и к пролетным видам, т.к. их ареал охватывает и более северные и восточные районы.

По долине оз. Имандра проходит ответвление известного Беломорско-Балтийского миграционного пути. По озерно-речной системе р. Нива — оз. Имандра далее по р. Кола или восточнее по р. Воронья пролетают, в основном, птицы местных популяций и, в основном, связанные с водой.

Весенняя миграция наиболее выражена. Монче-губа оз. Имандра из-за впадения сюда р. Монче, из-за мелководности и из-за сброса в губу городских стоков освобождается ото льда раньше других заливов, чем привлекает гагар, уток, чаек. Наибольшее количество птиц собирается при возврате холодов. В такие годы наблюдались стаи из нескольких сотен (иногда до 500) особей морянки, хохлатой чернети, озерной чайки, десятков — сотни — гоголя, сизой чайки, десятков — синьги, больших и длинноносых крохалей, до десятка особей — чернозобой гагары, турпана. В непогоду (пурга, метель) наблюдали стаи гуменников до 50 особей.

Территория города очищается от снега тоже раньше, чем его окрестности. Но вероятно из-за малокормности городских местообитаний наплыв мигрантов не наблюдается. Отмечены стаи из 1-2 десятков особей турухтана, нескольких — тулеса, галстучника, лугового конька, одиночные особи бекаса, в холодные весны — до десятка особей пуночки. В дружные весны даже эти виды пролетают мимо и без задержки в городе.

То же из-за транзитного пролета и мимо города вовсе не проявляется осенний пролет.

Летняя миграция зафиксирована только у кликуна: 26.06.2001 — стая из 7 особей и 26.05.2009 — один кликун на запруде р. Нюд в г. Мончегорске. Судя по их непугливости, это были «финские» лебеди, пролетающие на места линьки на востоке Кольского п-ова.

Существование транзитного зимнего перемещения морских птиц через город проявляется по находкам подраненных или погибших от удара об провода ЛЭП: люрика — 05.02.2010; тонкоклювой кайры — 19.01.1976, 02.01.1986; тупика — 18.01.1975. Предположительно, по мере замерзания Белого моря, морские птицы перелетают в незамерзающее Баренцево море. На прилегающих к городу участках подобные наблюдения отмечены чаще.

В список городских птиц включены виды из числа кочующих или инвазионных, пребывание которых зависит от наличия корма в данной местности.

Из семеноядных инвазионных видов наблюдались пестрый дятел, обыкновенная и пепельная чечетки. Интересно, что все виды клестов, многочисленные в годы налета в окрестных лесах, избегают городские парки.

Птицы городских парков

Городские парки г. Мончегорска представляют собой сохранившиеся острова и массивы аборигенных сосново-елово-березовых кустарничково-зеленомошных и лишайниковых лесов. На влажных склонах встречаются густейшие заросли высокоствольных ивняков с примесью сосны, ели и березы. Примерно половина парка по площади расположена внутри города островами разных размеров, другая половина окаймляют город с севера и с юга. Эпифитные лишайники отсутствуют. Растительный покров на большей части парков внутри города вытоптан, сохранился кольцевыми пятнами вокруг стволов деревьев.

Здесь отмечены всего 31 вид, из которых 24 вида представители воробьиных. Гнездятся 11, из них пестрый дятел не ежегодно и 3 вида врановых: сорока, серая ворона, ворон. Суммарная плотность гнездовых пар на участках леса лучшей сохранности по периферии города не превышает 20 пар/кв.км. В последние годы на одном из участков парка в центре города появилась колония рябинников, в 2009 г. в ней отмечено 11 гнезд. До того были известны колонии из нескольких пар на разных участках города. Дуплогнездники: большая синица, обыкновенная горихвостка, мухоловка-пеструшка по парку равномерно, сорока и серая ворона — ближе к жилью, белобровик, юрок и обыкновенная зеленушка — по периферии города. Обычные в окрестных лесах и доверчивые к человеку кукша и сероголовая гаичка не отмечены в черте города и его парках, как и клесты. Все эти факты говорят о существовании неблагоприятных для гнездования птиц условиях, особенно для мелких птиц.

Птицы основной части города

Искусственные насаждения, имеющиеся здесь во дворах и вдоль проспектов представлены, в основном, березой, рябиной, осиной, козьей ивой.

На застроенных участках города отмечено всего 33 вида. Обилие видов объясняется мозаичным расположением участков парка, водоемов и строений и, во-вторых, наличием здесь корма. Ежегодно здесь встречаются 17 видов птиц: тетеревятник, озерная, серебристая и сизая чайки, ворон, свиристель, снегирь, чечетки. Следующие 8 видов ещё и гнездятся: кряква, сизый голубь, воронок, сойка, сорока, серая ворона, рябинник, весничка, большая синица, домовый воробей. Сойка гнездится нерегулярно и единично. Весничка умудряется гнездиться на лужайках в тихих дворах, на пустырях, но тоже единично. Крякву неоднократно видели, уводящую выводок пуховиков между домов к водоему.

Остальные гнездящиеся виды являются наиболее обычными и массовыми обитателями жилой части города. Усредненная и примерная численность этих видов к концу лета составляет: домовый воробей — несколько тысяч, сизый голубь — до тысячи, серая ворона — несколько сот, воронок и большая синица — до сотни.

Численность воронка резко колеблется по годам из-за бескормицы. К примеру, в 2008 и 2009 гг. с холодными началами лета они не гнездились. Их численность не превышала несколько десятков взрослых особей. В теплые сезоны их численность достигает сотни гнездовых пар.

Птиц — миофагов привлекает обилие птиц-синантропов: чаек, голубей, врановых, воробьев. К ним из нашего списка относятся тетеревятник, зимняк, беркут, кречет, дербник, белая сова, мохноногий и воробьиный сыч, ястребиная сова, бородатая неясыть. Совы обычно появляются в городе в годы депрессии мышевидных грызунов. Сеголетков зимняка и сычей иногда находили в годы обилия леммингов и полевок.

Тетеревятник ловит, в основном, голубей и серых ворон, отмечены случаи добычи ими чаек, воробьев, рябинников. Здесь их обитает несколько особей, наблюдались и молодые птицы.

Чаек и врановых привлекают в город пищевые отходы, свиристеля, снегиря, рябинника, черного дрозда — ягоды рябины.

Птицы водоемов и их прибрежных участков

Водоемы занимают треть площади города. Большая часть их площади, в особенности, крупных озер, используются как место кормления или отдыха. Только на больших плесах встречались из нашего списка чернозобая гагара, синьга, турпан, морянка, морская чернеть. Более привлекательны для птиц и для большего количества видов мелкие озера, расположенные внутри города, их прибрежные участки и островки.

Часть озер вследствие сброса теплых и богатых органикой стоков преобразовались из олиготрофных в эвтрофные. В долине р. Нюдовка, протекающей через город имеются обширные заболоченные, вследствие подпруживания плотиной, участки с островками леса. По берегам водоемов представлены заболоченные редкостойные багульниковые и сфагновые сосняки, заболоченные разнотравные редкостойные березняки с ивой и ольхой, осоковые и кустарничково-сфагновые болота.

На этих местообитаниях всего зафиксировано 52 вида, гнездование наблюдалось у 20 видов. Все воробьиные из этой группы (из них 5 гнездящихся), кулики (4 вида) и шилохвость гнездятся нерегулярно или единично. В июле на водоемах в черте города насчитывается до 20 выводков кряквы, до 10-15 хохлатой чернети, до 5-10 — чирка-свистунка, до 5 — гоголя, не более 1-3 большого и длинноносого крохалей. Осенняя численность кряквы на подкормочных площадках достигает 150-200.

Малая чайка гнездится колонией до 60 пар только на одном озерке. Примерно столько же гнездящихся пар у озерной и сизой чайки, но они не образуют колоний. Весной на пролете наблюдается до 600 особей озерной, до 200 сизой и серебристой, несколько пар клуш.

Осенняя численность озерных чаек примерно такая же, сизой и серебристой достигает 300-500 особей. Серебристая и морская чайки в городе не гнездятся, как и большая часть сизой и озерной чаек. Их сюда привлекают пищевые отходы, частично собираемые в открытые мусорные контейнеры.

Полярная крачка гнездится двумя отдельными колониями. В 2006 г. в одной из них 11 гнезд, в другой — 6. В 2009 г. из-за холодной погоды гнездились лишь 2 пары.

Береговая ласточка гнездится вблизи города на обрывах песчаных карьеров и в город залетает в поисках корма. 28-29.05.2003 на Комсомольском озере (внутри города) при вылете разновидности двукрылых (комар крупнее кусаки) ими в воздухе кормились около 150 береговушек, 20 воронков, по 60-70 полярных крачек и озерных чаек. В другие годы подобное не отмечено.

Зимующие птицы

На широте Мончегорска средняя многолетняя дата начала зимы 26 октября, конца зимы — 10 апреля с недельными, иногда и более, колебаниями по обе стороны. В Мончегорске, как и в других, даже небольших, городах зима сравнительно короче, чем в их окрестностях на десяток дней. От других ближайших городов Мончегорск отличается более ветреной погодой из-за его расположения между обширными открытыми пространствами озер, гор и техногенной пустоши, что менее привлекательно для птиц.

В зимний период в Мончегорске встречено всего 27 видов. Из них ежегодно зимуют 13: кряква, тетеревятник, белая куропатка, глухарь, сизый голубь, трехпалый дятел и ещё 7 видов воробьиных из этого числа: сорока, серая ворона, ворон, свиристель, большая синица, домовый воробей, снегирь.

Из этого списка особый статус у свиристеля. В зависимости от урожайности ягод рябины их численность может меняться от десятков до 600-700 особей, в городе Апатиты — до нескольких тысяч (зима 2008/2009 г.). Их период пребывания тоже изменчив и может продолжаться до ноября или до апреля. Обычно они выедают ягоды рябины и исчезают ещё до конца зимы.

Тетеревятник и снегирь в городе встречаются чаще зимой. Зимуют здесь несколько особей тетеревятника и несколько десятков — снегиря.

В населенные пункты из окрестных территорий на зиму стягиваются часть населения врановых и большой синицы (Бойко, 1977; Гилязов, 1989).

Из зимующих видов наиболее оседлы сизый голубь и домовый воробей.

Остальные зимующие виды встречаются в городе единично и не ежегодно.

К наиболее теплым зимам приурочены встречи зимой сойки, рябинника, обыкновенной зеленушки. Белая куропатка и глухарь встречаются по окраине города, единично. Иногда они залетают в город, спасаясь от преследования тетеревятника.

Редкие гнездящиеся птицы

В эту группу включены виды не характерные для местной фауны и изредка гнездящиеся при залетах: шилохвость, белохвостый песочник, сойка, обыкновенный скворец. Предположительно гнездятся камнешарка, турухтан. Многие гнездящиеся в городе виды птиц, особенно, кулики и мелкие виды воробьиных являются редкими не только из-за деградации местообитаний, но и из-за обилия хищников, уничтожающих гнезда или птенцов: чаек, врановых, собак, кошек. Эти же факторы сдерживают возможность гнездования некоторых других видов.

Изменения в составе фауны птиц за последние 30 лет

Новые виды и рост численности видов птиц. К 1988 г. в г. Мончегорске были отмечены 41 вид птиц (Гилязов, Семенов-Тян-Шанский, 1990). Пополнение списка птиц городской орнитофауны объясняется, в основном, накоплением со временем сведений, фиксацией залетов. Большинство из них обычные виды дикой природы Лапландии, появление которых в городской черте не сенсация. Склонность к синантропности характерна для сойки, черного дрозда, московки, но все они лишь изредка залетают с юга. Сойка иногда гнездится.

Из «новых видов» выделяются малая чайка и зеленушка, у которых в последние десятилетия наблюдалась экспансия в Карелии, во всей Лапландии (и в Финляндии, и на Кольском полуострове) (Hagemeijer & Blair 1997; Зимин и др., 1993). Оба вида ранее редкие залетные для Кольского полуострова (Коханов, 1980; Семенов-Тян-Шанский, Гилязов, 1991), в 2000-е гг. расселились до Барен¬цева моря (Харламова, Новиков, 2006; Хлебосолов и др., 2007). Внедрение и начало гнездования рябинника в городе является отголоском роста его численности в целом в Лапландии.

В этот же период внедрились в орнитофауну города ранее не наблюдавшиеся и начали гнездиться большой и длинноносый крохаль, фифи, перевозчик, круглоносый плавунчик; участились встречи широконоски.

С 1988 г. городская популяция кряквы увеличилась в 6 раз, хохлатой чернети в 2-3 раза, начал гнездиться, ранее залетающий изредка, чирок-свистунок.

Все перечисленные виды, кроме рябинника и зеленушки, экологически связаны с водоемами. Появление их в городе или рост их численности, возможно, связаны с улучшением состояния водоемов, в первую очередь, их кормности, из- за уменьшения количества промышленных выбросов (табл. 1). Эти виды не могут прокормить своих птенцов пищевыми отходами как чайки (другие виды, кроме малой чайки) и типичные синантропы: сизый голубь, врановые, домовый воробей. Их корм состоит из рыбы (крохали), водных беспозвоночных, частично растений и их семян (хохлатая чернеть и речные утки), водных беспозвоночных (кулики, малая чайка).

В городе заметно увеличилась численность воронка со строительством панельных домов определенного типа с небольшими угловыми балконами, под которыми воронки приспособились лепить гнезда.

Исчезновение и уменьшение численности видов. За последние годы из фауны города исчезли 4 вида птиц. Все они — синантропные виды. Спад численности обыкновенного скворца наблюдается с 1980-х гг. До 1985 г. встречались регулярно и гнездились. С конца 1990 гг. не встречается.

Остальные 3 исчезнувших вида: чибис, полевой жаворонок, обыкновенная овсянка встречались на сельскохозяйственных угодьях и спад их численности совпал с деградацией земледелия в Мурманской области (Гилязов, 2008). На окрестных территориях за последнее десятилетие отмечены редкие залеты этих видов.

Интересна динамика численности серебристой и морской чаек. Их осенняя численность в 1970-е гг. составляла несколько сот особей. В 1988 г. насчитано 2000, в 1991 г. — 19 000 особей, в 2000-2010 гг. снова 200-500 особей. Из 19 тысяч особей до 90% составляли серебристые чайки. Они появлялись в августе-сентябре и держались до ноября до замерзания оз. Имандра. Переход чаек на питание пищевыми отбросами наблюдается с начала 1950-х гг. и связан с переменами в рыбном промысле и деятельности зверохозяйств (Бианки В.В., Коха- нов В.Д., устное сообщение; Гилязов, Семенов-Тян-Шанский, 1990; Семенов- Тян-Шанский, Гилязов, 1991).

Изменения в населении птиц города определяются различными факторами. К естественным относятся колебания погодных условий и урожайности кормов. В целом эти факторы со временем не меняются, но периодичность их флуктуаций и амплитуда могут быть разными от нескольких лет до десятилетий.

Рост или сокращение населения части видов птиц города, появление здесь новых видов и отсутствие такового вне города на территории Лапландского заповедника говорит о влиянии на эти процессы деятельности человека. В город птиц привлекает наличие доступного корма (большинство видов) и (или) возможность устройства гнезда (воронок, береговушка).

В городе Мончегорске наблюдается улучшение экологической ситуации и как ответ — увеличение видового состава и численности городского населения птиц. В последние годы заметно также улучшение отношения горожан к птицам, но оно ещё далеко до финно-скандинавского.

Заключение

Изложенные факты показывают существенную изменчивость в населении птиц. Причины их определяющие разного порядка и масштаба. Экспансия кряквы, хохлатой чернети, малой и озерной чаек, черного дрозда, обыкновенной зеленушки продолжается многие годы и охватывает обширные территории. Зимовка тетеревятника в городах наблюдаются лишь в северных, зимовка кречета и скопление чаек разных видов — лишь в Мончегорске и других городах Мурманской области. При несомненной интенсификации деятельности человека последует адекватная реакция птиц.

Искренне благодарны жителям Мурманской области, в особенности В. и Л. Бусуйкам, биологам охотоведам В. Данченко, С. Сорокину, А. Сиделеву, полевому директору биостанции Вяррио университета г. Хельсинки Т. Хиетаярви за предоставленную информацию.

Литература

Бойко Н.С. 1977. Экология и практическое значение серой вороны в Мурманской области.

Автореферат дисс. ... канд. биол. наук. Кандалакша. 16 с.

Гилязов А.С. 1989. К экологии серой вороны в центральной части Кольского п-ова // Врановые птицы в естественных и антропогенных ландшафтах. Матер. 2 Всесоюз. совещ. Липецк, 1-4.10.1988. Ч. 3. Липецк. С. 1-2.

Гилязов А.С., Семёнов-Тян-Шанский. 1990. Синантропные виды птиц Лапландского заповедника и его окрестностей / Ред. А.П. Кутенков // Наземные позвоночные животные в заповедниках Севера Европейской части РСФСР. М:, ЦНИЛ Главохоты РСФСР. С. 28-41.

Гилязов А.С. 2008. Орнитофауна города Мончегорска: изменения за 1988-2008 годы // Экологические проблемы северных регионов и пути их решения. Матер. Всеросс. конф. Ч. 1. Апатиты, 14-16 октября 2008. Апатиты: Кольский научный центр РАН. С. 59-63.

Зимин В.Б., Сазонов С.В., Лапшин Н.В., Хохлова Т.Ю., Артемьев А.В., Анненков В.Г., Яковлева М.В. 1993. Орнитофауна Карелии. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН. 220 с.

Харламова М.Н., Новиков М.А. 2006. Биоразнообразие птиц урбанизированных территорий Крайнего Севера на примере г. Мурманска // Современные экологические проблемы Севера. Матер. конф. к 100-летию со дня рождения Семенова-Тян-Шанского О.И. Ч. 2. Апатиты, 10-12.10.2006. Апатиты: КНЦ РАН, ИППЭС и ЛГПБЗ. С. 191-192. Семёнов-Тян-Шанский О.И., Гилязов А.С. 1991. Птицы Лапландии. М.: Наука. 288 с. Пасхальный С.П. 2009. Птицы города Лабытнанги. В печ.

Харламова М.Н., Новиков М.А. 2006. Биоразнообразие птиц урбанизированных территорий Крайнего Севера на примере г. Мурманска // Современные экологические проблемы Севера. Матер. конф. к 100-летию со дня рождения О.И. Семенова-Тян-Шанского. Ч. 2. Апатиты, 10-12.10.2006. Апатиты: КНЦ РАН. С. 191-192.

Хлебосолов Е.И., Макарова О.А., Хлебосолова О.А., Поликарпова Н.В., Зацаринный И.В. 2007. Птицы Пасвика. Рязань. 176 с.

Hagemeijer Ward J.M., Blair М1еЬае1 J. (eds). 1997. The EBCC Atlas of European Breeding Birds. London: T @ A D Poyser. 903 p.

Summary

the facts reported here show considerable variability in the population of birds. The reasons determined this are of different order and scale. Expansion of the Mallard, Tufted Duck, Little Gull and Black-headed Gull, Blackbird, and Greenfinch proceeds many years and covers extensive territories. Wintering of Goshawk, Gyrfalcon and aggregation of different species of the seagulls occurred only in the Monchegorsk and other cities of Murmansk region.

 

Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.